- Для философии я, признаться, туповат, - пожал плечами друид, - Это скорее безудержное словоблудие, которое загоняет меня и окружающих в депрессию, - честно сказал Оаклиф, - и это лишь доказывает ваши слова о том, что слишком много размышлений, наложенные друг на друга, могут изрядно всё испортить,- уж как могут испортить лишние мысли и слова жизнь, Альфред знал. Он был просто непревзойденным чемпионом в этом. Бармен никак не отреагировал на то, что англичанин откровенно пялился на него некоторое время. Ну и славно. Было бы очень неловко, если бы он воспринял это как грубость или дурацкий флирт. Начинать вечер, изначально рисовавшийся в голове Альфи взрывоопасно неловким, с чуть более легких конфузов не хотелось. Почему путь к семейному счастью для Оаклифа пролегал через такое минное поле агрессивного пятнистого окраса? Карма. Не иначе.
Отдай свой голос за Сомнию!
Игровое время: Май-Июнь

Добро пожаловать, в свой самый страшный кошмар!
Ты готов пройти все круги ада, чтобы побороть свой страх? Мы ждем тебя и надеемся, что ты все же не испугаешься Ужасных Докторов, которые способны пробраться в самые тайные места твоей души, и достать от туда то, чего ты боишься на самом деле. Готов проверить? Тогда регистрируйся!

Teen Wolf: SOMNIA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » ON THE OTHER SIDE OF THE WORLD » [26.08.2013] Turn your head for one second


[26.08.2013] Turn your head for one second

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Turn your head for one second
/ Starset - Point of No Return /
- - - - - - - - - - - - - -
http://sg.uploads.ru/t/PJsbY.jpg
- - - - - - - - - - - - - -
действующие лица: Bethany Gallagher, Isaaс Lahey

приватность эпизода — open

сюжет
Когда возвращаешься в место, что хранит множество воспоминаний, хочется бежать без оглядки. Чем дальше, тем лучше, тем легче, тем дышится свободнее. Вернуться в свое прошлое невозможно, но оно следует по пятам, давая смачного пинка для будущего.
Городок живет, мир не переворачивается, и даже утром случаются встречи.

/ здравствуй, мама... плохие новости, Герой погибнет в начале повести (с) /
- - - - - - - - - - - - - -

• время •
08:00

• место •
Близ заброшенного маяка, парк для велосипедистов

Отредактировано Isaac Lahey (06.07.2018 21:05:53)

+3

2

- Мамочка, с днем рождения! - маленькая девочка лет шести выскочила из комнаты, чтобы поздравить самого дорогого и близкого человечка на свете. Она так ждала этот день, 26 августа, чтобы подарить подарок - самодельную открытку с большим алым пионом на обороте и красивым стихом внутри. Ворвавшись на кухню крошечным ураганом, она сразу увидела у окна женщину. Она стояла спиной, ее лица не было видно, но дочь всегда узнает силуэт мамы в толпе. - Я люблю тебя! - девочка подбежала к матери, обхватила ручками и крепко, изо всех своих детских силёнок, обняла. Но почему-то женщина не шелохнулась, никак не отреагировала. Словно восковая кукла. - Мамочка! - малышка подергала женщину за руку, чтобы та обратила на нее свое внимание и повернулась. И стоило только девочке увидеть лицо матери, кухню тут же пронзил истошный детский вопль: вместо лица у женщины был обожженный череп с ошметками горелой кожи и обуглившимися костями, точь-в-точь как в тот день, когда полицейские привели Бетти на опознание трупа Анны после аварии...

Бетани, вскрикнув, проснулась и подскочила на кровати. "Сон. Это всего лишь сон..." По щекам непроизвольно текли слезы, тяжелое дыхание сбилось, а сердце грозилось вот-вот выскочить из груди. Чтобы немного успокоиться, девушка обняла себя за локти - ее колотило крупной дрожью. Сморгнув застывшие в глазах соленые капельки, Бет посмотрела в окно. На улице уже рассвело, но солнце едва проглядывало сквозь плотные сизые тучи, набежавшие на Бейкон Хиллс. А бабушка, видимо, спала достаточно крепко, чтобы не слышать творящегося с внучкой ужаса. Оно и к лучшему, не стоит ее беспокоить. Валяться в кровати больше не было смысла, ведь сон как рукой сняло, поэтому Галлагер, немного приведя себя в порядок, незаметно, на цыпочках выскочила на улицу. Она не шла куда-то конкретно, ей просто было тошно находиться в четырех стенах. Времени было еще довольно рано, около начала седьмого утра, поэтому улицы были практически безлюдны, что лишь играло на руку в тот момент. Но после почти часового бесцельного шатания по городу количество местных жителей вне своих домов явно увеличилось, машины стали активнее и чаще курсировать по дорогам, Бейкон Хиллс наполнялся шумами и гомоном.  Бетти брела по обочине одной из перпендикулярных центральной улиц. Выглядела она довольно прозаично: поверх майки с шортами, которые первыми попались под руку в шкафу, она укуталась в широкий кардиган, волосы слегка растрепались после сна. Осознавая, что внешний вид у нее сейчас малопривлекательный, девушка опустила голову и смотрела только под ноги, не поднимая лица. Ей совершенно не хотелось слышать какую-либо критику или, еще хуже, жалость в свой адрес, поэтому она просто шла, стараясь максимально далеко обходить людей и не попадаться на глаза сердобольным женщинам в возрасте, которые вряд ли упустят возможность проявить совсем неуместную сейчас заботу и внимательность к одиноко слоняющейся по городу заплаканной девочке. По счастливой случайности, она не встретила никого, кто мог бы нарушить ее покой. Бетти могла полностью погрузиться в свои воспоминания. Ведь сегодня первый день рождения мамы, в который они не соберутся праздновать, не будет подарков и конфет. Могли бы быть цветы к могильному камню, но похоронили Анну за сотни километров от Бейкон Хиллс, в Нью-Йорке, на городском кладбище. Девушка тяжко выдохнула и уютнее укуталась в кардиган - уже по-осеннему прохладный ветер пронизывал насквозь. Ей не хотелось больше плакать, глаза стали пощипывать от количества пролитых слез, а в горле пересохло. Но что делать, когда волна отчаяния и безысходности накрывает с головой настолько, что ей практически невозможно сопротивляться? "Всегда, в любой самой дерьмовой ситуации физические упражнения - самое то, что надо!" Мамины слова всплыли в голове ровно в тот момент, когда Бет попались на глаза спортивные снаряды, расположенные неподалеку от основных дорожек велосипедного парка. Она и сама не заметила, как оказалась так далеко от дома. Хотя чего уж тут удивляться, Бейкон Хиллс, в отличие от того же самого Нью-Йорка, не был таким уж огромным городом, что его нельзя было пройти вдоль и поперек за один день. Бетани шмыгнула носом и огляделась. Вокруг было практически безлюдно, лишь вдалеке занималась зарядкой полненькая дама лет сорока в наушниках да пожилой мужчина на велосипеде выгуливал своего пса на поводке, привязанного к рулю. Что же, видимо, настала пора начать прислушиваться к маминым советам хотя бы сейчас. Галлагер подошла к одному из турников и внимательно посмотрела на перекладину. Отпустила руки, сложенные до этого все время крестом на груди, и зябко поморщилась - утренняя прохлада добралась до разгоряченного тела. Резко, словно боясь, что снаряд вот-вот убежит от нее, схватилась за перекладину и перекрутилась через себя, оказавшись животом поверх турника. Конечно, это не воздушное кольцо, на простом горизонтальном куске железа много элементов не сделаешь, но всё же. Войдя в раж, Бетти уже один за одним вспоминала связки и переходы, которые когда-то еще, казалось бы, совсем недавно выполняла высоко под куполом цирка. Когда еще была жива мама... "Так, хватит! Внутренний голос отчего-то стал очень похожим на голос Анны. А вдруг это частичка её сейчас не дает дочери совсем раскиснуть? Бетани спрыгнула с турника, сделала несколько переворотов назад, завершив их рондатом. Удивительно, но на самом деле, от упражнений ей ощутимо полегчало. Скорбь и тоска больше не рвались с такой силой наружу, они словно угольки дотлевали где-то в глубинах души. Этого и стремилась добиться Бет. Теперь можно возвращаться домой.

+4

3

Бейкон Хиллс, словно укрытый ватным одеялом из хмурых туч, приветствовал утренней суетой просыпающегося города. В это время улицы уже становились оживленными, о чем свидетельствовал гул двигателей авто, скутеров, негромкие голоса горожан, желающих доброго утра, журчание воды на газонах и мягкое шуршание шин по дорожному полотну. Город жил своей жизнью, и ему не было дело до какого-то юноши, сошедшего с автобуса медленно и неуверенно. Айзек не знал, зачем вернулся. И до сих пор не мог себе ответить на этот вопрос. Может быть, это походило на мазохизм. Но только находясь на расстоянии, Лейхи понимал, что бежать дальше некуда. Марс еще непригоден для жизни, а Вселенная не сошлась клином на единственном человеке, который даже никогда не принадлежал ему.
Прежде, чем сделать первый шаг, парень поправил лямку сумки, оттягивающей плечо. Жест, предназначенный потянуть время, перед тем, как двинуться в сторону до боли знакомого городка. Больше всего в данный момент Лейхи хотел, чтобы никто из знакомых не попался ему на пути. Он не смотрел по сторонам, больше обращая взгляд себе под ноги и на автомате направляясь в сторону заброшенного маяка. Парк для велосипедистов хорош, когда ты топаешь на своих двоих, а мимо проносятся любители двухколесного транспорта. Айзек нацепил наушники, в которых была тишина, чтобы его не беспокоили, и неторопливо шел по краю велосипедной дорожки. Ни одной связной мысли в голове. Думалось, что приехав сюда, все каким-то чудесным образом встанет на свои положенные места. Но нет. Так просто не бывает.
Он не чувствовал усталости после перелета, вся жизнь проходила мимо. Айзек был зрителем, не особо понимая, что здесь делал. Его взгляд перебегал с дорожки на проезжающих горожан, скамейки, лужайки, спортивную площадку. Парень моргнул, задержав глаза на последнем месте, снова опустил взгляд под ноги, понимая, что галлюцинаций и реинкарнаций ему еще не хватало в этой бессмысленной жизни. Айзек стянул наушники.
«Какого хрена?»
Лейхи потер глаза, зажмурившись, с силой надавив, будто пытался проснуться, и снова посмотрел на силуэт девушки со спадающими ниже плеч волосами, завитыми в легкую волну. Парень нахмурился, сбившись с пути и остановившись, в ступоре смотря на девушку.
«Пора заканчивать с алкоголем»
Она занималась на турниках так свободно и увлеченно, а отсюда оказалось невозможным рассмотреть лицо, чертами напоминавшее ту, которой больше нет. Он выдохнул, потерев ладони о джинсы и опять прикрыв глаза рукой.
Может быть, из-за этого и следовало вернуться. Ничего не случалось просто так. Айзек потоптался на месте, больше рассматривая окружающий пейзаж, нежели девушку, чтобы окончательно не свихнуться, но все же направился в сторону спортивной площадки. При ближнем рассмотрении незнакомка оказалась не так уж похожа на Нее, но некоторые черты лица пробуждали рвущиеся наружу воспоминания. Его отвлекало то, как девушка рьяно занималась, будто сражаясь…с самой собой? Казалось, она выплескивала ярость и боль, или ненависть и разочарование. Эти вещи всегда шагали рядом, меняясь местами.
Девушка приземлилась чуть ли не на Айзека, не подумавшего сделать шаг назад. Он появился как-то неожиданно, сам не зная, как ноги принесли его сюда, да еще настолько близко.
От нее пахнуло жаром разгоряченного занятиями тела. Лейхи стоял у нее за спиной и не придумал ничего лучше, как сказать:
— Привет.
Обычно в таких случаях добавляют что-то из разряда «Я тут мимо проходил, но ты так горяча, детка, что я не смог не уделить тебе своего драгоценного времени». Вместо этого Лейхи молча улыбнулся. Он не хотел видеть никого из знакомых сегодня, но никогда не задумывался, а хочет ли встретиться с кем-то, кто не знает о нем ничего. Как с чистого листа. Можно быть тем, кем хотелось. Написать себя заново и поверить в это. Человек без прошлого.
Его взгляд задержался на растрепанных волосах, теперь похожих на птичье гнездо, но от того смотревшихся очень…по-домашнему и естественно. На кардигане, то и дело норовящем сползти с плеча, потому что был невероятных размеров. Пожалуй, ее можно было завернуть в него несколько раз и еще бы место осталось. Сам он стоял в футболке и джинсах, не чувствуя холода.
— Это было сногсшибательно. В прямом смысле. Стань я чуть ближе, и получилось бы очень наглядно, — он осмотрелся вокруг, нигде особо не задерживаясь глазами, смотря поверхностно, а потом снова повернулся к девушке, выглядя немного потерянным и чувствуя, как неподъемный груз обрушился разом на плечи, норовя задавить одиночеством. Он нуждался отчаянно в ком-то, кто бы просто его отвлек.
— Не знаю, пьешь ли ты кофе по утрам. Но он бы не помешал, как считаешь? Я люблю какао больше, — поджал губы с самым серьезным лицом, на какое только был способен, — Можно угостить тебя? В сумке, — он показал глазами, — точно не бомба и не труп. А я так давно тут не был, что не уверен, работают ли привычные кофейни.
Вот так. Без имен и знакомств. Если она откажет, то останется просто девушкой, пробудившей воспоминания. Если согласится — спасательным кругом для утопающего в лично обустроенном аду.

Отредактировано Isaac Lahey (08.07.2018 21:11:04)

+2

4

Кульбит, колесо, сальто и еще много трудно выговариваемых названий элементов, которые Бетти раньше тренировала по много раз в день, в какой-то момент стали настолько привычными и повседневными, что она уже не старалась делать их хорошо, они сами так получались. А еще она привыкла, что во время их выполнения в радиусе нескольких метров вокруг нее никого нет, либо есть, но они точно знают, куда она приземлится, чтобы не попасть под раздачу. Галлагер могла поклясться, что в тот момент, когда ее посетила казавшаяся гениальной идея сделать парочку трюков спиной вперед, сзади никого не было. Ну, или девушка просто банально не подумала посмотреть назад и оценить обстановку, ведь парк был пуст, и предположить, что в непосредственной близости "под стрелой" кто-то окажется, ей даже в голову не пришло. Однако чудо случилось дважды: рядом кто-то оказался и Бет не пришибла его, приземляясь.
Привет.
От неожиданности Бетани вздрогнула и резко обернулась, едва не потеряв равновесие и чуть не запутавшись в собственных ногах. Он стоял слишком близко. И как она не заметила его присутствие раньше? Будь он с дурными намерениями, ему не составило бы особого труда воплотить их в жизнь. Впрочем, Бетти тоже хороша, потеряла бдительность, поддалась эмоциям и не заметила, как кто-то зашел с тыла. Непростительная ошибка, которая могла стоить жизни... И откуда только в девушке столько подозрительности и мнительности к людям?
Это было сногсшибательно. В прямом смысле. Стань я чуть ближе, и получилось бы очень наглядно.
В голове промелькнуло осознание того, что она несколько секунд назад вполне могла приземлиться на него, двинуть в челюсть или по голове. Это был бы полный провал, но, видимо, утро благоволило сегодня хотя бы в чем-то. Девушка отчетливо почувствовала, как щеки наполняются огненно-красным румянцем, охнула и стыдливо прикрыла лицо ладошками, сделав два маленьких шажочка назад.
- Прости... - получилось не очень убедительно, ведь обычно прощения просят громко и четко, а не полушепотом себе под нос. И на этом извиняющаяся тирада закончилась. Бетти виновато изучала шнурки на кедах. Суетливо поправила упавший рукав кардигана, почувствовав взгляд молодого человека. Робко подняла глаза. Юноша был достаточно высок, Бет едва доставал ему до подбородка. Выглядел он достаточно повседневно, видимо, его утро началось довольно давно, а судя по дорожной сумке на плече парень куда-то шел. Или откуда-то. Лицо его выражало абсолютную серьезность, но отчего-то это выглядело немного наигранным. Словно он пытался произвести впечатление самого обычного человека, коим на самом деле не являлся. Хотя, упомянув свою любовь к какао, парень показался Бетти еще более простым и незамысловатым, чем вызвал легкую улыбку.
- Все пьют кофе по утрам, - девушка не была уверена в своих словах на сто процентов, поэтому поспешила уточнить, - Даже если это чай или какао.
Глуповато прозвучало, поэтому Галлагер поспешила умолкнуть и отвела глаза в сторону. Мимолетом она обратила внимание, что парень точно так же, как она сама, поджал губы. Это выглядело очень мило.
Можно угостить тебя? В сумке точно не бомба и не труп. А я так давно тут не был, что не уверен, работают ли привычные кофейни.
Бетани хмыкнула, деловито запахнула кардиган и сложила руки на груди. Попыталась изобразить максимальную сосредоточенность и придирчиво глянула на сумку, будто бы несуществующим рентгеновским зрением просматривая ее вдоль и поперек. Выдержала короткую паузу, словно раздумывая над предложением. Для пущей реалистичности Бет посмотрела в глаза молодого человека. Лазурно-голубые, действительно цвета неба, как бы прозаично это ни звучало. Не даром ведь классики сравнивают этот цвет глаз именно с небом - бездонным, глубоким и загадочным. Но помимо прочего девушка усмотрела в них еще кое-что, но не смогла точно понять, что это. Одиночество? Тоска? Страх? Мольба о помощи? Юноша не был похож на простого ловеласа, как и его внезапный диалог с Бетти не напоминал типичное знакомство. Ей показалось, будто его предложение угостить кофе было не столько для того, чтобы был повод познакомиться поближе и позаигрывать, сколько для того, чтобы заполнить пустое пространство вокруг себя. Чтобы рядом кто-то был. Чтобы не оставаться одному. Чтобы не чувствовать себя лишним в этом мире. И Бетани его прекрасно понимала. После смерти мамы, когда она осталась совсем одна, никому не нужная, как крошечный котенок, она была готова кидаться на шею всем проходящим мимо только для того, чтобы они сказали ей "да, ты есть, ты существуешь, я тебя вижу, я тебя чувствую!". Сейчас Галлагер как никогда понимала этого незнакомца. В свое время ей никто не помог, никто не протянул спасительную руку, когда ей это было жизненно необходимо. И она не могла допустить, чтобы на ее глазах кто-то так же мучился.
- Только я предпочитаю кофе, - Бет легонько улыбнулась и заигрывающе дернула бровью. Боль утраты еще слишком ощутимо отзывалась в душе, обнажая кровоточащие дыры, которые никто не в силах закрыть. Но замыкаться на своем горе и пытаться самой зализать раны, как выяснилось, глупая и в корне неверная стратегия, которая, пожалуй, только усугубляет и без того плачевное положение. - Какие именно привычные кофейни ты имеешь в виду? Мне очень нравится французская, в паре кварталов отсюда. Знаю, там делают такой какао, charmant! Идем? - Галлагер кивнула головой в сторону, где по ее примерным ориентировкам должно было территориально находиться заведение. Настолько несвойственно ей было соглашаться на подобного рода предложения, что Бетани даже не подумала спросить имя юноши. Можно сказать, что она была профаном в деле знакомств. Но она явно чувствовала, что сейчас эта прогулка за чашечкой горячего нужна им обоим, просто чтобы не захлебнуться в собственных проблемах, которые жизнь так щедро обрушила на них. Уж ей-то точно - чтобы отвлечься от мыслей о маме, о том, какой страшной смертью она погибла, о том, как огонь изуродовал ее тело, чтобы забыть уже наконец ту страшную картину, которую ей в очередной раз напомнило подсознание. Пусть это ненавязчивое общение с кучерявым голубоглазым молодым человеком будет доказательством Анне, что ее дочь не сломалась и продолжает жить, как бы она того и хотела.

+2

5

— Только я предпочитаю кофе.
Лейхи только улыбнулся еще шире, ощущая себя зрителем этой жизни и пытаясь вписаться в киноленту, которая никого не ждет. В ответе девушки он не услышал намека на отказ. Только легкость, коей самому не хватало.
— Какие именно привычные кофейни ты имеешь в виду? Мне очень нравится французская, в паре кварталов отсюда. Знаю, там делают такой какао, charmant! Идем?
— Я был только в тех, что рядом со школой, — тихий смешок над самим же собой. Вернувшись из Франции только сейчас, у Айзека появилась отличная возможность посмотреть на прошлого себя со стороны, не игнорируя жизнь. Надо только влиться в поток и решить, что делать дальше: сопротивляться или дать течению себя унести.
— Aller, — сказав на автомате, согласно кивнул и поправил сумку на плече, зашагав по направлению, заданному незнакомкой. Он вертел головой по сторонам, подмечая то, что осталось прежним и чего не могло быть, однако имело право на существование. Там перекрашена калитка, здесь пень вместо старого высохшего дерева, та же самая плитка под ногами и скрип вертушки на коньке крыши, облупившаяся краска. Вроде бы чувство дежавю, но какое-то обновленное. Вряд ли это было связано с принудительным изучением французского. Когда находишься в чужом городе со знанием языка на уровне "да ладно, и так сойдет", волей-неволей, а вникаешь, когда жрать хочется.
— А ты откуда знаешь, что там какао делают? — внезапно спросил, хитро прищурившись и указав пальцем на девушку, — Тоже балуешься втихушку вкуснятиной, а? — усмехнулся, — Люблю утро. Почему-то по утрам либо никого нет, либо попадаются самые стойкие и от того тихие, — он вдохнул воздух полной грудью, чувствуя свежесть и прохладу утра, которую забирало набиравшее силу солнце. Конечно, в конце августа оно ощущалось еле заметным по сравнению с июлем. На лице появлялось все больше людей, спешащих на работу. Сонных и бодрых, осуждающих и понурых, которым ни до кого нет дела в их маленьком мирке, состоящем их дома и работы. Айзек понял, что завтра также будет идти в школу, только не знал, готов или нет к встрече с прошлым. Спрашивать его вряд ли кто-то будет. Оставалось принять как данность — он ведь сам сюда приехал.
Кофейню он, скорее, почуял, чем увидел. Запах кофе и сладкого даже как-то приподнял настроение. Вероятно, потому что пирожные и девушка это одно из понятий, которое может вызывать только улыбку. Хотя, Лейхи не знал наверняка, любит она сладкое или нет. Свет внутри уже горел, кто-то вышел со стаканчиком кофе в руке и разящим наповал ароматом свежесваренного. Айзек схватился за ручку двери и придержал, пропуская девушку вперед. Спрятаться за стеклянными и ненадежными стенами так себе идея. Особенно, когда по стилю кофейня напоминала то место, куда Лейхи попросту сбежал. Совесть понимающе молчала.
Парень отодвинул стул для незнакомки и помог присесть. На данном этапе, даже еще не знакомства, этого вероятно не требовалось. Но так он отвлекался. Уселся за стол напротив и сбросил сумку на пол с плеча. Лейхи рассматривал пустые столики и красовавшиеся тортики на витрине. Перед ними лежало меню, официант вежливо не беспокоила посетителей.
— Так, — он взглянул на девушку, — Какой кофе ты любишь? — открыл меню, читая вслух, — Эспрессо, капуччино, гляссе, рист….можно я не буду пытаться это прочесть? — засмеялся, поворачивая буклет к собеседнице и складывая руки в замок на столешнице. Он повернулся к улице, все также рассматривая людей и словно зависая на пару секунд, пока не послышался звук работающей кофемашины.

Отредактировано Isaac Lahey (22.07.2018 11:51:08)

+2

6

- Значит, пора расширять географию кофеен, - Бетани подбадривающе кивнула головой. Услышав знакомый французский говор в исполнении незнакомца, причем с довольно отчетливым рабочим акцентом, который не был заметен при простом разговоре, Бетти восхищенно вскинула брови. На языке так и крутилось простое человеческое "вау", но девушка лишь закусила губу и улыбнулась краешком рта. Воздержавшись от комментариев, которые так и норовили вырваться наружу, Бет лишь одобрительно хмыкнула и последовала за юношей. Держась чуть позади, у Галлагер была возможность несколько со стороны понаблюдать за тем, с каким интересом он подмечает изменения вокруг себя. Видимо, он жил здесь раньше, но надолго уезжал. Куда? Может, во Францию? Кушал по утрам круассаны и запивал своим любимым какао где-нибудь на Монмартре? Иначе откуда тогда у него такое легкое произношение? Или в другую франкоговорящую страну вроде Монако или Люксембурга? Почему он вообще уехал? Ну, мало ли причин. И не обо всех из них хочется разговаривать, а порой даже вспоминать. Есть только здесь и сейчас, а то, что было раньше, надо попытаться забыть и просто научиться двигаться дальше с мыслью о том, что впереди еще целая жизнь, которую нужно прожить достойно. "...Когда я уже научусь следовать своим же советам?"
Неожиданный вопрос парня искренне застал Бетани врасплох. Она поняла, что спалилась, когда предложила именную ту самую кофейню, в которой первые дни после приезда в Бейкон Хиллс по вечерам проводила много времени, углубившись в книги Жюля Верна, Виктора Гюго, Франсуа Рабле и других классиков. Внутренне убранство, восхитительные ароматы кофе и булок, ненавязчивые легкие французские мотивы в негромкой музыке и уютная атмосфера в целом располагали к чтению именно здесь за чашечкой чего-то горячего, в том числе и какао. Особенно вкусно получалось с корицей, взбитыми сливками и зефиром. И нет, Бетти совершенно не лукавила, когда говорила парню, что предпочитает кофе. Какао, конечно, тоже очень здорово и замечательно, но по ее мнению утро должно было начинаться с чего-то крепкого, бодрящего и чуть-чуть с горчинкой. В противовес, вечер должен заканчиваться на сладкой и приятной ноте, характерной именно для какао.
- Ладно-ладно, - Галлагер наигранно вскинула руки, как бы сдаваясь, - ты меня раскусил, Шерлок! - девушка хихкнула и прикрыла рот ладошкой. За такой милой и приятной беседой путь до кофейни оказался совсем коротким, и вот уже молодые люди вошли внутрь помещения. Юноша не преминул проявить галантность и придержал перед Бетани дверь, на что девушка благодарно кивнула. Она вдохнула упоительный аромат кофе и кондитерских изделий, который так нравился ей. Совместно и невербально было решено устроиться за столиком около окна. В заведении было достаточно тепло, поэтому Бет позволила себе снять кардиган и скинула его на спинку стула. Парень углубился в изучение меню, а Галлагер исподлобья рассматривала его самого. Юноша был однозначно красив. Приятная внешность и довольно джентльменские манеры наверняка делали его завидным женихом в школе. Хотя в тихом омуте черти водятся, скорее всего... Ведь и Бет сама была такая же. "Сахар со стеклом", так охарактеризовала ее Кассандра, когда познакомилась с внучкой поближе. Впрочем, с ее же слов, Бетти унаследовала такой характер от матери, что не было удивительно, ведь Анна сама растила дочь, и девочка без сомнения переняла многие ее черты. К слову, резкие перепады из крайности в крайность тоже достались ей от миссис Галлагер... Сама того не заметив, Бетани опять настолько углубилась в себя, что почти прослушала, как молодой человек озвучил несколько пунктов меню. Вновь пришлось с боем вырывать свои мысли из цепких корявых пальцев отчаяния.
- Ристретто, - девушка на автомате закончила речь юноши. Резко осознав, что ее лицо некрасиво исказилось от нахлынувших тоскливых воспоминаний, Бет попыталась изобразить максимально убедительную доброжелательную улыбку. - А есть тут макиато? - решила отвлечься на изучение меню. Как символично - в переводе с итальянского "макиато" означает "пятнистый". Совсем как верлеопард, дремлющий внутри хрупкой и безобидной с виду Бетани. Кажется, парень тоже задумался о чем-то. Наверняка ему есть над чем подумать и что вспомнить, раз уж его долго не было здесь. Галлагер выдержала паузу, дав своему спутнику возможность немного задержаться в своих мыслях. - Настоятельно рекомендую какао с корицей, взбитыми сливками и зефиром. Можно попросить добавить мёд, если любишь послаще, - вкрадчиво предложила Бетти, боясь резко выдернуть парня в реальный мир. Интересно, если у нее получится через несколько лет вернуться в Нью-Йорк, будет ли она так же завороженно ходить по улицам, бережно хранимым в памяти именно в том виде, в каком она их запомнила перед отъездом в Бейкон Хиллс, и поражаться изменениям с такой же искренностью, как этот молодой человек?

+1

7

— Да, именно ристретто, — повторил за девушкой, задержав взгляд и пытаясь понять, что с ней не так. Будто она себя контролировала постоянно, чтобы не уйти из этого мира и оставаться на плаву. Такое бывает, только причины у всех разные.
— Давай-ка посмотрим макиато, — Лейхи пробежался глазами по написанному в меню, — Есть, ты будешь его? — услышав про зефир, Айзек тихо засмеялся, девушка явно увлеклась. Или же отвлекалась как могла. Занимать себя посторонними вещами было единственным спасением, чтобы не потеряться в собственной боли. Весь этот год он терпеливо ждал, когда же она притупится, когда уляжется. И казалось бы, на расстоянии все переживалось легче. Будто две разные жизни, и прошлую ты помнишь, переделав по-своему ее конец. Подсознание блокировало разрушительную правду, заставляя думать о чем-то, кроме….
— Думаю, зефир это чересчур. Я не настолько люблю сладкое, чего нельзя сказать о тебе. — Неуверенно улыбнулся и поднялся со своего места, чтобы сделать заказ. Не то, чтобы у него не хватало терпения подождать официанта, просто ему необходимо было двигаться, занимать себя чем-то.
Кассир приветливо улыбнулась, посмотрев на девушку за плечом Айзека и сразу записала заказ. Кофеварка загудела, источая насыщенный аромат. На стойке парень оставил несколько купюр, сразу же расплатившись. Он обернулся на девушку, подмигнув с улыбкой на автомате, будто отвлекая тем самым от того, что творилось внутри на самом деле. Все носили маски вокруг. В чужую душу не залезешь, чужих мыслей не поймешь, а свои не вывернешь наизнанку первому встречному.
Парень дождался, когда ему отдадут заказ и сам понес обратно к столику две дымящиеся чашки. Аккуратно поставив перед девушкой маленький поднос, пододвинул сахар и принялся сосредоточенно мешать содержимое, тем не менее не издавая тех самых ужасных звуков, когда ложка отчаянно желает рахреначить чашку.
— Бейкон Хиллс не такой уж маленький, чтобы знать всех по именам, но мне кажется, я тебя никогда здесь не видел раньше, — склонил голову набок, уточняя, — До отъезда не видел. Значит, могу предположить, что ты приехала сюда в тот промежуток, что я отсутствовал. Но я могу ошибаться, конечно же.
Конечно, мог. Еще как мог. Ведь до этого он видел только одну девушку. Не буквально, разумеется. Но именно в том смысле, когда остальные меркнут и остаются в тени. Лейхи раньше не знал, хорошо это или плохо, когда мир сужается до одного человека, без которого все валится из рук. Не знал, что может случиться так, что этого человека не станет, а с ним и самого Айзека. Он выстраивал себя все это время по кирпичикам заново, чувствуя буквально каждый и проигрывая раз за разом один и тот же день в голове, утопая во тьме собственных мыслей. Лейхи моргнул.
Голубые глаза задержались волосах незнакомки. Если бы она стояла спиной и была бы чуть повыше…. Но это не она. Лейхи понимал, что находиться рядом с кем-то, кто возвращает воспоминания, а с ними и ввинчивает тихо и аккуратно новый шуруп с острой резьбой, это мазохизм. Она была так похожа и так отличалась, что Айзек начал выходить из своего обычного состояния, больше похожего на коматоз.
—  Поправь меня, если я не прав.
Он покрутил в ладонях горячую чашку с какао, смотря на девушку просто и открыто, потому что вспомнил о себе без прошлого, который существовал только сегодня утром. Надо пользоваться возможностью глотнуть дозы свободы от мрака. Кто знает, когда еще повезет.

+1

8

- Буду, - смущенно улыбнувшись, Бетти заправила за ухо прядь и поджала губы. - Да уж, я очень люблю сладкое, - вспомнился этот приторный вкус, разливающийся по телу как горячая карамель, обволакивающий и вязкий, но безумно приятный. Юноша встал и отправился за стойку делать заказ. То ли от того, что в помещении стояла духота, то ли еще по каким-то причинам у Бетани запылали щеки. Надо было срочно чем-то занять руки. Глазами девушка быстро осмотрела столик. Взгляд упал на салфетницу. Аккуратно выудив одну, чтобы не задеть остальные, Бет принялась крутить ее в руках, то сворачивая в рожок, то сминая и разворачивая. Она не могла сама себе объяснить, почему она вдруг стала нервничать. Какое-то неспокойствие одолевало душу и разум. Словно должно было что-то вот-вот случиться. Но совсем не обязательно плохое. Может, даже наоборот. Бетти глянула за окно. Темно-серые тучи с новой силой затягивали небо, грозясь разорваться и пролить на землю дождь. Наверное, дело в этом. Наконец молодой человек вернулся, ставя перед спутницей кружку с горячим напитком.
- Merci, - поблагодарила девушка, слегка наклонив голову и вдыхая чарующий аромат кофе. На пенке бариста нарисовал ажурный лист, который даже не очень хотелось мешать, но, как было справедливо замечено, Бетани та еще сладкоежка, поэтому три ложечки сахара осыпались сквозь слоистый напиток на дно. Но перемешивать не стала - вся фишка макиато и заключалась в слоях, так что портить его было бы поистине не comme il faut.
- Я здесь с начала июля, - Галлагер обняла кружку ладошками, согревая их об стекло. В голове как в ускоренном фильме промелькнул момент приезда в Бейкон Хиллс, знакомство с Кассандрой, тоскливые вечера в незнакомом городе, когда она не знала, чем себя занять и какое место себе определить в этом чуждом мире. Впрочем, со временем все более или менее устаканилось, Бет уже нашла себе парочку мест, в которые могла бы приходить в зависимости от настроения и желания провести время так или иначе. И да, эта кофейня была одним из таких мест, хотя раньше здесь Бетани бывала гораздо чаще, чем в последнее время. - Но до сих пор практически никого не знаю...
Бетти собиралась добавить несколько слов о том, что кроме бабушки ей так и не довелось познакомиться вообще ни с кем, но подумала, что эта информация будет лишней и никому не нужной, поэтому промолчала. Говоря откровенно, ее в принципе мало волновало отсутствие знакомых и друзей. Будучи по натуре малообщительной, девушка не нуждалась в постоянной компании, скрашивающей ее одиночество. Напротив, ей частенько было нужно побыть одной, покопаться в своих мыслях, разобраться в себе и разложить по полочкам свою жизнь, которая так круто поменялась за какие-то несколько недель. Лишь изредка Бет остро чувствовала отсутствие близкого человека рядом, но это лечилось прогулкой в многолюдном месте типа парка. Хмыкнув себе под нос, она отхлебнула из кружки... Молочная пенка не преминула оставить после себя "усы", что было ожидаемо, но чего, пожалуй, можно было бы избежать.
- Ой, - задорно хохотнув, Галлагер резко отставила кофе и схватила лежащую рядом мятую-перемятую салфетку, прикрывая ею рот. - Неловко получилось, - едва сдерживая смех, девушка театрально-извиняющееся глянула на юношу. На самом деле ей не было стыдно или неудобно за такой маленький конфуз. Все выглядело настолько обыденно и повседневно, что на самом деле извиняться не было нужды. - Смотри, дождь пошел! - воскликнула Бетани, обращая внимание своего спутника за окно, где действительно капля за каплей начинался настоящий ливень. Ей пришла в голову не самая гениальная идея, но так безумно захотелось ее озвучить, что пришлось даже закусить губу, чтобы не выпалить ее как есть. Тем не менее, слегка поерзав на стуле, тщательно взвесив все за и против, девушка решилась. "Лучше попробовать и жалеть, что не получилось, чем жалеть, что даже не попробовала." - Любишь дождь? Может... - Бет замялась в нерешительности, теребя пальцами салфетку. - ...Хочешь прогуляться?

+2

9

Лейхи засмеялся, тихо и по-доброму. Если бы девушка не обратила внимания на забавную неловкость в виде остатков молочной пены над верхней губой, он бы и не придал значения. Может быть, потому что не считал это неприличным. Или потому что давно перестал замечать мелочи. Все казалось размытым и невесомым в жизни, потому что не могло на нее повлиять по-другому.
Он отпил свой кофе, продолжая улыбаться и чувствуя легкость. Самое главное, что никто из них двоих не пытался произвести впечатления, но при этом не забывал о манерах не потому, что так нужно. А потому что хотелось.
Айзек перевел взгляд на окно, которое покрывалось мелкими каплями, будто крапинками. Не то, чтобы он был в восторге от падающей с неба воды, но она ведь составила ему компанию. Почему нельзя ответить тем же? Он так и не ответил на первый вопрос, поймавший себя вдруг на загоревшихся в предвкушении глазах собеседницы, и залпом выпил остатки своего кофе.
— Может хочу, — дернул бровью и встал из-за стола, сунув под чашку пару купюр, вытащенных из кармана, и направился к выходу, открывая перед девушкой дверь. Дождь разогнал те единицы людей, которые шли рано утром по своим делам. Улицы опустели окончательно, посторонние звуки заглушали капли дождя, размывая краски и будто останавливая течение времени. Мир замер, живя этим моментом, пока живительная влага напитывала землю для продолжения жизни.
Айзек помедлил прежде, чем сделать шаг вперед и выйти из-под навеса, что скрывал их от дождя. Но все же ступил, чувствуя, как быстро намокает рубашка. Спустил сумку с плеча, оставляя у входа в кофейню и протягивая руку девушке. Если она об этом заговорила, то видимо ей нравился дождь. А может быть, сейчас просто такое настроение, когда следовало бы выйти наружу. Иногда подобные вещи заставляли чувствовать так остро. Чувствовать себя живым и возвращать в существующую реальность. Лейхи никогда раньше не задумывался о том, чтобы получать удовольствие, когда мокнешь намеренно, да еще и в одежде, которая сковывала движения и неприятно липла к телу. Но может быть, раньше он рассматривал ливень, как досадную неприятность, хоть и ни на что не влияющую.
Если у тебя есть зонт.
Еще по-летнему теплый дождь не приносил дискомфорта. Парень вдруг остановился, отрывая глаза от мокрого асфальта, испещренному прозрачными зияющими дырами вмиг собравшихся луж, и посмотрел наверх на серое небо. Жмурясь от падающих в глаза капель и щекочущих щеки и подбородок. Если бы не девушка, он бы так и стоял столбом. Или не вышел бы вовсе на улицу в непогоду.
Но она была рядом. Сумка осталось под козырьком кофейни. Айзек потянул руку с зажатой в ней ладонью незнакомки вверх и медленно закружил ее, сам не понимая, что делает. Танцевать под дождем — вот уж подростковая чушь. Но она происходила сейчас. Медленно, будто спрашивая разрешения или выжидая согласия. Он встретился взглядом с девушкой, словно ожидая увидеть в нем выражение «ты дебил?» И либо закончить либо продолжить двигаться под мелодию разбивающихся о землю капель, падающих с неба и умирающих, чтобы дать жизнь окружающему миру. Он знал, что в голове сейчас бред, и намеревался его продолжить, хотя бы на время прощального летнего дождя. Потом этого времени может и не оказаться, а странное чуждое настроение и вовсе исчезнуть без следа и следствия. А тут прямое доказательство, что это было. Милое и хрупкое создание в его руках.

Отредактировано Isaac Lahey (19.08.2018 12:57:42)

+1

10

Ох уж эта неловкая пауза между вопросом и ответом. Когда вопрос уже задан, а собеседнику нужно несколько секунд на осознание и размышление над ответом, повисает молчание, которое интуитивно хочется чем-то заполнить. Уточняющим ли дополнением, предложением забыть и забить, напомнить, что если не хочется, можно и не отвечать...
Когда парень наконец ответил, Бет удивленно захлопала ресницами. Пожалуй, она не ожидала положительного ответа, хотя и надеялась на это. Легкая улыбка тронула уголки губ девушки, и Галлагер, оторопев на несколько секунд, встрепенулась и заторопилась вслед за своим спутником. Распахнутая дверь позволила переполненному озоном воздуху проникнуть в помещение. Втянув носом аромат дождя, Бетани выскочила на улицу. Несмотря на довольно не жаркую погоду, дождь не был ледяным. Скорее он напоминал весенний, свежий дождик, предвещающий летний зной. Отойдя на середину улицы, нагваль остановилась, позволяя капелькам пропитать одежду и волосы насквозь водой, словно смывающей тяжесть носимого бремени и печали. На душе действительно полегчало. Девушка шумно выдохнула, будто бы отпуская последние остатки утреннего кошмара, затем обернулась. Незнакомец на несколько секунд в нерешительности задержался под навесом. Добродушно улыбнувшись, Бетти протянула ему руку, призывая смелее последовать за ней. Было видно, что для него подобного рода прогулки были в новинку, и девушка ни в коем случае не торопила и тем более не осуждала его. Наверное, этот маленький ритуал омовения был для него так же важен, как и для нее. Рука Бетани машинально дернулась к его ладони. Она сама не ожидала, но парень ответил на интуитивный жест, крепко сжав ее руку в своей. Это, наверное, был первый их физический контакт. Слишком интимный момент, чтобы оставаться спокойной - девушка вновь ощутила пылкий румянец на щеках, но не посмела отдернуться, а лишь крепче обхватила пальцами его ладонь, невероятно горячую. Поддаваясь его не настойчивым невербальным указаниям, Бет сделала несколько оборотов вокруг себя. Кардиган, упавший с плеч, подобно подолу платья закружился вместе с хозяйкой. Девушка расплылась в улыбке. Сколько раз она бесцельно слонялась под дождем, даже ливнем с грозой, никогда раньше не испытывала ничего подобного. Такая необъяснимая легкость, все проблемы отодвигаются на второй план, чувствуется только жаркое прикосновение такого незнакомого, но уже почему-то казавшегося таким близким симпатичного юноши, без раздумий согласившегося на эту столь инфантильную авантюру. Необъяснимый момент единения двух израненных душ, случайно нашедших друг друга в этой бесконечной суете. Галлагер поймала на себе взгляд парня, в очередной раз восхитившись потрясающим цветом его глаз. Смутившись, она поначалу отвела взор. Однако желание не упустить эту тончайшую ниточку духовной близости пересилило какие-то банальные эмоции. Бетти позволила парню вести в танце, полностью отдавшись в его власть. Хлюпая промокшими кедами по лужам, она искренне улыбалась, слегка щурясь и потряхивая мокрыми волосами, норовившими прилипнуть к лицу. Ей нравилось, как крепко незнакомец держал ее за руку, как уверенно направлял ее движения, превращающиеся под его чутким руководством в элегантный танец. Ни о чем не задумываясь, Бетани просто наслаждалась моментом...

Но вот капли стали реже и реже, и в какой-то миг прекратились совсем. Из-за туч робко показалось солнышко, касаясь тонкими лучиками разгоряченных щек Бет. Девушка остановилась, по-прежнему крепко сжимая ладонь своего партнера. Волнами нахлынуло боязливое осознание, что всё закончилось вместе с дождем, и что вот-вот исчезнет и сам юноша. Как бы ей ни хотелось продолжать танцевать, как бы ни хотелось подольше удержать это чувство абсолютного спокойствия и умиротворения, это было бы сейчас совершенно лишним.
- Спасибо, - пролепетала Галлагер, благоговейно заглядывая в глаза незнакомца. Нехотя Бетани отпустила руку молодого человека, в последний момент легко касаясь кончиками пальцев его ладони, и сделала два маленьких шажочка назад. - Как думаешь... Мы увидимся снова? - девушка поджала дрожавшие от волнения губы. Сердце бешено колотилось, как будто она расстается с кем-то действительно очень дорогим и близким. Но она даже не знала, как его зовут. Не знала о нем ровным счетом ни-че-го, кроме того, что он за какие-то несколько мгновений сумел коснуться таких струн ее души, о существовании которых она сама раньше не догадывалась.

+1

11

Чем дольше он смотрел на девушку, тем проще абстрагировался от не самых приятных ощущений на своем теле. Незнакомые словно попала в свою стихию, легко и непринужденно ступая по лужам, будто невесомо. Лейхи улыбнулся, смутно осознавая, какую свободу давал обычный танец. Еще чуть-чуть, и можно услышать мелодию. Хоть это всего лишь капли дождя по черепице и стеклу. Точеная гибкая фигурка наверняка смотрелась художественно прекрасно со стороны. Айзек хотел бы запечатлеть этот момент жизни навсегда в памяти. Он знал, что в итоге очнется, очарование спадет будто призрачная дымка, и сегодня обрушится с удвоенной силой.
Также, как внезапно начался дождь, так и незаметно прекратился. Из-за намокшей одежды Айзек не сразу заметил, что его сверху больше не поливает. С них обоих капала вода, разбиваясь об асфальт или их кеды, которые хлюпали по лужам. Ручейки щекотали ресницы и щеки. У него было стойкое ощущение холодного душа, а еще что он продлился маленькую, но вечность. Созданный мирок невесомости, какой-то другой, параллельной реальности, рушился на глазах. Последним кирпичиком стали вернувшиеся звуки городка.
Лейхи открыл рот, чтобы ответить. Закрыл.
- Я, конечно, люблю прогуливать, но от занятий никуда не деться, - в его голосе сквозила обреченность на пару с весельем. Школа не вызывала у него восторга, хотя бы потому что придется заново вливаться в ритм, привычный для его знакомых и друзей, которых можно пересчитать на пальцах одной руки. Возможно ли, что теперь на одну знакомую станет больше? Эта мысль рисовала пока еще тусклый, дрожащий лучик. То ли надежды, то ли целого нового солнца. Он пока не знал, чего бы точно хотел, но ему уже нравилась ее компания.
- Увидимся, - подвел итог Лейхи, почесав затылок и поморщившись от ощущения мокрых сосулек, - Спасибо за кофе. Я могу проводить тебя? – на лице появилось смешное выражение, Айзек выгнул бровь и сморщил нос, будто задумался и начал высмеивать себя самого, - Похоже на манию преследования. Но я все равно тебя провожу, если ты не против.
Эта встреча требовала логического завершения, а спешить все равно некуда. Парень не удивился бы, если б незнакомка отказалась. Есть такие люди, для которых важнее не реальность, а написанный ими же сценарий. Будто они могут решать за других. Вершить судьбы окружающих. Или делать вид, не теряя при этом короны. Как ни старался, Лейхи так их и не смог понять.
Ему пришлось вернуться за сумкой – единственным атрибутом, оставшимся сухим в отличии от хозяина. Хотя бы есть сухие вещи, в которые можно будет переодеться. Подбежав к девушке, он резко затормозил.
- Извини за бестактность. Прервал тренировку, украл с площадки, накинул калорий в виде кофе, да еще теперь ты вся продрогла. Я Айзек. Надеюсь, тебе также приятно познакомиться, как и мне. Иначе ты имеешь полное право сбить меня с ног, чего не сделала в начале нашего приключения.
Протянул руку с улыбкой, впервые позволив себе задержаться взглядом столь долго на лице девушки. Весь прошедший год Лейхи не помнил новых лиц. Беглый взгляд, короткие диалоги, лишенные смысла. Он не мог и не хотел помнить тех, кто остался мимо проходящим.

Отредактировано Isaac Lahey (03.09.2018 18:24:52)

+1

12

А боги смеялись все утро и вечер -
Смешила их фраза "случайная встреча". (c)

Напряжение нарастало. Бетани казалось, что еще секунда-другая, и она рассыплется на тысячи мельчайших осколков, которые не собрать. Но с чего бы? Как у незнакомого молодого человека получилось вызвать такую бурю эмоций в ней, такой мнительной и недоверчивой ко всем? Что такого в нем зацепило Галлагер за самое сокровенное? Ей так не хотелось отпускать его, не хотелось терять эту тончайшую ниточку, которая вывела ее к свету из непроглядной тьмы собственных мыслей и страхов, которые плотным непроницаемым коконом окутали ее и не давали вырваться. Этот кучерявый голубоглазый юноша словно почувствовал, что прекрасная принцесса томится в неприступной башне и ждет спасения, и как как истинный рыцарь без страха и упрека он сделал все, чтобы вызволить ее и дать шанс зажить настоящей счастливой жизнью. "Мой герой."

Бетти стояла, взволнованно теребя краешек насквозь вымокшего кардигана. По лицу с волос стекали ручейки дождевой воды, делая совершенно незаметными редкие слезинки, которые то и дело срывались с ресниц от переизбытка чувства благодарности. Она столько времени провела в изоляции с самой собой, не подпуская к себе никого, полностью абстрагировавшись от внешнего мира, что в какой-то миг этот процесс стал неконтролируемым и деструктивным. И вот, когда с легкой подачи голубоглазого красавчика непробиваемая стена, отгораживающая настоящую Бет от всех неблагоприятных событий, с грохотом обрушилась, наружу хлынули чувства и эмоции, неподдельные и максимально искренние, обнажающие самую хрупкую и эфемерную материю - душу.

Нагваль прикусила губу. Неловкость молодого человека выглядела умилительно и ничуть не зазорно. Вряд ли он испытывал что-то подобное, глядя на странную девчонку перед собой, однако чем черт не шутит. Чужая душа - потемки, и не исключено, что тараканы в его голове выписывают свои необычные кульбиты, непонятные для Бетани. Предложение проводить ее девушка встретила чрезвычайно положительно, но какое-то оцепенение, охватившее ее, и предательски прилипший к горлу язык не дали ей возможности как-то бурно среагировать, поэтому, кое-как совладав с собой, Галлагер лишь утвердительно кивнула. Радужная перспектива провести лишние несколько минут в обществе этого замечательного незнакомца не могла не обрадовать, и слегка глуповатая улыбка озарила смущенное девчачье личико. Внутри стремительно нарастало удивительно теплое ощущение. Кажется, в простонародье это называется "бабочки в животе". Словно не веря себе, своим чувствам и своему счастью, Бет, словив на себе пытливый голубоглазый взор, робко протянула руку, отвечая на жест юноши. Снова ощутив свою ладонь в его, девушка с новой силой ощутила нахлынувшее волнение, но не такое, которое испытывают при каком-то плохом событии, а такое, какое обуревает маленькую леди, которую впервые скромно поцеловал вожделенный объект ее юношеской любви.

- А я Бетани, - тихонько пробормотала она, борясь с нарастающим желанием закрыть раскрасневшееся смущенное лицо ладонями. Непроизвольно она крепко сжала руку Айзека, испугавшись, что сделает что-то не так и он передумает, уйдет и оставит ее на растерзание собственным мыслям. Но этого не случилось, за что девушка была ему несказанно признательна. Теплота его прикосновений в прямом и переносном смысле возымела поистине магический эффект на слегка продрогшую вымокшую до нитки Галлагер. Неудержимо захотелось обнять юношу. Без каких-либо обязательств, просто таким способом выразить свою благодарность... Но это было бы чересчур, пожалуй, и девушка стоически сдержалась, выдав свое желание лишь едва заметно подавшись навстречу парню.

Количество народу вокруг несмотря на прошедший ливень стремительно увеличивалось, кое-кто с подозрением, а кое-кто со смутным одобрением поглядывал на вымокших молодых людей, медленно идущих по улице. Погруженная в свои впечатления Бет не сразу поняла, какая мысль вот уже несколько минут не дает ей покоя.

- Божэньки-кошеньки... Бабуля! - девушка резко остановилась и свободной рукой прикрыла открывшийся то ли от страха, то ли от осознания масштабности проблемы рот. Хаотично глядя то на Айзека, то на проезжающие мимо машины, Бетани встрепенулась. - Если бабушка увидит, что меня нет дома... - пролепетала Бетти. Она обреченно выдохнула, инстинктивно втягивая шею в плечи. Нет, миссис Галлагер не была деспотичной или жестокой женщиной, просто она очень сильно любила Бет, понимала, как тяжело девочке дались смерть матери и переезд в новый незнакомый город к бабушке, которую она никогда не знала, и поэтому переживала, чтобы внучка в силу обострения юношеских гормонов в совокупности с "пушистой проблемой" не натворила дел, о которых потом бы жалела. Бетани это видела, чувствовала, и изо всех сил старалась оградить свою последнюю родственницу от огорчений и волнений. И, кажется, помимо всех прочих утренних приключений молодым людям еще и предстоит марафон до дома Бетани. Неплохое начало дня, не правда ли?

0

13

Ну что ж, на маньяка он не смахивал. На психа тоже. Да и чувствовал себя парень гораздо лучше, чем предполагал. Это уже радовало в какой-то мере. То ли городок так действовал, то ли общество новой знакомой так повлияло. Айзек отметил крепкую хватку, сначала подумав, что это наверняка из-за ее занятий. Вполне логичное объяснение, даже для столь хрупкой девушки.
Музыка дождя, заглушавшая шум внешнего мира, закончилась, вызывая какую-то тоску. Вот только что мир сузился до двух людей, а теперь снова принадлежал всем. Он шел, смотря вперед, мимо прохожих, благодарный за компанию. Вместо того, чтобы замечать каждый взгляд, пусть мимолетный, и сталкиваться с действительностью, Айзек сосредоточился на Бетани. За столько лет он никак не мог смириться с мыслью, что остался один. Сам за себя. И с этим что-то надо делать. Ведь он даже не знал, куда собственно шел до Бет.
Лейхи затормозил, пытаясь понять размер катастрофы, и не смог сдержать улыбки. Ему не было смешно из-за внезапно обнаружившейся тревоги девушки. Он просто понял, что она не одна здесь. И это чертовски круто.
— То будет сильно переживать и огорчится? — предположил, стараясь уловить и правильно понять чужие эмоции, — Тогда лучше бы ее не расстраивать, — со знанием дела и уже серьезно констатировал молодой человек. Не хватало, чтобы из-за его прихоти у Бетани появились проблемы вкупе с поводом для беспокойства. Это могло бы послужить предлогом для их немедленного прощания, но…Айзеку ведь некуда спешить и бежать. Его никто не ждет.
— Знаешь, где можно срезать? — рука на автомате дернулась к ее ладони и потянула в сторону. Утренняя встреча медленно, но верно превращалась в маленькое приключение. Еще с детства ему приходилось находить укромные места и искать обходные пути, чтобы не попадаться на глаза отцу. Ограниченность и запреты действовали всегда в обратном направлении. Маленькие живые изгороди, деревья, забег по задним дворикам, даже выставленные ограждения из сетки рабицы воспринимались как стены для скалолазания. Лестницы на чердак, цепляющиеся за штаны шипы роз, уханье сов и лай собак. Он понимал, что при свете дня так не побегать. Ну разве что немного навести шороха. Совсем чуть-чуть.
Парень перевесил сумку поудобнее, чтобы не мешалась.
— Давно я по утрам не бегал, — улыбнулся ободряюще, ни сколько не соврав. Ночные пробежки — не утренние.
Когда они перебегали дорогу, машины сигналили так, что уши закладывало, послышалась ругань осторожных и еще не до конца проснувшихся водителей. Руку Бетани пришлось выпустить, иначе из них точно кого-нибудь сбили, а первый утянул бы за собой второго. Лейхи посмеялся мысленно, представляя себя то ли Моисеем, то ли идиотом. Судя по комментариям и негодованию, его окрестили вторым определением. Если бы бабуля Бет знала, чего стоила внучке сегодняшняя тренировка, то ее бы удар хватил, наверняка. Их небольшое путешествие по утренним окрестностям Бейкон Хиллс превращалось в самый настоящий паркур. Похоже, Франция не отпускала его. Он, конечно, был не настолько гибок и подготовлен, как Бетани. Айзек вдруг понял, что не уточнил, каким видом спорта занимается девушка. Напоминало гимнастику или что-то вроде того. Только слишком отчаянную гимнастику. На грани экстрима.
Напитавшиеся дождем газоны скользили под ботинками, норовя опрокинуть. Вряд ли соседи оценили бы взрытые следы, оставленные молодыми людьми. Но на что только не пойдешь ради бабушки. Лейхи охватил азарт при виде юркой, ловкой Бет, когда сам он себе казался неуклюжим и неповоротливым в стараниях поспевать за ней.

+1

14

Самое страшное воспоминание из детства любого ребенка - это когда ты ненадолго отлучился со двора, а по возвращении тебе говорят "тебя мама искала". И тогда седалищный нерв с силой сжимался, а затылок уже чувствовал аромат лещей. Даже у Бетани было несколько подобных воспоминаний, хотя она всегда была тихим ребенком, со двора никуда не уходила и ни в какие авантюры не ввязывалась. Если в двух словах, то безумно скучное детство. Однако, делая скидку на то, что и Бетти никогда не была обычным ребенком - ей простительно. Но сейчас она в полной мере ощутила те самые чувства. Тревога и волнение нахлынули на девушку. Кассандра - единственный человек, которому она нужна в этом мире. Только благодаря бабушке Бет не забрали в социальное учреждение, где ее жизнь сложилась бы черт знает как... И у нее сейчас не было никакого морального права заставлять бабулю разочаровываться в своем решении забрать внучку под крыло.

- Она меня прибьет... - обреченно выдохнула нагваль, рисуя в голове картину огорченной поступком внучки женщины. Сердце заколотилось быстрее, мысли хаотично метались в черепной коробке как стайка тараканчиков, панически пища "че делать-то, че делать". Честно говоря, Галлагер растерялась. Обычно в моменты подобных форс-мажоров она быстренько собиралась в кучку и действовала. Но не сейчас. Сейчас она только испуганно хлопала ресницами и нервничала. Может, на ее так подействовало присутствие рядом Айзека, а может еще что-то, но когда юноша настойчиво потянул Бет за руку, в ней отключились все здравомыслящие инстинкты и включилась "девочка-девочка".

- Ну... Наверное, здесь... - уже на бегу туго соображала Галлагер, слегка дергая парня за руку в сторону небольшого переулка, который сэкономил был несколько километров вокруг квартала. Несмотря на переживания, вертевшиеся в голове, Бетани улыбалась. У нее никогда не было мужского образца перед глазами. Ей неведомо было, что женщина может быть слабой и беззащитной рядом с мужчиной, который готов помогать и решать все сложные жизненные ситуации. Всю жизнь она смотрела лишь на свою маму, которая одна крутилась как белка в колесе, стараясь быть дочери и матерью, и отцом, и лучшим другом, и наставником, и ангелом-хранителем... Но никто не заменит ребенку папу, как бы Анна ни старалась, чтобы ее крошка не чувствовала себя безотцовщиной. Может, для дочери папа даже нужнее, чем сыну. Ведь его любовь не нужно зарабатывать, он любит свою маленькую принцессу просто так. И вот на несколько мгновений у Бет как будто появилось надежное мужское плечо, которое уверенно поддерживает ее, когда она, казалось бы, готова свалиться с ног и разбиться как фарфоровая куколка. Это чувство уверенности расплывалось по телу горячими волнами и безумно нравилось девушке Да настолько, что ей не хотелось терять его, не хотелось отпускать от себя это совершенно новое восхитительное ощущение. И даже когда парочка неслась через дорогу, вынужденная отпустить руки друг друга, чтобы не попасть под колеса сигналящих машин, Бетти радовалась как ребенок под уверенным покровительством Айзека. Адреналин зашкаливал, стуча в висках настырным молоточком. Кажется, ей не доводилось раньше испытывать нечто подобное, и эти принципиально новые эмоции и поступки оказались для девушки словно глотком свежего воздуха, ворвавшегося в ее затхлый и унылый мирок. Она просто доверилась молодому человеку, который, видимо, знал окрестности куда лучше нее, и просто неотступно следовала за ним, лишь изредка указывая направление к своему дому. Айзека не смущали ни заборы, ни перегороженные узенькие проулки, ничего. Он с легкостью преодолевал препятствия, не прилагая никаких усилий. И Бет не уступала ему, задействуя все свои навыки акробата и совсем чуть-чуть - нагваля, но исключительно для того, чтобы не быть отстающей. А ведь они даже не соревновались!

Вдалеке мелькнула крыша дома Галлагеров, и Бетани, сделав решающий рывок вперед, позволила немного сбавить темп бега, когда до цели оставались каких-то несколько метров. Девушка искренне улыбалась, сквозь учащенное дыхание прослушивались нотки смеха. Шторы в комнате бабушки были завешены, значит она вполне возможно еще не выходила из своей комнаты и не заметила пропажи внучки...

- Спасибо... Это было здорово... - Бетти посмотрела на Айзека. Кажется, настал тот печальный момент расставания, который так хотелось отсрочить. Она бы, может, и пригласила юношу на завтрак, но неизвестно, как отреагирует бабуля на неожиданного гостя. Девушка поджала губы и отвела взгляд. - Надеюсь, в следующий раз... - Бет запнулась, ожидая, что после таких забегов парень изменит свое решение о том, надо ли им еще хоть раз встречаться. - У нас будет побольше времени.

Плотный комок печали подступил к горлу, раскачивая маятник морального самочувствия. Густо смутившись и не найдя что еще добавить, девушка поторопилась к двери. Но все же напоследок еще раз глянула на молодого человека, на его кучерявую светлую шевелюру и восхитительные голубые глаза. Как будто стараясь на подольше отложить в памяти его образ. - До встречи, - одними губами прошептала Галлагер, добродушно улыбнувшись парню, и скрылась за дверью, тихонько прихлопывая ее за собой и стараясь не создавать лишнего шума. Девичье сердечко предательски затрепетало, но мысль о том, что они когда-нибудь все же увидятся снова, не давала Бетани совсем расклеиться и вселяла надежду. "Ты волшебный, Айзек."

+1

15

Раньше Айзек чувствовал, что убегал от кого-то. От воспоминаний, смерти, боли, оков, что казалось, вот-вот, за следующем поворотом либо вырастут крылья — что сомнительно — либо подхватит бесконечная пустота в обманчивом полете куда-то вниз. Но ведь в пустоте неважно падать или лететь, все одно. Теперь ему хотелось бежать, зная, что свобода здесь и сейчас в этой полосе препятствий в виде городских построек и атрибутов семейного счастья в виде ухоженных газонов и заборчиков, так одинаково похожих на соседние.
Он понял, что окончательно согрелся, чувствуя, как легкие обжигает огнем из-за бега, и улыбаясь за столько времени искренне и весело. Если бы не бабушка Бетани, Лейхи предложил бы ей продолжить. Все хорошее слишком быстро заканчивается. Затормозив перед девушкой и проследив за ее взглядом, Айзек начал прикидывать, насколько далеко ему придется жить от одной из немногих душ, которых он знал. Бекон Хиллс и так не отличался большой площадью территории, а он и вовсе еще понятия не имел, где придется ютиться годы до совершеннолетия.
Тебе спасибо, я вдруг понял, что давненько так не проводил время. Весело, — решил уточнить на всякий случай. Перспектива еще встретиться Айзека не то, чтобы обрадовала. Он самонадеянно считал, что это неизбежность, судьбы, позывы из космоса, вспышки на солнце и прочая дребедень, которая так или иначе столкнет их как минимум в школе. Вот уж точно сосредоточие зла этого мира.
Он провожал девушку взглядом до тех пор, пока та не дошла до своего дома. Мокрая одежда так и норовила сползти с бледных плеч. Наверное, пробежаться было хорошей идеей. Заработать воспаление легких из-за такой сентиментальной вещи, как танцы под дождем было бы довольно глупым завершением первой встречи.
Пока, — также одними губами ответил Айзек, подняв руку на прощание. Как только дверь закрылась, парень развернулся в другом направлении и уже медленно побрел в неизвестную сторону. Головой понимал, что следовало бы обратиться в соцслужу, но почему-то самые важные ответственные дела вечно надо отложить на самый последний момент, когда уже пятая точка горит синим пламенем. Вот как стать взрослым и самостоятельным, если ты понимаешь, что тебе нужен куратор/сват/брат, у которого в паспорте дата рождения должна быть около 1990 года минимум для твоей же НЕсамостоятельности?
Он не спрашивал Бет, почему та живет с бабушкой, но в какой-то степени даже завидовал, что у нее есть родной человек, и в то же время радовался, вспоминая ее перепуганные глаза. В них плескались беспокойство и страх за близкого человека. Когда есть, кого терять, жизнь внезапно приобретает смысл, даже если временами кажется, что краски тускнеют с чередой проносящихся дней.
Городок встретил его одним из прекрасных созданий, и может это хороший знак? Мнимое желание уехать отсюда завтра же растворилось в искренней улыбке девушки, которую он никогда не знал.
Время ни хрена не лечит. Время это один из видов пыток. И ты либо проигрываешь и подыхаешь, захлебнувшись в собственном жалком самолюбии. Либо учишься плавать заново. Бетани умела плавать или успешно делала вид. А еще она, сама того не сознавая, учила плавать других.

Отредактировано Isaac Lahey (29.10.2018 21:43:56)

+1

16

эпизод завершен

0


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » ON THE OTHER SIDE OF THE WORLD » [26.08.2013] Turn your head for one second


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC