Вдруг резкий удар в спину, выбивающий любые мысли и воздух из легких, заставил землю стремительно приблизиться к лицу. Палка выпала из потной ладошки, лоб уткнулся в землю. Что-то болезненно уткнулось в грудь, живот и снова заныла пострадавшая ранее нога. Тара забыла обо всем на свете, ловя только что-то тяжелое у спины. Думать о смерти не представлялось возможным, да и разве это могло бы иметь хоть какое-то значение? Сейчас было главное собраться, чтобы иметь хотя бы малый шанс на разговор. Хотя с кем ты собираешься говорить?! – паниковал внутренний голос. И тут Тара услышала вполне себе человеческую речь. Ей помогли подняться с земли, чтобы она перестала дышать грязью и пылью.
Отдай свой голос за Сомнию!
Игровое время: Март - Апрель

Добро пожаловать, в свой самый страшный кошмар!
Ты готов пройти все круги ада, чтобы побороть свой страх? Мы ждем тебя и надеемся, что ты все же не испугаешься Ужасных Докторов, которые способны пробраться в самые тайные места твоей души, и достать от туда то, чего ты боишься на самом деле. Готов проверить? Тогда регистрируйся!

Teen Wolf: SOMNIA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [28.03.2014] Coming back down


[28.03.2014] Coming back down

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Coming back down
/ Даже падая, есть время полетать /
- - - - - - - - - - - - - -
http://sd.uploads.ru/isVue.gif
- - - - - - - - - - - - - -
действующие лица: Liam Dunbar, Theo Raeken

приватность эпизода — open

сюжет

Дом, в котором было убито множество людей в 19 веке, навряд ли можно считать местом, куда водят учеников на экскурсию. Но у учителя истории свои представления о внеклассных занятиях.
"Посмотрите направо - именно на этом столе наш убийца разделывал своих жертв. А вон та дверь ведет в подвал, но подвал закрыт, так как там творились еще более страшные дела."

/ здравствуй, мама... плохие новости, Герой погибнет в начале повести (с) /
- - - - - - - - - - - - - -

• время •
День

• место •
Дом-музей "Замок", пригород БХ

+4

2

История рассказывает о событиях, которые произошли в древности, о том, как развивалось человечество и какой дорогой оно шло, чтобы достичь того, что имеет сейчас, и Лиам любил это все. Ему нравилось ковыряться в далеком прошлом современно мира, изучать последовательность событий из достоверных источников, сопоставлять факты и смотреть документальные фильмы. На его взгляд, история - самая интересная гуманитарная наука из всех имеющихся. Он мог часами спорить на эту тему, с пеной у рта доказывая, что история крайне важная часть человеческой жизни. Именно поэтому, когда их сумасшедший учитель истории предложил экскурсию в дом, где, два века назад, другой сумасшедший зарезал, задушил и разделал на части несколько десятков невинных людей, он вдруг решил, что это не самая плохая перспектива провести пятничный день. И не потому, что ему нравилась сама мысль о том, что на каждом квадратном метре этого старого дома-музея кого-то жестоко убили, а потому, что это тоже история. Пусть и ужасная до тошноты,  но история конкретно этого места, этого дома и его хозяина. Ну, и отчасти из-за того, что ему просто нечем было заняться именно в это время. Конечно, он хотел поехать с друзьями, но они оказались слишком «нормальными» для такой поездки и у них моментально нашелся целый список неотложных дел.
Еще история рассказывает о войнах, катастрофах, справедливости и несправедливости этого мира. Естественно, чаще всего о несправедливости. Потому что Лиама и одну катастрофическую несправедливость сейчас разделяло всего три сидения и несколько человек. И если бы не эта преграда, если бы не люди вокруг и не те неимоверные усилия, которые он прикладывал, чтобы не сорваться, то он бы уже вцепился этой несправедливости когтями в шею.
Тео не должно было быть здесь. Ни в автобусе, ни в школе, ни в Бейкон Хиллс, ни в этой жизни, нигде. Он должен был быть там, куда его отправила Кира – в Аду. Потому что там ему самое место, потому что он это заслужил. Потому что Лиам помнил все, что происходило в ту ночь: как под действием суперлуния вонзал когти в собственного альфу, как чуть не убил его, как кровь Скотта стекала по его рукам и как все его нутро переполняла неконтролируемая ярость. Он помнил каждую искусственную самоуверенную ухмылку химеры и те тонны лжи, которые он вешал им на уши до всех этих событий. Как заставил поверить себе и практически развалил их стаю. И от каждого воспоминания Данбара колотило так, будто все это происходило вчера, а не несколько месяцев назад. Он помнил все свои ночные кошмары, преследовавшие его после случившегося.  В них были и Ужасные Доктора, истязающие его близких и друзей. и Мейсон, навсегда исчезнувший из-за Жеводанского Зверя. И, конечно же, Тео, с победной улыбкой убивающий Скотта, пока Лиам стоит и ничего не может сделать – он просто не может пошевелиться в этом сне. 
Грудь тихо завибрировала от зарождающегося рычания и оборотень с трудом заставил себя оторвать взгляд от затылка Рейкена, переводя его на скучный пейзаж за окном автобуса. Мимо проносились деревья, дома, машины, какие-то дорожные указатели, но Лиам не различал ничего из того, что видел.  Соблазн спустить себя с поводка и разнести лицо Тео в щепки, прямо посреди салона, был очень велик. Он не хотел об этом думать, пытался отвлечься на мантру, но все равно думал. Думал, думал и думал. Его воображение генерировало кадры кровавой мести, как сломанный проекционный аппарат. Он схватился побелевшими пальцами за сидение под собой, чтобы вылезающие когти никто не смог, ненароком, заметить. Глаза то и дело поблескивали золотым, заставляя Лиама прикрывать их,  одновременно делая глубокий медленный вдох. В голове тревожным набатом стучало незыблемое «солнце, луна, правда» и он был благодарен всем богам на свете за то, что рядом  с ним, в самый конец салона автобуса, так никто и не сел.
«Ты не станешь убийцей, Лиам. Ты не убийца» - вещал его внутренний голос, крайне подозрительно похожий на голос Мейсона. В другой раз он бы удивился, но сейчас удивление было последним в списке его эмоций. Если оно вообще там было, конечно.
Он не хотел быть убийцей, он просто хотел пересчитать химере все двести с лишним костей, а, потом, воткнуть меч Киры в землю и отправить его назад, в преисподнюю. Беда лишь в том, что меча у него не было, а это значит, что последняя часть плана не подлежала исполнению. Это неимоверно бесило.

Когда школьный автобус, наконец, доехал до места назначения, Лиам был первым, кто из него выскочил. Он буквально раздвинул других ребят, протиснулся  в открывающиеся двери и выбежал наружу, бегло оглядываясь по сторонам. Здесь должно быть что-то, хотя бы один укромный уголок без людей, где никто не увидит, что у него вот-вот начнется очередной эпизод РПВ.
В результате, Лиам сшиб все костяшки на левой руке, избивая дерево в кустах за автобусом, пока учитель орал, чтобы они никуда не расходились. Кажется, в толпе подростков так никто и не заметил, что он отлучился: его никто не звал и не искал. Лиам вытащил из кармана носовой платок, наспех стер кровь с кулака и швырнул платок на землю так, словно это была ядовитая змея, а не кусок хлопчатобумажной ткани. Затем - натянул рукав толстовки на истерзанную кисть и вышел из кустов, пытаясь слепить на лице выражение вселенского спокойствия. Только, вот, яростно стиснутая челюсть и нервно подергивающийся глаз вряд ли хоть как-то этому способствовали. 
Школьники толпились у дверей музея, собираясь зайти вовнутрь и строили предположения о том, будет ли эта странная поездка интересной или они зря потратят время. А Лиам задвинул экскурсию в дальний угол и строил планы, как будет избивать Тео Рейкена в какой-нибудь подсобке.

+5

3

Возможность получить высокий балл по истории у Тео была лишь одна. И эту возможность ему чётко обрисовал преподаватель истории, когда Рейкен сначала отказался ехать в эту маленькую увлекательную поездку. Так и сказал: «Теодор, если вы не хотите остаться в школе на всё лето, то вам лучше участвовать во всех мероприятиях, за которые выставляются баллы. Настоятельно рекомендую не игнорировать и такой важный предмет, как история».  Шантажист недоделанный.
Тео не радовала перспектива провести в Бейкон Хиллс еще и всё лето. Он планировал покинуть этот злосчастный городок в тот же день, когда ему вручат аттестат. Ни днём позже. Они обустроятся с Тарой где-нибудь подальше от западного побережья страны и начнут всё заново.
А для того, чтобы получить аттестат вовремя, нужно было постараться. В том числе и поехать на эту нелепую экскурсию.
Смотреть на место, где кто-то убивал людей пару веков назад? Серьезно? Наверняка после этой поездки придется еще и писать реферат на тему необоснованной жестокости в истории человечества.

Скоротать довольно продолжительную автобусную поездку Тео решил за чтением учебника по геометрии, готовясь к предстоящему экзамену по этой дисциплине. Так что особо жаловаться не было смысла. Если бы в автобусе еще не было никого из представителей стаи Макколла, было бы вообще замечательно.
Но где-то на задних сидениях недовольно и раздраженно пыхтел Данбар. Малыш бета явно не был рад соседству с химерой. Что ж, это было вполне взаимно. Тео вообще не хотелось пересекаться хоть с кем-то, кто имел какое-либо отношение к небезызвестному истинному альфе. Случись что-то плохое с одним из щенков Скотта в радиусе километра от местонахождения Рейкена, Макколл тут же откроет сезон охоты на ведьм. Да что там щенки Макколла. Случись что-то плохое с любым из жителей Бейкон Хиллс, в первую очередь обвинения полетят в Рейкена. Так что, в интересах Тео было, чтобы в городе вообще никто не умирал, не исчезал, не болел, и даже не грустил.

«Тише воды, ниже травы» - химера вставил в уши наушники и выкрутил звук почти что на полную громкость, чтобы не отвлекаться на посторонние раздражители. Геометрия требовала полного сосредоточения. Тем более векторы в пространстве, изучением которых Тео сейчас и был поглощен. Он не собирался влипать в неприятности. Тео можно было сравнить с преступником, которого выпустили по УДО. И ему крайне нежелательно было нарушать эти самые условия УДО. Поэтому никаких неприятностей. Вообще.
Как только автобус остановился, бета Скотта вылетел из салона пулей, чуть не снеся на своём пути нескольких учеников.
Тео надеялся, что тот решил совершить пробежку в сторону города. Обратно. Домой. Подальше отсюда. Было бы неплохо. Тогда Рейкену бы не пришлось отвлекаться от увлекательной экскурсии на то, чтобы следить за передвижениями Данбара. Чтобы тот не дай бог не влип в неприятность, в которой потом что? Правильно – обвинят Тео. И нет, у Рейкена не было мании величия. Скотт чётко дал понять, что меч Киры всё еще при ней. И что пусть только Тео допустит хоть один неверный шаг и всё – пуф! – и прости-прощай. Хотя, этот разговор был до того, как в городе появилась Тара. Живая и невредимая. Девушка девятнадцати лет с сознанием девятилетнего ребёнка. Интересно, если Тео снова отправят под землю, ему придется там пребывать в полном одиночестве? Проверять, если честно, совершенно не хотелось.

Рейкен аккуратно свернул наушники и вместе с плеером положил их в карман куртки, туда же отправился и телефон. Учебник Тео запихнул в рюкзак, который оставил на сидении школьного автобуса, как и многие другие ученики.
«Ну что  же «Дом ужасов» настолько ли ты ужасен, как тебя описывают в брошюрке?»
Тео сомневался, что увидит что-то ужаснее того, что он уже успел насмотреться за всю свою жизнь с докторами. Остальные школьники, скорее всего, останутся под впечатлением от увиденного. «Сколько там убил этот несчастный, проживающий в этом мрачном доме? Тридцать человек? Как он вообще умудрился заманить в эту глушь столько народа? Или он усыплял их еще в городе, а сюда уже привозил в бессознательном состоянии?»

Наверное, всё же стоило послушать историка, которого просто потрясывало от возбуждения и предвкушения, когда он повёл школьников к двери особняка. Словно он сам являлся маньяком, запланировавшим  массовое убийство школьников.
«Может мистер Гибсон тайный фанат этого местного «Потрошителя»? И решил таким образом почтить память своего кумира?»
На самом деле подобные события были бы совершенно неудивительными для городка под названием Бейкон Хиллс. Этот город был действительно  маяком.  Маяком для всех несчастий, которые только можно представить.  И которые представить нельзя.
Когда дверь «Замка» отворилась, Рейкен краем глаза уловил движение возле автобуса. К группе школьников шествовал Данбар.
«Жаль. Он не убежал домой»
Что ж, теперь необходимо было следить, чтобы малыш бета не упал в какой-нибудь чан с кипящим маслом.
«Здесь же будут такие? Иначе, какой это дом пыток?»

На самом деле же  внутри «Замок» был похож скорее на старую гостиницу, чем на дом наполненный ужасами. Тео ожидал увидеть крюки развешанные по стенам, брызги крови на выцветших обоях, чучела животных с выпученными от страха глазами. На деле же, это был обычный дом. Со старой мебелью и пыльной покачивающейся люстрой.
«Может быть, в подвале будет повеселее? В брошюре было написано, что в подвале целая система лабиринтов. С потайными дверьми, люками, ловушками...»
Судя по вопросам школьников учителю, Тео был единственным, кто был не особо впечатлен. Но, мистер Гибсон разочаровал всех оповестив о том, что доступ в подвал закрыт. Но на втором этаже есть на что посмотреть.
- Чёрта с два вход в подвал закрыт. Лиззи, ты же хочешь посмотреть на подвал, ммм? - какой-то паренек рядом полушепотом подбивал свою подругу на посещение запретных зон.
И нет бы Лиззи отказаться от этой дурной затеи, но она восторженно воскликнула "Конечно, Рон!"

"Вот дерьмо"

+4

4

Оказавшись внутри дома, Лиам отошел подальше, к окну, возле которого в гордом одиночестве стоял старый, видавший виды,  стол. Судя по слою пыли, последний раз убирались здесь, видимо, еще при его хозяине - два века назад. Он провел пальцем по деревянной поверхности, вырисовывая на ней символ стаи Скотта. Это получилось как-то автоматически и неосознанно, но немного успокоило дребезжащие нервишки. Скотт никогда не одобрял убийства и применение силы без повода. И он вряд ли бы одобрил идею выбивания дури из Тео. Ведь даже тогда его отправили в ад, но не убили. Не перерезали ему глотку, не воткнули  ему в сердце меч, а просто отправили в ад, живого и здорового.
Только Скотта сейчас здесь не было. Был лишь Лиам, его гнев и Рейкен.
Кстати, о Рейкене. Выглядел он вполне расслабленно, вел себя сдержанно, даже несколько флегматично. С какой стороны ни глянь – обычный студент старшей школы Бейкон Хиллс, приехавший на неинтересную глупую экскурсию. Только Лиам прекрасно знает, какой Рейкен замечательный актер, можно сказать – оскароносный. По меркам сверхъестественного мира, естественно. Ему когда-то в школу театрального мастерства надо было поступать, а не по канализациям с Ужасными Докторами мотаться. Сейчас бы он по сцене цветы с женскими трусами собирал, а Лиаму не пришлось бы сдерживать себя от того, чтобы вмазать ему по морде прямо у всех на глазах.
Данбар посверлил гневным взглядом раздражающе мирное лицо Тео и его перекосило. Тео и понятие мира в его горячей голове никак не вязались. Это как ставить оборотня с РПВ на одну ступень со спокойствием, и утверждать, что они равнозначны. Мирный Тео это даже не смешно, это страшно. Никогда не угадаешь, что творится у него в голове и какой очередной поганый план он там вынашивает.
- ....ты же хочешь посмотреть на подвал... – донеслось до Данбара и он тут же навострил уши, прислушиваясь к разговору двух смутно знакомых подростков. План созрел сам по себе.
Кинув очередной злобный взгляд на Тео, Лиам сжал челюсти, принимаясь рисовать пальцем по пыльной поверхности стола. Костяшки до сих пор саднили, но он не обращал на них никакого внимания. Исцелятся, никуда они не денутся.
- Ты пожалеешь, - тихо зашипел оборотень, прекрасно зная, что химера его расслышит.
Когда карикатура на морду козла все-таки нарисовалась, он подписал под ней Т.Р. и обтер руки о тяжелую бархатную штору. Лиам прекрасно понимал, что это выглядело очень по-детски, как написать слово из трех букв на заборе, но ему было наплевать. Химеру хотелось разозлить, так как он мог иметь дело со злым Тео, как и с любым другим злым сверхъестественным существом. А как воспринимать Рейкена, корчащего из себя примерного ученика, он не знал. Это умиротворенное лицо раздражало, заставляя угасающий было гнев, вновь закипать. Второго приступа за сегодня он не перенесет - сорвется. 
Лиам перехватил взгляд Тео, с дружелюбным оскалом показал ему средний палец, развернулся на пятках и пошел вслед за парочкой ребят, искать подвал. 

Тот человек, который решил сделать из этого дома музей, либо знатно продешевил, либо никогда не был в настоящих музеях и, тем более, в замках. Ибо от замка в этом доме было лишь одно название и то лживое. Дом не представлял из себя абсолютно никакой исторической ценности. Коридоры, двери, лестница,  и снова двери, ведущие неизвестно куда. Если здесь действительно, как и рассказывал учитель, проживал самый великий серийный убийца округа Бейкон, то от следов его деяний уже давно ничего не осталось. Лиам подозревал, что он был сверхъестественным существом, раз смог завалить такое количество народу и столь долго оставаться не пойманным. А поймали ли его? В брошюре об этом ничего не сказано. Может быть, он еще живой и бродит где-нибудь по темным холодным подвалам этого дома? Бред, кончено, но будь оно правдой, то Данбар мог бы скормить ему Тео. Технически химеру прибил бы этот маньяк, а не Лиам, и все бы остались довольными. Ну, кроме Рейкена.
Вход в подвал нашелся быстро и дверь в него, и правда, оказалась закрыта на навесной замок. Лиам повертел его в руке, подергал и зло хмыкнул: замок старый, со следами ржавчины и шатающейся душкой. Такой сломать - как плюнуть, особенно оборотню. Не медля, он потянул душку замка в сторону и резко вверх, выворачивая ее из корпуса. Раздался скрежет и замок развалился. Лиам быстро посмотрел по сторонам – вроде никого, и открыл дверь. Его сразу обдало прохладой, вперемешку с противным запахом затхлости. Поморщившись, Лиам сунул голову в подвал, но кроме обсыпавшейся кирпичной кладки, хлама и поворота, ведущего куда-то в бок, ничего не увидел.
- О, да тут открыто, - рядом раздался веселый девичий шепот и мимо проскользнула та самая парочка, что своим диалогом побудила его выломать замок в помещение, закрытое для посещений.
Лиам хотел крикнуть им вслед, чтобы немедленно возвращались, но прикусил язык: если мистер Гибсон увидит его здесь, то всю следующую неделю Данбар будет оставаться после уроков и разбирать книги в библиотеке.  Оборотень отошел от двери, чтобы понять далеко ли учитель, но первым делом удачно наткнулся на Рейкена.
В голове что-то щелкнуло и он не нашел ничего лучше, чем плечом толкнуть химеру в сторону подвала и сделать шаг навстречу, уже в деталях представляя, как ударом лба о переносицу, отправит его в нокаут.
- Какого хрена ты здесь делаешь? - зарычал Лиам, оскаливаясь и имея ввиду Бейкон Хиллс в целом, а не этот дом.
Злость вновь поползла по венам, грозясь выплеснуться наружу разрушительной волной.

+4

5

Было даже немного грустно от того, что зловещий дом оказался не таким уж и зловещим.
Да Тео бы смог и то больше интересного показать, проведя школьников по подземным ходам Бейкон Хиллс, где в самых потаенных уголках раньше скрывали свои лаборатории Врачеватели Страха. Там хотя бы был законсервированный офицер времён Второй Мировой Войны, который имел очень даже полезные свойства подпитывать жизнь в докторах и оживлять мёртвых химер. Да, Тео мог бы проводить там экскурсии, если бы кто-то не подчистил всё в лабораториях. И это был вопрос номер один, который интересовал Тео. Кто?
После возвращения из ада он первым делом проверил прежние места обитания Врачевателей, но ничего там не нашел. И это было довольно странно. Потому что если в местах, которые были известны Скотту и Ко могли постараться и они, то было несколько тайных убежищ, о которых МакКолл и его друзья знать не могли. Тогда кто? Ведь Марсель и два других доктора были повержены. Этот вопрос волновал Рейкена. Ему бы пригодились наработки докторов, и то, что они бесследно исчезли, было очень и очень плохо.

Тео медленно расхаживал среди студентов, прислушиваясь к разговорам, в надежде услышать хоть что-то интересное и полезное, но всё было пустым трёпом, на который и внимания обращать не стоило. Парочка, стремившаяся попасть в подвал, пока что была в поле зрения, поэтому беспокоиться за то, что они пропадут и всем придется их искать, тратя драгоценное время, было рано. Взгляд химеры остановился  на репродукции картины «Искушение святого Антония» Иеронима Босха, которая висела на одной из стен. Пожалуй, это было единственное, за что мог зацепиться взгляд в этом помещении. Все эти сцены обличения греховности алхимиков, которыми пестрило полотно, монстры, множество различных деталей могли бы затянуть надолго. И экскурсия, возможно, пролетела бы гораздо быстрее. От созерцания центральной части триптиха, где творилось что-то не совсем понятное, Рейкена отвлек голос стоящего неподалёку Данбара.
Тот всё еще никак не мог угомониться и взять себя в руки. Даже вот угрозами начал разбрасываться в сторону Тео.

Химера посмотрел в сторону беты Скотта МакКолла, вопросительно приподняв бровь, мол, о чём именно он пожалеет? Но Лиам удостоил его ответом в виде красноречивого жеста и не более, после чего скрылся в другой комнате.
Химера подошел к тому месту, где до этого находился Лиам, и увидев художества того на пыльном столе, усмехнулся. У парня явно были неплохие задатки художника. Фантазия конечно не как у того же Босха, но исполнение было очень даже неплохое.
«Симпатичный козёл. Даже есть некоторые сходства», - Рейкен нарисовал рядом с мордой козла улыбающийся смайлик и хотел было уже отойти, но подумав, взял тяжелую штору за край и стер её углом символ стаи МакКола со стола. «Вот теперь всё»

- Давай сейчас, пока Гибсон отвлекся, - мимо прошли та самая парочка и направились в коридор к двери, за которой как раз и находился злополучный подвал.
Меньше всего Тео хотелось наниматься к этим двоим в няньки, но еще меньше ему хотелось торчать в этой дыре больше положенного. Нужно было проследить за тем, чтобы никто не проник в подвал и не потерялся где-то в его дебрях.
Гибсон с остальными студентами уже проследовали на второй этаж. Учитель истории что-то увлеченно рассказывал об инструменте для пыток именуемом «Потрошитель».
Возле подвальной двери Рейкена ожидал сюрприз. Мало того, что сама дверь была открыта и в неё уже успели юркнуть Лиззи и Рон, так здесь еще околачивался и Данбар, который непонятно что здесь забыл.

- Какого хрена ты здесь делаешь? – не совсем дружелюбно поинтересовался маленький бета МакКолла, предварительно толкнув химеру в открытую дверь. Тео споткнулся о валявшийся под ногами разломанный амбарный замок и, ухватившись рукой за дверной косяк, с трудом сохранил равновесие.
«Кажется, влипаю в неприятности»
- Стараюсь избежать дополнительных часов нахождения здесь. Если эти двое потеряются, всем остальным точно придется ждать, пока их найдут, - Тео, конечно же, понял, что вопрос Данбара был немного не об этом, но химера не собирался играть по его правилам. Если Скотт не удостоился объяснить своему бете, как и когда вернулся их ужасный и страшный враг, то Тео тем более не собирался этого делать. Пусть этим самым он и рискует разозлить оборотня еще больше.
Волны ярости и злости исходившие от Данбара, явно намекали на то, что Тео отсюда не уйдет просто так. Сбитые костяшки на руках оборотня говорили о том, что у того скорее всего очередной приступ. И не нужно быть провидцем, чтобы понять, кто именно спровоцировал этот приступ.
«Хорошо, что сегодня не полнолуние». Лиам был довольно сильным оборотнем. Тео это понял еще тогда, когда изучал стаю Скотта. Если бы в нем не было той мощи и той злости, то Рейкен бы не ставил именно на него, когда планировал убийство Скотта. Вот только плохо, когда эта мощь и сила направлена против тебя.

- Отвали, Данбар. Мне. Не. Нужны. Проблемы, - медленно и спокойно сказал Тео. Но внутри закипало раздражение. Малия, Скотт, Лидия - все ему уже десяток раз успели сказать о том, что его место в Аду, а не здесь. Тео не хотелось слушать это в очередной раз. Ничего нового Данбар точно не скажет. Они винили во всем том раздоре, который случился с их стаей, исключительно только Рейкена. Хотя каждый из них был виноват не меньше. Тео даже не пришлось сильно стараться, чтобы добиться распада стаи. Они сделали всё сами. Химера лишь направил каждого из них. Совсем чуть-чуть подтолкнул в нужном направлении.
Рейкен повернулся спиной к Лиаму, что естественно было слишком рискованно, но он не боялся драки. Он не боялся Данбара.
- Нужно найти этих идиотов, пока они не попали в неприятности. Тебе стоит вернуться к Гибсону, Лиам, - Не оборачиваясь сказал Тео и завернул за угол, ведущий к лестнице вниз. Голоса парочки отдалялись. Нужно было их догнать.

+4

6

- Действительно, зачем проблеме – проблемы, - огрызнулся Лиам, сжимая руки в кулаки и чувствуя, как вылезающие когти впиваются  в собственные ладони. Раньше этот метод немного помогал держать себя в руках, ибо боль делает оборотней людьми. Сейчас же Данбар очень сомневался, что это сработает.
Тео вел себя так, словно за их плечами не было отвратительного куска совместной биографии с кровавыми убийствами, Ужасными Докторами, мертвыми химерами и прочим дерьмом, в котором тот принимал активное участие. Как будто он не промывал стае мозги, а  стая, в свою очередь, не отправляла его в Ад.  По сути, они должны друг друга ненавидеть, только вот злость и раздражение испытывает, по-видимому, один лишь Лиам. И осознание этого факта, кстати, ни капли не помогает успокоиться, наоборот, лишь больше бесит. А еще вызывает некоторое замыкание в голове. Тео, что, подменили? И на самом деле это не он вовсе, а его двойник или того хуже - клон. Или это очередной сверхъестественный высер ненавистного старого пня под названием Неметон?  Лиам вдруг ощутил острое желание выкорчевать его по возвращению в город.
«Какого черта здесь происходит?»
Тот самый Тео Рейкен, старый и отнюдь не добрый, без сожаления свернул бы Лиаму шею за то, как  с ним обошлись и куда, в итоге, отправили на долгосрочный уикенд. Ну, или хотя бы попытался это сделать, чего уж там говорить. Но этот Тео мало того, что не выказывал ни капли ненависти, так еще и спиной к нему повернулся, гордо удалившись восвояси. Как будто Данбар – глупый маленький щенок, от которого можно легко отмахнуться, как от надоедливой мухи. Мол, не скули тут, давай, иди к учителю, там твое место.
По совиному моргнув, Лиам вышел из ступора, в который сам себя загнал, и, тихо зарычав, уверенно ринулся за Рейкеном. Доски под его ногами подозрительно заскрипели, но Лиам не обратил на это должного внимания, лишь отметил про себя, что в подвале, почему-то, деревянный пол. Обычно подвал это самый нижний уровень любой постройки, и его пол чаще просто заливают цементным раствором, но никак не кладут доски. Это было странным, но Данбару было фиолетово. Доски, бетон, паркет, полянка с одуванчиками – какая, к чертям, разница во что именно впечатывать лицо Рейкена.
- Перестань изображать из себя хорошего парня и делать вид, что тебя хоть как-то волнуют посторонние люди, –  рявкнул он в темноту, как только перед ним вновь замаячила спина химеры, - Ты не хороший парень, Тео.
Тихий девчачий шепот из темноты, попросил Лиама завалиться, иначе сюда прибежит мистер Гибсон и вся их экскурсия по подвалу накроется женским половым органом. Но Данбара уже несло.

Мэйсон или Скотт бы сейчас попросили его успокоиться, прочитать мантру сто раз и сказали бы что-то типа «все заслуживают второй шанс, Лиам». И этот самый Лиам с ними бы даже согласился, просто потому, что это действительно так. Каждый человек имеет право на ошибку и, следовательно, на второй шанс. Кому-то это  шанс подкидывает сама жизнь, кто-то долго и упорно трудиться, чтобы его заслужить – не важно.  Мораль гласит, что нужно прощать других людей и давать шанс, если не исправить  сделанное, то просто загладить вину. Но, черт... где этот самый второй шанс, а где - Тео.  Мысль о том, что Рейкен просто может стать другим после увлекательного времяпровождения в Аду, упорно не укладывалась у него в голове.
Он в три прыжка догнал химеру и с силой хватил его за плечо, чтобы с тихим рыком развернуть к себе лицом. Доска под ним опасно затрещала, но оборотень лишь на автомате сделал шаг в сторону.
Где-то в паре метрах от них застыли Лиззи и ее парень, обрывая все свои разговоры и вновь шикая на неугомонного одноклассника. Без волчьего зрения их было уже почти не разглядеть, но применять его Лиам не собирался: они будут очень громко орать, когда заменят в темноте два светящихся глаза. И тогда на крики точно прибегут все, кому не лень, включая историка, всех школьников и работников этого недомузея.
- Помнится, ты так уверенно шагал по людям и даже не спотыкался, а сейчас тебя вдруг беспокоит чья-то жизнь? В Аду, что, исправительно-перевоспитательная колония? – тихо-тихо зашипел Лиам, прекрасно зная, что Рейкен его расслышит - он же химера, - Или ты успел даже там всех задолбать?
Лиам понимал, что тупо нарывается. Впрочем, нарваться он хотел с самого начала. Ему нужно было приспособить куда-то свою полыхающую злость, а драка с Тео была идеальным вариантом: и душу отвести можно и гнев наружу выпустить. Только сначала нужно избавиться от той шустрой парочки, что собиралась продолжать бегать по подвалу. У этой драки не должно быть никаких свидетелей, это чревато. Да и ребята могли элементарно заблудиться, угодить в какую-нибудь ловушку, если те на самом деле существовали, или просто споткнуться и переломать себе руки-ноги в темноте. Тем более, замок подвала выломал он, Лиам, и случись беде – ответственность ляжет на него же. И плевать, что никто другой этого не видел,  ведь чувство вины не даст ему спокойно спать.
Данбар честно хотел сказать Лиззи и Рону, чтобы они немедленно уходили из подвала, а иначе он лично приведет сюда Гибсона, но его мозги никогда не поспевали за его кулаками, а кулаки – за мозгами. Прежде чем открыть рот, Лиам оттолкнул Рейкена на расстояние удара и левой рукой, прицельно, врезал ему в нос. И все его благие намерения тот час рухнули, моща своими обломками дорогу не то в старый добрый Ад, не то к местному мифическому лабиринту, полному ловушек.

Отредактировано Liam Dunbar (07.08.2018 10:00:29)

+5

7

Сложно было придерживаться линии поведения, которую Тео выбрал каких-то пару дней назад ради единственного человека, на которого ему не было плевать. Появление сестры в мире живых людей кардинально изменило первоначальный курс, который наметил Рейкен по возвращению из заточения в чертовом кошмаре. Единственными желаниями Тео после того, как он очнулся посреди леса возле Неметона, были не вернуться обратно в Ад к Таре и отомстить Скотту МакКоллу и всей его шайке. На этот раз без всяких исключений. Возможно, исключением была бы Малия. Но она навряд ли бы приняла такой расклад, где Тео бы убил всю её стаю, а её оставил в живых. Поэтому без исключений. И вовремя попавшийся на пути нагваль по имени Кайл Дженкинс только подпитывал желание мести. Как оказалось, у того тоже были свои счеты с местным героем. Этот внезапный союз давал надежду на то, что Тео в итоге получит удовлетворение от кровавой мести, в самое что ни на есть ближайшее время. Он бы поочередно искупался в крови своих врагов с превеликим удовольствием. И на этот раз разорвал бы бессмертного Скотта на мелкие кусочки, перед этим вырвав сердце из его груди и скормив его нагвалю, у которого были свои специфические пристрастия. Вот только девушка с огромными оленьими глазами, наполненными непониманием и страхом в больничной палате госпиталя Бейкон Хиллс перевернули весь мир Рейкена с ног на голову. Вселенная будто предоставила ему второй шанс, вернув ему сестру. Словно услышала его мысли о раскаянии в том зацикленном ужасе, где он провел с dark Тарой, казалось целую вечность, ему вернули его настоящую Тару живой и невредимой.

Рейкен не мог похерить этот шанс просто так. Теперь ему было что терять. Теперь у него была причина, ради которой ему приходилось переступать через себя, задвинув мысли о мести поглубже, туда же, куда и гордыню вместе с амбициями. У него был человек, ради которого нужно было постараться стать лучше. Перед которым ему необходимо было загладить вину за все то, что он сотворил. Тео не испытывал ни малейшего угрызения совести за любой из своих недобродетельных поступков, которых он успел совершить в жизни огромное множество. Кроме одного. Того самого первого ужасного поступка, который пустил под откос всю его жизнь. После которого он прочно закрепился не на том жизненном пути, и с которого его никто не смог увести, вернув на правильную дорогу.
И Тео действительно надеялся, что Тара поможет ему хотя бы частично избавиться от тьмы, которая была его сущностью.

Она уже помогала. Пусть она присутствовала в жизни своего брата всего лишь несколько дней, а он уже не думал о том, как было бы прекрасно избавиться от Данбара, воспользовавшись таким удобным случаем. Почти не думал. Тот всё-таки был довольно раздражающим малым. И вместо того, чтобы свалить по-хорошему, попёрся следом за Тео. Настырный оборотень почему-то решил, что Тео волнуют Лиззи и её бойфренд. Хотя Тео волновало только то, что ему придется задержаться в этой дыре дольше положенного в случае их пропажи, и ему не удастся попасть в часы больничных посещений к сестре. Тео закатил глаза и выругался про себя. Пусть этого никто и не видел и не смог оценить его раздражения по достоинству. Кажется, ему необходима была своя мантра, чтобы гасить в себе желание убивать надоедливых щенков Скотта.

Горе-парочка не успели уйти далеко, поэтому буквально за парой поворотов довольно узкого коридора, со свисающей по углам паутиной Тео нагнал их. А его в свою очередь нагнал Данбар.
Его напор и бесстрашие равноценно как раздражали, так и восхищали. Как и преданность Данбара своему Альфе, за которого он был готов лезть в пекло. А еще он, скорее всего, знал, что Тео не представляет для него достойной угрозы, пока где-то рядом бегает кицунэ, со своим волшебным мечом. Поэтому и вёл себя слишком уж бесстрашно. Он беспардонно схватил Тео, чтобы высказать ему в лицо свои очередные обвинения. И на этот раз они задели химеру за живое. Если первую часть о беспокойстве за чьи-то жизни можно было снова пропустить мимо ушей, то насмешки глупого оборотня о пребывании Тео в Аду заставили сжать кулаки и челюсти до боли в мышцах, скрывая накатывающие, как огромная волна цунами раздражение и злость. Да что он вообще знает?

- Уж поверь, ты бы превзошел даже меня в задалбывании всех адских чертей, если бы оказался там, и тебя бы вышвырнули оттуда гораздо раньше меня, - также тихо прошипел Тео свозь зубы, - И еще чуть-чуть и я пройдусь по тебе также не спотыкаясь, как и раньше по другим, если ты не отвалишь.
Наверное, угрозы не вязались с тем, что Тео собирался вроде бы как вести себя тихо и не отсвечивать. Но Данбар хотел вывести его из себя, ну что же, получите-распишитесь, как говорится. Тем не менее Тео не собирался наносить первый удар, чтобы малыш бета не побежал к своему благородному Альфе радостно вопя о том, что Рейкен-то всё еще псих недоделанный, опасен и его пора отправить обратно в преисподнюю. Ведь он этого хотел? Чтобы Тео вернулся туда, откуда выбрался? И вернулся поскорее.

Хрен тебе, Данбар.
Это была последняя здравая мысль, перед тем как хрустнул хрящ, а кровь из носа брызнула на куртку и пол, который вдруг тоже громко хрустнул и исчез из-под ног. Рука инстинктивно взлетела в сторону Данбара, чтобы ухватиться за него, но ухватиться удалось только за воздух перед собой.
Справа вскрикнула Лиззи.
Если бы Тео успел подумать хоть что-то во время падения, то наверняка в его мыслях бы крутился вариант с тем, что это очередной жирный намек вселенной о том, что всё же стоит более серьезно отнестись к возможности искупления грехов. Карма и всё такое.

Прежде чем через пару секунд удариться спиной о земляной пол, Тео сшиб на своём пути несколько деревянных прогнивших перекладин, что, несомненно, снизило скорость падения  в эту кроличью нору и смягчило удар.
Всё произошло слишком быстро.
Рейкен пытался проморгаться, но глаза, казалось, засыпало древесной трухой, песком, землей, или что там было в этом подземелье драконов. На нём сверху чувствовалась тяжесть чужого тела, что уже было хорошо. Если чувствуешь что-то, то значит позвоночник не сломан.  Это тело, лежащее сверху на Тео застонало. Лиззи. Рядом раздался шорох и покашливание других участников полёта.
- Твою ж мать, - простонал Тео, понимая, что пара рёбер все же сломаны, - Чёртов Данбар.
Нужно было убедиться, что этот придурок жив и не свернул свою шею, на которой держалась глупая башка. И вытрясти из него всю дурь.
Лиззи застонала громче, когда Тео предпринял попытку выбраться из-под неё.

+4

8

Где-то между попыткой сказать Тео, что он мудак, и занесением кулака для очередного удара, Лиам вдруг осознает, что деревянного пола под его ногами больше нет. Более того – под его ногами вообще больше ничего нет, а сам он, подавившись собственным вздохом, падает куда-то вниз. Сердце делает акробатический трюк в груди, перед глазами мелькают перекрытия, а самому Лиаму чудится, будто он летит слишком долго и слишком далеко. Естественно, это не так, ибо на деле падение занимает всего ничего, несколько секунд. В следующий момент его сильно ударяет об пол, вышибая из легких весь воздух. 
Первое, что почувствовал Лиам после падения, - он жив. Правда, пока не ясно насколько, но жив.  Под щекой ощущается холодный пол, во рту - отвратительный металлический привкус крови, а в груди что-то болезненно сдавливает при каждом вздохе. Оборотень с трудом разлепляет веки и поворачивает голову, которую тут же простреливает пульсирующая боль. По виску стекает что-то теплое, и он готов руку дать на отсечение, что умудрился разбить себе голову.
Дыра в башке это не то, чего он хотел, отправляясь на эту долбанную экскурсию.
Лиам еще какое-то время лежит, напоминая себе манекен после краш-теста, чтобы дать регенерации возможность подлечить организм. В такие минуты он как никогда четко понимал плюс того, чтобы быть оборотнем: ты не можешь убиться так же легко, как обычный человек, а большинство ран залечатся в ближайшие полчаса. Просто нужно немного времени и все будет нормально.
Рядом раздался приглушенный кашель, и Лиама мороз продирает по коже от осознания того, что кто-то из ребят упал вместе с ним. В разбитой голове бешеным хороводом проносятся недавние события, веселые лица Лиззи и Рона, голос Тео и попытка выместить на нем злость. Оборотень упирается ладонями в пол и, напрягая мышцы, рывком приподнимается. К горлу сразу же  подступает тошнота и он тяжело сглатывает, оглядываясь по сторонам: рядом с ним валяется Рон, чуть дальше - Рейкен, придавленный сверху хрупкой девчонкой.  На секунду ему кажется, что никто не подает признаков жизни, но затем пострадавшие шевелятся, раздается бормотание, и Лиам рвано выдыхает от облегчения. Живые и это самое главное.
Рон медленно переворачивается, со стоном хватаясь за правую руку и сильно зажмуривая глаза. Лиам бегло осматривает его, подмечая, что открытых кровоточащих ран на нем не видно. Во всяком случае, на первый взгляд. По большому счету паренек родился в рубашке, раз не  помер после падения  с такой высоты.
Чувство вины за произошедшее обрушивается, словно лавина, быстро и мощно, разом вытесняя из головы все остальное. Впрочем, как и всегда после каждого приступа РПВ: сначала ты творишь, что пожелаешь, и тебе кажется это вполне логичным и оправданным, а потом в голове проясняется и единственное, что хочется, так это пойти и утопиться. Он – ходячая катастрофа. Бомба замедленного действия, которая взрывается всегда не вовремя и там, где не совсем надо. Он так и не научился себя контролировать и вряд ли когда-нибудь научиться. И никакая мантра ему уже толком не помогает, лишь оттягивает неизбежное.
«Бешеный идиот»
Он слышит, как болезненно стонет Лиззи от каждого движения и ему самому хочется застонать от собственной глупости.  Если бы гнев не взял над ним верх, если бы он не сломал замок в подвал, если бы не привязался к Тео, то, возможно, ничего бы этого не произошло. Конечно, это медведеобразный Рейкен проломил собой пол, но именно действия Лиама привели его к этому. Будь ситуация иной, Данбар бы обвинил Тео в том, что он слишком здоровый, и пора уже начать качать мозги, а не мышцы. Но уже случилось то, что случилось, и надо было что-то с этим делать, чтобы хоть как-то исправить их плачевное положение. Оборотень на автомате поднимает глаза к потолку, упираясь взглядом в зияющую дыру высоко над их головами, и отстраненно делает вывод, что его одноклассникам, действительно, неслыханно повезло.
Очередной скулеж девчонки заставляет его  подняться на ноги и за несколько шагов достичь все еще валяющихся, друг на друге, ребят. У Лиззи волосы в крови и неестественно, под странным углом, вывернутая нога. И не надо быть медиком, чтобы понять – у нее сильный перелом, возможно, даже в нескольких местах. Оборотень опускается на колени, осторожно касаясь пальцами чужой руки. Скорее всего, Лиззи нельзя трогать и перемещать с места на место, чтобы не навредить еще больше. Да и никто из присутствующих не сможет оказать ей квалифицированную медицинскую помощь.
Лишь сможет забрать ее боль, облегчив страдания и давая ей шанс дотянуть до приезда бригады скорой помощи.
- Замри, - хрипло просит Данбар, обращаясь к Рейкену, и аккуратно обхватывает хрупкое девичье запястье руками.
Тонкие черные полосы вен тут же заскользили под кожей вверх, по руке, обвивая предплечье и плечо, поднимаясь выше и погружаясь в его горло. Лиам с силой сжал зубами свою губу, грозясь прокусить ее насквозь. Он прекрасно понимал, что сам еще не исцелился, а голова даже и не начинала, поэтому не сумеет забрать достаточно чужой боли.  Но он возьмет столько, сколько осилит, не свалившись в обморок. Будет терпеть до последнего, пока станет совсем невыносимо.

+5

9

Тео частенько задумывается над тем, какой бы оказалась его жизнь, если бы он сел  в пикап сразу же после возвращения из преисподней и уехал куда подальше от Бейкон Хиллс. Наверняка он бы сейчас не валялся не пойми где с переломанными костями, с переломанной девчонкой на груди. У него бы не чесались руки придушить одного несмышленого оборотня. Он был бы спокоен и умиротворен где-нибудь на другом конце страны (а еще лучше в Канаде), начав жизнь заново без докторов и всей этой надоедливой МакКолловской шайки. Он бы начал строить доверительные отношения с другими оборотнями, вступив в стаю разумного и взрослого альфы, которого бы со временем, естественно, убил, заняв его место, но все бы в стае к тому времени уже души не чаяли в Тео, поэтому были бы только рады такому повороту событий. Рейкен поступил бы в колледж по поддельным документам и начал постигать все прелести студенческой жизни к осени. А не вот это вот всё.
Шевеление, стоны и хрипы вокруг означали то, что все, кто свалился к “центру земли” живы. Уже неплохо. Не придется лезть из кожи вон, доказывая свою непричастность к смертям школьников перед шерифом Стилински.
Химера прислушивается к рваному дыханию Лиззи. И это вот уже не слишком хорошо. У девушки хоть и было довольно мягкое приземление благодаря тому, что она стояла рядом с Рейкеным и упала точнёхонько на него, но всё же она умудрилась расшибить себе голову.
Рядом оказывается Данбар, и если бы здесь не было так темно, что хоть глаз выколи, то Тео бы наградил того взглядом из серии “Ну что, доволен?”
Но здесь темно, и приходится подключить свое сверхъестественное зрение, чтобы рассмотреть на лице оборотня всю боль раскаяния от произошедших событий. Естественно, тот, скорее всего, уже принялся к мысленному самобичеванию за то, что подверг опасности невинных подростков. Интересно, Лиам был бы счастлив, если бы Тео раскроил себе голову при падении и умер?
Наверняка да. Поблагодарил бы всевышнего за такую удачу и принялся дальше жить счастливо, обретя в стае МакКолла статус героя за убийство химеры.

Тео молча и покорно замер, когда Лиам решил, конечно же, погеройствовать забирая боль у девчонки. Сам маленький бета выглядел ничуть не лучше Лиззи, и вся эта его затея с помощью девочке была действительно похвальной и необходимой, но в разумных пределах. А разумом Данбара природа явно не наделила.
Поэтому Рейкен выждал некоторое время, перед тем как перехватить запястье оборотня и оторвать его руку от Лиззи. Ровно в тот момент, когда сердечный ритм Лиззи начал выравниваться, а вот ритм сердечка благородного рыцаря Данбара грозил сойти на нет.
- Хватит. Если ты здесь сейчас умрешь геройствуя, то ты явно не спасешь этих ребят, - прохрипел Тео, отталкивая в сторону руку оборотня и осторожно выбираясь из-под девушки, чтобы не причинить ей лишнюю боль и не повредить ей ничего. – Не забывай, что в случае чего, они останутся здесь со мной.
С ужасным и злым Тео Рейкеном, который сожрет бедных детишек, чтобы не оставить от них и следа. Нет тела – нет дела, как говорится. Может быть, хоть этот довод заставит Данбара не суицидничать в порыве самобичевания. Тео же нужен был живой оборотень в данной ситуации, а не мёртвый. Потому что от мёртвого Данбара пользы будет мало, а Тео не хотелось возиться с этими ребятами больше положенного.

Внутренности словно хорошенько подробили и перемололи в блендере. По крайней мере, ощущения были именно такими. Тео не сильно удивится, если начнёт кашлять кровью из-за пробитого сломанным ребром лёгкого, например. Приземление было всё же не из мягких. Телу придется постараться, чтобы восстановиться. Но в любом случае, оно восстановится. А вот тело Лиззи – нет.
- Эй, парень, ты там живой? – вопрошает Тео, обращаясь к Рону, при этом роясь в карманах в поисках телефона, с надеждой на то, что тот цел и его можно будет использовать хотя бы как фонарик. Потому что навряд ли здесь ловит сеть, чтобы позвонить медикам. А Лиззи необходимо будет оказать первую медицинскую помощь. А светить желтыми глазами, когда ребята в сознании – не самая лучшая идея.

По защитному экрану телефона расползлась причудливого узора паутина трещин.
«Замечательно»
Сам телефон всё же работал. И как Рейкен и ожидал о сотовой сети в этой дыре речи не шло. Тео очень не любил дыры после недавних событий. Функция фонаря тоже была исправна. Что тоже радовало. Рейкен включил фонарь и положил телефон на земляную поверхность так, чтобы тот светил на Лиззи.
- Живой, - наконец-то отзывается Рон. – И, кажется, ничего не сломал.
«Везучий сукин сын, если выберется из этой дыры, то может идти покупать лотерейный билет. Наверняка еще и миллион выиграет»
Рейкен бросает взгляд на Данбара. Тот выглядит не очень хорошо. От слова совсем. И если он вдруг подумает снова лезть к Лиззи со своей суперсилой обезболивания, то Тео его точно вырубит. Чтобы восстанавливался спокойно и не отсвечивал.
- Ты выглядишь, как дерьмо. Сиди смирно, - говорит Рейкен Данбару предупреждающе. Сам-то он, скорее всего, выглядит не лучше, но восстанавливаться Тео будет в любом случае быстрее. Хороший бонус к тому, чтобы быть химерой.

Первую помощь Тео оказывал вполне достойно. В этом могла убедиться Лидия Мартин, когда он остановил ей кровотечение после когтей Трейси. Теперь стоило оказать её и Лиззи, чтобы она нормально дождалась помощи уже медиков.
Первым делом Рейкен осмотрел голову девушки. Рана была не смертельной, но сотрясение она, скорее всего, себе заработала. С ногой было всё гораздо хуже.
- Рон, двигаться можешь? – Рейкен понимает, что лишний раз Лиззи лучше не перемещать, но он не сможет наложить ей шину, пока она лежит в такой позе, как сейчас.
Рон кряхтит и стонет, словно разбитый параличом старикан, но всё же поднимается на ноги и подходит ближе. – Поможешь её перевернуть на спину. На раз-два. Осторожно только. Бери за плечи, а я постараюсь зафиксировать ногу.
Они переворачивают девушку, и та приходит в себя. У неё явно болевой шок от переломанной в хлам ноги, потому что она снова отрубается.

Рейкен осматривается по сторонам. Вокруг валяются обломки перекрытий. И есть даже парочка подходящих, чтобы зафиксировать ногу Лиззи на первое время.
- Снимай футболку, - командует Тео, обращаясь к Рону. Тот округляет глаза, а Тео свои закатывает к предполагаемому потолку, если бы тот здесь был, - Мне нужно наложить ей шину. И, так как я не ношу с собой аптечку на экскурсии, то мы порвём твою футболку и зафиксируем ей ногу. Твоя ведь девушка, тебе и жертвовать гардеробом.
Когда Тео заканчивает колдовать над Лиззи, проходит достаточно времени, чтобы их кинулись спасать и искать, но сверху почему-то не раздаются обеспокоенные крики одноклассников и мистера Гибсона, что не очень-то и хороший знак.
Рейкен наконец-то может нормально осмотреться по сторонам, чтобы определить глубину той задницы, в которой они оказались.
- И что это за место, чёрт возьми?

+5

10

Забирать чужую боль процедура не из приятных, даже, наоборот, она чертовски болезненная.  Лиам это давно знает, но когда его в этой жизни что-либо останавливало? Особенно, если совесть мучает, а чувство отвращения к себе зашкалило за отметку «идиот».  Лиззи было очень больно. Настолько, что она вряд ли придет в себя в ближайшее время. Лиам чувствовал ее тягучую боль, как свою собственную. Боль текла по его венам, будто раскаленная лава, и, казалось, что они изнутри огнем горят. Будь ситуация другой, он бы уже убрал руку, но сейчас этого делать было нельзя – состояние девчонки могло ухудшиться в любую секунду и привести к ее смерти. Парень же хотел, чтобы она дотянула до момента, когда они смогут вызвать скорую помощь и та доберется до этого чахлого музея.
Его руку отталкивают и, в каком-то секундном забытье, Лиаму кажется, что Лиззи очнулась, но нет: это просто Тео, который решил, что Данбар сейчас отдаст концы, организовав им еще и труп. В целом, небезосновательно. Губу Лиам все-таки прокусил и, теперь, кровь тонкой струйкой стекала у него по подбородку, капая куда-то на одежду и пол. Правда, по сравнению с тем, как он себя сейчас чувствовал, это ни о чем. Он до сих пор не исцелился, а теперь еще и ухудшил свое положение, помогая Лиззи. Наверно, забирать чужую боль, когда ты сам весь раненый, слишком безрассудно, но он не жалел о своем поступке. Это хоть как-то компенсировало все то, что он наворотил, пытаясь сорвать злость на Рейкене. Судя по состоянию последнего и его активным телодвижениям, химере досталось меньше, чем Лиаму. Еще полчаса назад сей прискорбный факт вызвал бы у оборотня раздражение, но сейчас раздражения не было. Как, впрочем, и  ненависти  и желания набить Тео морду. Все злобные чувства, видимо, выбило из него в момент жесткого приземления. С другой стороны, это даже к лучшему. Натворить еще большей херни, чем он уже натворил, было бы окончательным безумием.
- На себя посмотри, супермодель, - вяло огрызнулся Лиам, сосредотачиваясь на себе и своем израненном организме. Регенерация бесилась, не зная, на что бросать свои силы, потому исцеление происходило медленно. Но сей факт не помешал ему встать на ноги и, нетвердой походкой, отойти на пару метров в сторону, давая Тео пространство для всего того, чтобы он там ни делал.

Тео умел оказывать первую медицинскую помощь. Более того, он оказывал ее сейчас, для Лиззи, и делал это весьма профессионально - это стало почти открытием. Лиам смотрел так, будто у Рейкена только что выросла вторая голова. Это было бы удивительно, если бы не было так странно. И оборотень бы все это прокомментировал, если бы вовремя подобрал челюсть с пола. Он просто стоял, как покоцанное чучело трофейного медведя, не шевелясь и, кажется, не моргая. Рассказать кому – не поверят.  Данбар даже несколько подзабыл о том, что нельзя показывать волчьи глаза перед непосвященными в сверхъестественную тусовку Бейкон Хиллс. Во-первых, это напугает людей и таких, как он, станут бояться, считая монстрами из страшных сказок. Во-вторых – узнав, люди будут передавать это из уст в уста, что станет просто транспарантом «Добро пожаловать в добрый путь» для всех охотников, шатающихся по  округу Бейкон.
Лиам осторожно скосил глаза на Рона, но на данный момент того не волновало ничего вокруг, кроме Лиззи. На Данбара он и вовсе не смотрел, предпочитая пристально следить за манипуляциями Тео. Пожалуй, стоит, как и Рейкен, воспользоваться телефоном, чтобы не спалиться.
Оборотень еще раз взглянул на полуголого парня и, тяжело вздохнув, принялся стягивать с себя толстовку, болезненно кривясь от каждого движения. Лиаму замерзнуть не грозило, как и заболеть: на нем осталась плотная футболка и он оборотень. Да и температура в этом подземелье не настолько низкая, чтобы навредить сверхъестественному существу. А вот обычный человек может запросто простудиться и загреметь в больничку.
- Возьми.
- Все нормально, - заверяет Рон, но неосознанно немного потирает ладони. Лиам уверен, что ему холодно. 
- Здесь не солнечное калифорнийское побережье, а глубокий подвал, - Данбар кидает парню толстовку. Она пыльная и в его крови, но выбора у Рона все равно нет, - Ты заболеешь.
Лиззи выглядит ужасно и Лиам поджимает губы,  рассматривая ее бледное, словно обескровленное, лицо в свете двух телефонных фонариков. Дело – дрянь. Даже с оказываемой ей первой помощью и уменьшенными болевыми ощущениями, девчонке как можно быстрее нужен врач.  Только вот никакого врача не будет, пока кто-нибудь из них не выберется наружу и не позвонит в 911.
Оборотень посветил телефоном по сторонам и, заметив стену, двинулся к ней.  Пальцы коснулись холодного камня и он потер его пальцами, отмечая, что стена довольно шершавая, даже бугристая. Данбар двинулся вдоль стены, медленно отходя от школьников дальше, пока не наткнулся на коридор,  вход в который напоминал неровно вырубленный проем.
- Видимо, в том самом лабиринте, упомянутом  в брошюре, - отозвался Лиам, заглядывая внутрь проема, - Который со смертельными ловушками. Здесь какой-то проход, но куда он ведет и чем заканчивается отсюда не видно
Оборотень прислушался, но  не услышал ничего, кроме трех бьющихся сердец за своей спиной и шуршания одежды. Впрочем, доверять ему в плане слуха и зрения пока нельзя: из-за травм, организм мог сбоить, не распознавая необходимую информацию. Вдруг в этом подземелье водится что-то опасное?  Или кто-то. Тео же жил с Ужасными Докторами в туннелях, так почему кто-то другой не может? Идеальное место, чтобы скрыть себя и свои деяния от мира.
- Кому-то двоим придется пробовать выбираться на поверхность, чтобы привести помощь. А кому-то придется остаться здесь, с Лиззи,  - не поворачиваясь, предлагает Лиам, - Мистер Гибсон не спешит нас спасать. Не удивлюсь, если группа уже уехала домой и никто не заметил, что нас не хватает. 

Отредактировано Liam Dunbar (31.08.2018 01:25:39)

+4

11

Наверное, неплохо быть таким вот высокоморальным человеком, как Данбар. Который готов отдать последнюю рубашку малознакомому парню, чтобы тот не подхватил пневмонию.  И, наверное, очень плохо такому человеку страдать от приступов РПВ, во время которых ты можешь натворить столько отвратительных дел, за которые твоя высокоморальная совесть сожрёт тебя позже и не подавится. В общем, Данбару точно не повезло быть одновременно хорошим мальчиком и  обладать неконтролируемой разрушительной силой. Эдакий малыш Халк в современных реалиях.

Тео сосредоточился на внутренних ощущениях. Часть костей уже определенно срослась.
И сидеть на месте в ожидании, когда там наверху их хватятся, смысла не было никакого. По крайней мере, сидеть на месте всем четверым. Данбар хоть и не был шибко умным, по мнению Тео (по мнению Тео в стае МакКола умом отличался исключительно Стайлз), но озвучил вполне здравую мысль, что кому-то необходимо поискать выход.
Тео мог бы и сам вполне справиться с этой задачей. Обратившись в койота, он бы отыскал выход довольно быстро, если выход вообще имеется.
- Я останусь с Лиззи, - твёрдо сказал Рон, потирая ушибленную руку.
«Всего лишь вывих. Как?»
Высота падения составляла метров пятнадцать. В принципе бывали случаи, когда люди вполне переживали падение и с большей высоты, но с множеством переломов. А вот Рон был словно каучуковым человеком без костей. Впрочем, особо углубляться в обдумывание этого чуда Тео не хотелось. Мало ли чудес творится вокруг. Его возвращение из Ада тоже было тем еще чудом.
Чудом было и то, что Рейкен всё еще не придушил Данбара.
«Сплошные чудеса вокруг, мать вашу»

- Или же мистер Гибсон испытывает на учениках какое-нибудь приспособление для пыток, которыми он так восхищался, когда всех вёл на второй этаж, - ответил Рейкен на предположение Лиама о том, что все уехали, поднимаясь на ноги.
- Оставите нам один телефон? Мой не пережил падения, а Лиззи свой оставила в рюкзаке, - Рон сидит рядом со своей девушкой, поглаживая её по спутанным волосам.  Его лицо перекошено, словно он съел кислый лимон. Видимо, он её действительно любит. Бывает и такое.
- Экономь заряд, чтобы не остаться в полной темноте, - говорит Тео, направляясь в сторону проёма, возле которого торчит Данбар. Химера вполне может обойтись в этих тоннелях как без фонаря, так и без компаньона в поисках выхода. Но Тео даже не заикается Данбару, что может со всем справиться сам. Ибо ответ и так ясен. Лиам не доверится Тео ни при каком раскладе. И будет уверен в том, что химера просто их бросит здесь. И Тео бы бросил. Раньше бы поступил именно так.

Рейкен передвигает конечностями медленнее, чем хотелось бы, в районе грудной клетки все еще покалывает и это вызывает дискомфорт. Он подходит к Данбару и ощущает едва уловимое волнение исходящее от оборотня.
- Что это, Данбар? Боишься темноты? Или того, что в ней находится? – Тео похлопывает парня по плечу и протискивается мимо него в проход, который выводит не совсем понятно куда. – Ты можешь остаться с ребятами и подождать помощи. Потому что ты всё еще выглядишь как дерьмо.
Конечно же, Лиам не останется. Но это не значит, что Тео не может побесить этого малыша бету, чтобы тот не расслаблялся особо. Всё-таки они оказались в этой ситуации исключительно благодаря ему. Тео не может его убить, но никто не говорил, что он не может действовать тому на нервы.

Когда Рон и Лиззи остаются позади, можно не скрывать свои способности и подключать волчье зрение, чтобы спокойно осмотреться. Глаза загораются жёлтым и Тео осматривается. Небольшой коридор выводит их к более широкому проходу с деревянными перегородками. Всё вокруг напоминает никак не подземелье с ловушками, а катакомбы или даже заброшенную шахту. Сразу сложно понять. И скорее всего это была именно шахта. Потому что катакомбы обычно строили в черте города, чтобы в случае опасности в военное время жители города могли по ним передвигаться к безопасному месту. Сейчас же, они были слишком далеко от города.
- Не похоже на лабиринт с ловушками, - делает вывод Тео, продвигаясь дальше, - И воздух не спёртый, поэтому, скорее всего, выход где-то всё же есть.
«Вопрос в том, как далеко и как легко его можно будет отыскать?»
Это мог быть довольно долгий и наполненный неловким молчанием поход.

+4

12

- Не веди себя так, будто я маленький несмышленый ребенок. Я ничего не боюсь.
Конечно же, Лиам нагло врал, и даже делал это с честными глазами и не краснея. Каждое живое существо, будь то человек, оборотень или какая-нибудь неведомая дрянь, чего-то боится. Не боятся только полные дураки, у которых давно отшибло инстинкт самосохранения и последние мозги.
Лиам, например, боялся поубивать кучу людей в приступе гнева, а потом очнуться с глазами замечательного небесно-голубого цвета. Да он себе их когтями вырвет в тот же момент, как увидит свое отражение  в зеркале. Он боялся, что, узнав правду, родители не примут его такого, с когтями, клыками и желанием убивать каждое полнолуние. Ну, и не только в полнолуние, что уж там. Он боялся никогда не избавиться от РПВ, боялся, что мантра стаи Сатоми как-нибудь не сработает, боялся лошадей.... Хотя нет, лошадей он не боялся, они просто ему не нравились: большие, отвратительно воняют и лягаются. Да, Лиам много чего боялся, но не рассказывать же об этом Тео. Они не друзья, чтобы вести беседы на такие темы. Да даже если бы и были, то темное подземелье не самое удачное место для разговоров о страхах. Так и до панической атаки не далеко.
«Мне кажется, это тебе должно быть страшно под землей, Тео»
Данбар не мог не подумать о том, что именно Рейкену следовало чувствовать себя неуютно в этом подвале. Это же он  проторчал в Аду несколько месяцев и кто знает, что там, под землей, с ним происходило. Может быть, его там черти драли и у него теперь психологическая травма на всю жизнь. Лиаму было капельку любопытно, что может представлять из себя тот самый Ад – сковородки с грешниками или просто некое подобие забытья, как кома, - но спрашивать у Тео, конечно же, он ничего не собирается. Да и не время сейчас языками болтать. Им нужно выбраться на поверхность и вызваться службу спасения для ребят. Сами-то они регенерируют, а вот Лиззи и Рон могут пострадать еще больше.
Лиам стирает ладонью подсыхающую кровь со своего виска и шагает вслед за Тео, в темнотищу. Сама рана на голове уже не кровоточила, постепенно затягиваясь, что его несказанно радовало. Еще немного и тело начнет исцеляться активнее, а потом и вовсе восстановится.
- Подземная горная выработка? – предположил Лиам, рассматривая деревянную балку перед собой, служившую подпоркой для потолка в коридоре. Оборотень выпускает когти, слегка ковыряя бревно, и то легко крошится под нажимом его пальцев, -  Старое.
Данбар убирает руку, стряхивая с нее деревянную крошку. Если они действительно в старой заброшенной шахте, то ее тоннели могут тянуться на многие километры. И не факт, что выход из нее открыт. Шахта может быть законсервирована или просто завалена у входа, чтобы всякие диггеры не лазили и не гибли в ней пачками.
- Я не помню, что бы в истории Бейкон Хиллс было что-то про выработки. Округ Бейкон не промышленное место, здесь ничего не добывали, - Лиам смотрит Рейкена, но видит лишь его удаляющуюся спину, - Вроде бы.
Данбар поджимает губы и вновь следует за химерой, догоняя и вышагивая рядом, благо ширина коридора это позволяла. В целом, больше идти ему все равно некуда: коридор один, он изредка петляет, но никаких развилок пока не видно.

- Зачем  ты все это делаешь? – слова из его рта вылетают быстрее, чем он успевает подумать, а  надо ли это спрашивать. Впрочем, как всегда, ничего нового, - Так, не отвечай. Забудь.
Оборотень ускоряет шаг, уходя вперед на добрые пару метров. Кажется, еще несколько минут назад он не собирался задавать химере  никакие вопросы. Образ того злобного Тео, раздолбавшего их стаю, все еще маячил в его памяти. Только вот он как-то не вязался со всем тем, что Лиам недавно видел. Он даже предположить не мог, что за черти могли плясать и вилами размахивать в голове у Рейкена. Данбар  подсознательно ожидал, что ему попытаются открутить голову  в этом подземелье. А почему бы, собственно, и нет? Отличный шанс избавиться от беты ненавистного Скотта МакКолла. Только вот... разве старый Тео Рейкен стал бы оказывать помощь незнакомой девчонке? Или идти с Лиамом непонятно куда, вглубь этих катакомб, чтобы выбраться наружу и сообщить о пострадавших? Хрен. Если, конечно же, это не входило в часть его очередного злодейского плана. А есть ли план сейчас? Или Тео решил осесть в Бейкон Хиллс, попытаться прижиться и стать обычным нормальным подростком? Ну, нормальным настолько, насколько это может быть применимо конкретно для Тео.  Это было крайне странно и чуть-чуть отдавало фантастикой, но вполне допустимо.
Это все так путало.
- Нет, не забудь, - Лиам резко останавливается, поворачиваясь, и повторяет свой внезапный вопрос, -  Зачем  ты все это делаешь? Ты же мог просто свалить и не заморачиваться. Это было бы даже ожидаемо. Нога Лиззи, телефон, позвать на помощь... Зачем?
Лиам хотел добавить, что ты, Рейкен, даже из Ада умудрился вернуться, а отсюда и подавно выберешься, и никакая компания тебе не нужна, но решил, что сейчас это не к месту. Да и не в этом суть.

+4

13

- Ну-ну, - только и отвечает Рейкен на высказывание Данбара о том, что тот - ничего не боящийся несмышленый ребёнок.
У всех есть страхи. У Тео вот их хватает. Хорошо, что страх подземелий у него не развился, даже не смотря на то, что его утащила под землю Тара. Ад Тео состоял совершенно из других декораций. А вот в похожих на это местах химера чувствовал себя как дома. Не зря же он столько лет прожил с Докторами в подобных дырах. Ну ладно, возможно Тео немного преувеличивает. Не всё было так уж плохо и печально. 

Данбар, кажется, прав в своих предположениях о том, что это место похоже на подземную выработку. Еще он делится мыслями о том, что если верить истории, подобного в округе Бейкон быть не должно, чем удивляет химеру сразу по нескольким пунктам. Первое – малыш бета интересуется чем-то помимо лакросса, второе – он вообще говорит сейчас словами через рот вместо того, чтобы возмущенно пыхтеть, сетуя про себя на то, что ему приходится идти рядом с заклятым врагом.
- Я смотрю, ты спишь не на всех уроках. Похвально, - нет, на самом деле, Данбар сейчас даже подрос в глазах Рейкена. Еще немного и у Тео разовьется комплекс. Он вот, например, не знал о данном факте. Как-то не успел изучить историю округа так глубоко.
– История этого города умалчивает о многих событиях, почему бы не умолчать о какой-то старой выработке?
Подтасовка фактов была здесь обычным делом. Сколько людей погибло, когда в городе бушевал Жеводанский Зверь? На кого списали все эти жертвы на этот раз? На медведя-людоеда? Взбесившуюся гориллу? Маньяка? И только какой-нибудь друид запишет всё так, как было на самом деле, а через века эту историю будут воспринимать, как городскую легенду и страшилку для маленьких детей.
Кто знает, для чего вообще были вырыты эти тоннели. Может и в них есть какой-то скрытый смысл, как почти что во всём в этом чёртовом городишке.

Тео задумывается над тем, может ли это место быть как-то связано с чем-то сверхъестественным или же просто когда-то работник городского архива пролил на бумаги с информацией о соляной шахте, например, кофе и выбросил их в урну, чтобы не получить нагоняй от начальства. Или же документы сгорели еще во времена Гражданской войны. Всякое могло быть на самом деле.
Пока химера, тащась по тоннелю,  прокручивает в голове различные теории, совершенно не нужные в данной ситуации, Данбар нагоняет его и задаёт странный вопрос, о котором тут же говорит забыть. Еще и притапливает, вырываясь вперед, будто бы у них тут соревнования по тому, кто быстрее доберется до выхода.
- Как скажешь, - Рейкен лишь пожимает плечами и ускоряется, чтобы особо не отставать. Гадать о том, что там творится в голове беты сейчас – дело бессмысленное.
Тем более Лиам всё же, кажется, вспомнил, как необходимо себя вести в подобной ситуации, в которой они оказались – идти молча и возмущенно пыхтеть. Он так и делает, но совсем недолго. Рейкен даже не успевает вновь погрузиться в какие-нибудь развлекающие его мысли. К примеру, о том, попадутся ли им на пути останки заблудившихся в этих тоннелях путников. Или, может быть, они наткнутся на большую братскую могилу тех несчастных, чьи трупы местный Потрошитель мог здесь складировать. 

Оборотень резко останавливается и поворачивается к химере. Понятно, что если им с Дамбаром когда-то придётся играть в молчанку, то бета точно проиграет.
На этот раз он конкретизирует свой вопрос, заданный минутой ранее. И если честно, вводит этим вопросом Тео в некое подобие ступора. Разве всё не очевидно?
Тео натягивает на лицо маску глубокой задумчивости. С лёгким налётом издёвки.
- Конечно же, я вынашиваю очередной коварный план, Данбар. Хочу притвориться исправившимся после Ада парнишкой, чтобы усыпить бдительность вашей стаи, а потом, когда вы совсем расслабитесь – нанести сокрушительный удар, чтобы отомстить.
Нет, серьезно? Вот что бы сейчас не произнёс Тео, разве Данбар будет слышать не именно это?
Он всё равно не поверит Рейкену. Тем не менее, Тео решает, что вполне можно объяснить суть своих мотивов маленькому бете МакКолла.

- Смори, всё просто… Мне не выгодна смерть Лиззи или кого бы-то ни было из присутствующих здесь. А я ничего не делаю без выгоды для себя. Так? Как думаешь, на кого устроит охоту в первую очередь твой благородный альфа, когда узнает, что кто-то умер, а я прогуливался в этот момент рядом? Точно! На меня. А как я уже говорил раньше - до того, как ты решил высказать своё фи по отношению ко мне, ударом в мой нос – мне проблемы сейчас не нужны.
В целом, Тео даже не соврал. Опуская некоторые нюансы, которые Данбару в принципе знать не нужно было, он сказал вполне себе правду.
- И может, я вообще решил стать на путь искупления. Кто знает?

+4

14

- Только не говори, что на досуге увлекаешься сталкерством. А то я не знаю, какое объяснение придумать тому, откуда ты в курсе, что я сплю на уроках. И какую причину, чтобы не бить тебя за это в лицо.
Он действительно спал на школьных занятиях, в основном на химии, биологии  и на таком бесполезном обществознании. Правда, на свою фамилию, раздраженно звучащую из уст преподавателей, реагировал всегда мгновенно.  Да и когда ему еще спать, если не на уроках? Ночь нынче слишком опасное и неспокойное время для сна. Он уже и не помнил, когда по ночам нормально спал, без пробуждений от каждого шороха. Жаль, что на оборотней не действует снотворное или алкоголь. Можно было замечательно напиваться перед сном, заодно и нервишки подлечить. 
- Потому что старая выработка это не то сверхъестественное дерьмо, в котором болтается наш город, - бормочет Лиам, всматриваясь в темноту каменного коридора и замечая, далеко впереди, разветвление туннелей, - И мы вместе с ним.
Временами Лиам ловил себя на мысли, что устал. Не физически, естественно, а морально и эмоционально. Он всего лишь подросток, а люди его возраста не должны так уставать. Только вот Бейкон Хиллс, Неметон и вся та чертовщина, что творится вокруг, никогда и никому не дадут вздохнуть спокойно. Все отдохнут исключительно только после смерти.
Иногда, он задумывался о том, как окончит школу, поступит в колледж куда-нибудь в другой штат,  соберет чемодан и просто уберется из их городишки. Но потом его отпускало, и он понимал – вернется. В ближайшие же каникулы вернется назад, не выдержит. И не потому, что здесь его семья и друзья, а потому что здесь Бейкон Хиллс - город-пристанище для всего сверхъестественного. Буквально маяк, который все это к себе притягивает.

В чем бы ни были причины такого поведения химеры, Лиам, конечно же, хотел их знать. Не то, чтобы ему нравилась сама мысль об этом… Но через год Стая разъедется по колледжам и на Лиама ляжет ответственность за все то, что будет происходить в Бейкон Хиллс. И он не хотел заниматься слежкой за Тео. Тем более, когда-то они со Стайлзом пытались это делать и не хило так спалились. Конечно, Стилински был прав в своих подозрениях, но тогда никто не придавал значения его словам, даже Лиам. Зато чувство, когда ты выставляешь себя идиотом, запомниться ему еще надолго. Сейчас же оборотень был уверен: Тео с самого начала прекрасно знал, что его пасут, но позволял им поиграть в шпионов до поры до времени. Например, до момента, чтобы эффектно и пафосно появиться, спрыгнув с дерева.  Выпендрежник.
- Ты очень плохой лжец, Тео, - медленно тянет Данбар, - А раньше тебе можно было Оскара выдавать, которого даже Леонардо Ди Каприо за свою хорошую игру еще не дождался. Сдаешь позиции.
Лиам не договаривает, замолкая, потому что Тео вдруг решает объясниться. Для Данбара это весьма неожиданно и даже похоже на правду. На ту правду, которая вполне может быть нормальна для Рейкена, конечно же. Будь на месте Тео кто-то другой, Данбар бы уже во всю прислушивался к его сердечному ритму, но с химерой такой фокус не прокатит.  Остается только верить на слово и наблюдать, надеясь, что Тео очередной раз не переклинит, и он не свяжется с какими-нибудь учеными-Франкенштейнами, чтобы нести в массы отнюдь не светлое и не доброе. Скотт учил его, что надо давать людям второй шанс, чтобы они не сделали, и Лиам был с ним согласен. Тео заслужил то, что пережил там, в Аду, но еще большего дерьма не заслужил никто, в том числе и он. Кто они такие, чтобы судить, кто и  что заслужил? Данбар признавал это, хотя и помнил, что говорил и думал во время приступа.
- Тут был я, и я бы подтвердил, что ты никого не убивал, хотя и никому не помог, что было бы вполне в твоем стиле. Это из-за меня провалился пол. Хотя, технически, проломил его ты.
Если бы Скотт спросил у Лиама, причастен ли небезызвестный Тео Рейкен к гибели девочки в музее, Лиам бы честно ответил, что нет. Да, химера никому не помог, но и вреда не причинил  - просто не сделал ничего. Это было бы правдой, и оборотень не видел смысла ее утаивать. Конечно, можно знатно отмстить, повесив на Тео всех собак, но Лиам потом до конца жизни будет себя отвратно чувствовать. Может быть, он и оборотень с РПВ, но поступать, как последнее дерьмо, он ни за что не станет.
-  Скотт никогда не будет вешать на кого-то вину, не зная всех фактов и не имея прямых доказательств, даже на тебя. Он же не идиот,  - Лиам вздыхает, проводя рукой по волосам. Они до сих пор местами влажные от крови, хотя рана почти затянулась и не кровоточила, как раньше.
«Но какой еще идиот, кроме Скотта, простит тебя спустя какое-то время, а, следом за ним, и все остальные»
- Тео, если хочешь искупления, то попробуй сделать что-то просто так, а не ради собственной выгоды. Это не больно и не страшно, возможно, тебе даже понравится.  Ты… Не будь мудаком, потому что я опять хочу тебя ударить.

Отредактировано Liam Dunbar (26.09.2018 11:17:17)

+5

15

- Раскусил. Я только и делаю, что слежу за тем, как ты спишь на уроках, кощунственно пуская слюни на книги, предназначение которых в наполнении твоей головы полезными знаниями, - беззлобно съязвил Тео на очередной выпад Лиама.
На самом деле, ранее Рейкену  действительно приходилось наблюдать за всеми членами стаи. Иначе, как бы он изучил их слабые и сильные стороны? Буквально через пару дней наблюдений за Данбаром в школе, Тео понял, что это довольно-таки бесполезное занятие. На уроках Лиам преимущественно спал, а активность проявлял только на поле для лакросса.

Сейчас же Тео больше не играл в шпионские игры с МакКолловскими ребятишками. Больше нет. Конечно, он не расслаблялся и всё равно старался не выпускать их из виду, чтобы они не особо портили ему мирное существование в эти несколько месяцев, которые ему придётся торчать в Бейкон Хиллс. И чтобы не портили это существование также и Таре, которую Тео планировал держать как можно дальше от любого из стаи истинного Альфы. Скотт, вроде бы как, говорил, что не будет распространяться о возвращении Тары, пока не разгадает все нюансы воскрешения мёртвых, но Рейкен не знал, рассказал ли он об этом кому-то из своей стаи или умолчал. Тео не хотелось бы, чтобы кто-то из них раскрыл его старшей сестре правду о её смерти. Пока что ему удавалось сохранять всё в относительной тайне. Но Тара задавала слишком много вопросов, на которые было всё сложнее отвечать. А щенки Скотта могли влезть в ненужный момент. Поэтому и приходилось всё время держать руку на пульсе. Но нет, Тео не следил за ними.

Вообще, ребятишки Скотта умели удивлять. Вот и сейчас Лиам после объяснений Тео пустился разглагольствовать о том, что его Скотт святой и прежде чем вешать всех собак на кого-то разобрался бы во всём и так далее и тому подобное. А после, в стиле того же святого МакКолла, решил прочесть Тео лекцию о том, что стать на путь искупления никогда не поздно. То есть всё так просто? Тео необходимо сделать всего парочку добрых бескорыстных поступков и он сможет стать таким же хорошим, как и Скотти? Будет радостно бегать по поляне, нюхать цветы, радоваться солнышку и нести в мир добро и свет? И ведь Лиам наверняка действительно верил в искупление. Потому что он был хорошим парнем. А вот Тео не был, как сам же Лиам и повторял неоднократно чуть ранее.

Рейкен устало вздохнул. Если бы всё было так вот просто.
- Я даже не сомневаюсь, что ты порядочный парень, Лиам. И что рассказал бы Скотту, о моей невиновности в том, что мы провалились в эту грёбанную дыру. Но знаешь, не факт, что ты дойдёшь до выхода из этого подземелья. Вдруг, чисто гипотетически, обвалится потолок и тебя привалит? Всегда нужно подстраховываться на случай непредвиденных обстоятельств.

Вот Тео не подстраховался в прошлый раз и где он оказался? То-то же. Так что теперь он сделал всё для того, чтобы и Лиззи и Рон, в случае трагического несчастного случая при котором Данбар бы погиб, могли сказать, что Рейкен красавчик и вёл себя как герой, спасая их никчёмные задницы. Геройски спас их после несчастного случая, который случился по вине агрессивного подростка. Да-да, того самого, которого завалило в шахте. Насмерть.

- Не будь мудаком Тео, и ты увидишь, как жизнь станет веселее и позитивнее. Спасибо за философскую мудрость, Данбар, - Рейкен вполне возможно перестанет быть мудаком, но после того, как вернёт Данбару долг. Тот, казалось, уже достаточно восстановился, чтобы не вырубиться от одного удара. Пусть тогда постигнет также и философскую мысль о том, что если бьёшь кого-то, то этот кто-то может ударить тебя в ответ. Больно ударить.
Рейкен быстро и коротко бьёт Лиама в нос. Без какого-либо предупреждения и предисловия.
На душе сразу же становится радостнее и спокойнее, будто бы Тео вернули отобранную ранее конфету.

- Не поверишь, но мне тоже хотелось тебя ударить, сразу после того, как ты чуть нас всех не угробил, - Рейкен делает пару шагов назад, чтобы в случае ответного удара Данбара, у него было больше места для манёвра, - Ну так что, Лара Крофт – расхитительница гробниц, пойдем дальше искать выход, пока Лиззи не умерла, или ты хочешь завершить то, что начал наверху?
На самом деле Тео не уверен в том, что Данбар выберет первый вариант. Каким бы доблестным рыцарем ни был этот маленький бета, но его РПВ могло взять над ним верх, даже не смотря на то, что тот предпочёл бы не терять ни минуты и поскорее вызвать помощь. И спровоцировав маленького бету на драку сейчас, Тео не сделает ему одолжения. Ведь если Лиззи решит, что уже достаточно пожила на этом свете и умрёт, а они в это время будут здесь пересчитывать друг другу кости, то Лиам никогда себе не простит этого промедления. Портить жизнь Данбару, если честно, не особо-то и хотелось – в этом не было никакого смысла. Тем более, раз уж Тео планировал стать «чуточку менее мудаком», то портить жизнь другим – не самый лучший способ достичь поставленной цели.
« В конце концов, завязавшуюся драку всегда можно быстро закончить. Вырубив Дамбара и дотащив его до выхода. Если он вообще есть, конечно же» 

+4

16

- Я никогда не пускаю слюни, когда сплю. Так что фиговый получился из тебя сталкер, Тео, не наблюдательный, - фыркнул Лиам, продолжая шагать вперед, - Учись лучше, что ли. У тебя теперь времени – целая жизнь. Надеюсь, ты ее не просрешь.
Разветвление туннелей приближалось и он уже думал, в какую сторону им нужно будет идти дальше. Почему-то, казалось, что лучше свернуть налево, но он принципе привык везде, где можно, идти левой стороной. Видимо, это из-за того, что он левша и его левая рука по умолчанию является преобладающей. Куда пойдет Тео он еще не знал, но сразу решил, что расходиться в разные стороны им, ни в коем случае, нельзя. Данбар был уверен, что химера не пойдет его искать, если первым найдет выход на поверхность. Максимум – позвонит в девять-один-один и расскажет, что в туннелях, под землей, застряли подростки, которым нужна медицинская помощь. Просто потому, что они ни друзья, ни приятели и оба тихо раздражаются от вынужденного общества друг друга. А ведь когда-то все так замечательно начиналось: какое-то время Рейкен был чуть ли не героем в глазах Лиама, вытащив его и  Хейден из туннелей, в котором их держали Ужасные Доктора.  Правда, ровно лишь до того времени, когда вся правда вылезла наружу.

- О, ты прав, подстраховываться нужно всегда. Если вдруг,  как ты выразился – «чисто гипотетически, обвалится потолок», то… Ты же когда-то следил за нашей стаей, да? Тогда должен знать, что я та еще заноза в заднице и просто так ни за что не отвяжусь, - Лиам, второй раз за день, показывает средний палец и усмехается, почти копируя усмешку, которая так любит наползать на лицо Тео, - Привалит нас обоих – я могу тебе это даже пообещать. Как тебе перспектива быть похороненным в одной могиле со мной, со своим врагом? Не радует, наверно.
Впрочем, Лиама такая перспектива тоже не радовала, как и вообще перспектива сдохнуть в этом подземелье. Он еще слишком молод, да и он – оборотень. Быть сверхъестественным существом и погибнуть под камнями, в какой-то богом забытой, шахте, как-то стремно, если задуматься.  Вообще, Данбар редко думал о своей смерти всерьез. Вернее, смерть всегда вокруг него гуляла, с тех самых пор, как его обратили, но задумываться на тему «а что будет, если я сейчас умру?» не было ни времени, ни желания. Список смертников, Дом Айкена, Кейт, Берсерки, Ужасные Доктора – он пережил это все, хотя вокруг гибли люди. Он просто шел дальше и делал что-нибудь, пусть и не был уверен в том, что делает. Что угодно, самый идиотский план, лишь бы попробовать, а вдруг сработает. Отправится в Мексику, в полнолуние? Запросто. Шататься там по старым жутким храмам? Да без проблем. Спасать Хейден и вместе  с ней угодить к трем садистам? Раз плюнуть. Нырять своей горячей головой в самое пекло? Дайте два! И так до бесконечности. Он дрался, что-то придумывал, опять дрался, лишь бы кого-нибудь спасти, лишь бы помочь друзьям. Иногда, в процессе, забывая об осторожности, иногда – не думая о своем диагнозе. Его злость придает ему силу? Отлично, будем это использовать, главное это никого не убить.
Хотя, противный червь сомнения во всем, что он делал и делает, до сих пор жил в его голове. Он, там, уже почти ипотеку выплатил и собирался брать вторую.
- Я не говорил, что твоя жизнь станет веселее. Я сказал тебе, что это не плохо, делать что-то просто так, - оборотень не успевает озвучить свою мысль полностью, получая неожиданно сильный удар в нос. Он дезориентирует Лиама в пространстве, заставляет впечататься спиной в шершавую холодную стену и почти сползти по ней. В последний момент парень успевает удержаться на ногах, дабы позорно не плюхнуться на задницу. 
- Какого хрена, Тео?! – сипло выдавливает из себя Лиам, зажимая сломанный окровавленный нос рукой и поднимая ошарашенный взгляд на Рекейна. Что за запоздалая реакция? Почему он не ударил раньше?
«Ах, да, ты же падал. Ну, извини. Хот нет, что это я? Раз тебе так приспичило подраться – будет тебе драка, громила»
Оборотень резко выпрямляется, посылая к черту свои недавние размышления, и всем своим существом желая, чтобы его сейчас немного разбило расстройство прерывистой вспыльчивости. Совсем чуть-чуть, больше - опасно. Тогда можно было бы пересчитать Рейкеном все стены в этом холодном темном тоннеле. Для Лиама давно не новость, что в гневе он становится в несколько раз сильнее и опаснее, чем есть на самом деле. А вот вне приступа чаша весов неумолимо смещалась в сторону химеры: тот физически сильнее и быстрее, плюс – Тео опытный боец, а Лиам без году неделя, как оборотень, и еще учиться.
- Думаю, пара минут нам погоды не сделают, мы все равно в дерьме, - Лиам тыльной стороной ладони стирает кровь с лица, и нервно улыбается, демонстрируя вылезающие клыки, - Так что, Алекс Уэст, не думай, что тебе сойдет это с рук.
Данбар бросается вперед, сжимая правую руку в кулак и делая сильный замах, чтобы отвлечь все внимание химеры на нее. А сам, тем временем, хватается другой рукой за чужое горло, пережимая на нем трахею.
Он не собирался убивать Рейкена, лишь потрепать как следует. Да и горло - довольно опасное место: одно неверное движение и можно вспороть его когтями, отправляя врага на тот свет.

Отредактировано Liam Dunbar (07.10.2018 00:31:46)

+3

17

Провоцируя кого-то на потасовку необходимо всецело к ней быть готовым. Раз уж Данбар решил, что сейчас вполне подходящее время для старой доброй драки, то кто Тео такой, чтобы ему перечить? Рейкен и сам был только за то, чтобы выпустить пар. Он не дрался целую вечность, если учитывать то время, которое он провёл на адских каникулах. Без практики и заржаветь можно.
Не смотря на то, что они вроде бы как не на прогулке были в этом туннеле, а планировали поскорее найти выход, Лиам все равно бросился вперёд, начав с прямого выпада правым кулаком, призванного отвлечь химеру. Манёвр удался на славу и Тео действительно отвлекся на кулак, перехватывая его.
Удушающий захват другой рукой, который оставляет воздуха ровно столько, чтобы не потерять сознание, не перешел во что-то большее, по типу вырывания глотки. И это немного обнадёживало, означая, что маленький бета контролирует себя. Хотя бы пока что. Умереть здесь, нарвавшись на гнев бешеного подростка-оборотня было бы крайне глупо. Гораздо глупее всего того, что Тео делал раньше. Но капитулировать в начале заварушки было не в привычках Рейкена. Хочется помахать кулаками? Всегда пожалуйста.

Химера хрипло рычит и, прикладывая немало усилий, разжимает левой рукой когтистые пальцы у себя на шее, выворачивая руку Данбара тому за спину. Резкий толчок – и вот разъярённый подросток, не удержав равновесия, распластался прижатый к стене тоннеля. Удобнее перехватив Данбара за левую руку, Тео выкрутил локоть как можно выше, второй рукой схватив  парня за волосы, прижимая его лицо к шершавой каменной поверхности. От резких движений у Рейкена сбилось дыхание, после чего в голове проскользнула мысль, что нужно бы снова заняться бегом по вечерам. Они только в начале боя, а он уже дышит, словно выкуривает в день по три пачки сигарет, являясь обычным человеком. Можно, конечно же, всё списать на еще не полностью регенерировавший организм.
– Пара минут? Мне кажется, ты недооцениваешь меня, Данбар. Я смогу выбивать из тебя дух хоть целый день напролёт, - шумно выдыхает Тео на ухо щенку МакКолла прежде чем бок обжигает острой болью. Вторую руку оборотня всё же стоило проконтролировать. Практически сросшееся ребро снова треснуло от удара. Почему у химер не отрастают дополнительные четыре руки при полуобращении? Было бы чертовски кстати иметь еще хотя бы парочку, если уж не четыре.

Сложно было понять, как Данбар сумел так быстро выкрутиться из захвата, но он уже обрушился на Тео настоящим ураганом. Его техника боя была довольно простой, прямые удары кулаками и иногда ногами. Однако наносились они с такой силой, с такой стремительностью, что Тео еле успевал их отбивать. Первый удар когтистой лапищей,  он отвел направо и, использовав поступательный момент, отступил влево. Оборотень, не раздумывая, переместился вслед за Тео и выбросил кулак в сторону его головы. Рейкен дернулся, уворачиваясь, но все же ощутил, как его кулак скользнул по виску. Ощущение было такое, словно по голове ударили кувалдой. В голове раздался звон, будто бы и не голова у Рейкена была, а большой и тяжелый колокол. Последовавший за этим удар скользнул Тео по скуле прямо в глаз. Клыки химеры разорвали щёку изнутри, а кожа под глазом рассеклась и рана закровоточила. Тео отскочил назад, стараясь удержаться на ногах. Данбар не отставал, и это могло бы заставить забеспокоиться, если бы в голове оставалась хоть одна мысль, а не этот дурацкий набат.

Рейкен нанес боковой удар кулаком, но малыш бета, по инерции летевший на Тео всей своей массой, отразил его чуть ли не небрежно. Вот вам и малыш бета. А вот удар Лиама в корпус пробил блок и попал в солнечное сплетение. Казалось, в живот вонзились стальные крюки. Собственно боль от удара осталась далеко позади, на поверхности кожи, а по мышцам живота разлилось тупое онемение. Переборов слабость, Рейкен сплюнул на пол и принял боевую стойку. Тот же самый стремительный ливень прямых ударов, те же самые сила и скорость, но теперь Рейкен был к этому готов и понял стратегию (а точнее её полное отсутствие) Лиама. Отразив первые два удара блоками наружу, Рейкен вместо того, чтобы пятиться назад, остался стоять на пути Данбара. Понял ли Лиам или нет, чего добивается Тео, нельзя было понять наверняка. Но он оказался слишком близко. Они едва не столкнулись грудь грудью. Представив себе, дальнейшее развитие событий Рейкен оскалился кровавой маньячной улыбкой, и что есть силы, боднул Данбара головой. Уже и так пострадавший нос оборотня повторно сломался с громким хрустом. Малыш бета пошатнулся, и Тео, шагнув вперед, ударил его ногой под колено. Когти правой руки мелькнули дугой, целясь в шею, но Данбар успел повалиться на пол. Перекатившись набок, маленький засранец умудрился сбить Рейкена с ног и сразу же подскочить на ноги.  Рейкен перекатился на живот и увидел, что Лиам, пятясь назад, вытирает кровь из разбитого носа недоуменно потряхивая головой. Слабо усмехнувшись, и  используя прилив адреналина, вызванный видом крови оппонента, Тео тоже подскочил на ноги, вскинув руки, приглашая продолжить бой.

– Иди сюда, Данбар, – прохрипел он разбитыми губами. – Мы еще не закончили.
На самом деле, Рейкен бы с удовольствием остановился на ничьей. Потому что по нему словно каток проехался. Всё таки, драться с еще не полностью сросшимися костям - такое себе веселье.
– Или хочешь запрокинуть голову назад, чтобы остановить кровь, принцесса? – спросил Рейкен. – Валяй. Я могу подождать и пока что больше тебя не бить.
На самом деле, ему просто хотелось перевести дыхание. Немножко. Совсем чуть-чуть.
Если бы они дрались на смерть, то драка бы уже давно закончилась. Даже не успев толком начаться. Рейкен не стал бы ждать, когда Данбара накроет его рпв, превращая того в Халка.

Из Тео растили неплохого бойца. Очень даже неплохого. Убийцу. Доктора в этом вопросе были очень последовательны и методичны. Они выжгли в его психике практически все инстинкты неприятия насилия, развивавшиеся в процессе эволюции. Это происходило постепенно, нейрон за нейроном; а на замену приходило сознательное желание причинять боль. Убивать. Даже если Тео не грозила прямая опасность. Рейкен боролся с этими, прививаемыми искусственно, инстинктами, но многие из них засели в подкорке слишком прочно. Человеческое существо, разобранное до винтика и собранное заново. Уже не человек, но и не сверхъестественное существо. Орудие. Эксперимент.
Тео стоило больших усилий не включать свои инстинкты убийцы сейчас, чтобы не разорвать Лиама в клочья. Когтями, зубами. Да чем угодно. Гораздо больших усилий, чем он вкладывал в саму драку.
«Ты даже себе не представляешь каких»

+3

18

Лиам прекрасно знал, что быть ему сегодня битым. Конкретно так битым, со всей «любовью» к нему, как к члену небезызвестной стаи Скотта и единственному бете того же Скотта. Ну, и за то, что с его подачи они все оказались в каком-то заброшенном туннеле, под старым домом-музеем, с пострадавшей девчонкой и без связи. Это даже вполне заслужено, если уж по-честному. За последний его поступок стоит получить по морде, да.
И Рейкен постарался на славу, чертов сильный засранец.
Радовало лишь то, что и Лиам умудрился хорошенько его отделать, и даже не сорвался до приступа. Он чувствовал, как гнев под его кожей буквально бурлит, словно вода в кипящем чайнике, но до отметки «держите меня семеро» было еще далеко. То ли недавнее падение так подействовало, то ли это мрачное подземелье, то ли факт того, что одной раненой девочке срочно требуется медицинская помощь. Ну, или просто Тео виноват. Выглядел химера, кстати, так, будто его только что сбила собственная машина: в кровище, в пылище, с выцветающими синяками на своей модельной морде.  Ни дать ни взять – красавчик, только не с обложки женского журнала, а со стенда «Их разыскивает полиция». Впрочем, вряд ли сам Данбар сейчас мог похвастаться лучшим внешним видом, чем его разукрашенный противник.  Тело саднило и ныло от полученных ударов, но это было меньшее, на что стоило обращать внимание.  Нос, кажется, скоро пошлет его в задницу и перестанет срастаться, оставив своего хозяина с переломанным хрящом навсегда. Оборотню казалось, что из его носа уже пол-литра крови натекло, не меньше.
- Уже соскучиться по мне успел, Тео? Сам подходи, если не боишься, - в голосе прорезаются рычащие нотки и Лиам даже не пытается их скрыть. Он загнанно дышит, сплевывая скопившуюся во рту, кровь, на земляной пол, и скалиться злобным волчонком.
Он не знает и не понимает, как свести эту потасовку на нет, ибо сам может сорваться  в любой момент, стоит только дать ему повод. И всякое «солнце, луна, правда» не помогут сбалансировать внутреннего зверя. Выдержка – не его сильная сторона, а тело, привыкшее действовать быстрее, чем мозги, и неутешительный диагноз, делают только хуже. Да и Рейкен далеко не железный, ни смотря на свое внешнее спокойствие, с которым он часто расхаживает, как с приклеенной маской. Черт, Лиам ведь не собирался и не собирается убивать Тео, он просто хотел выпустить пар и разбить химере лицо. В итоге же, они забрызгали своей кровью все вокруг и воняют как две озлобленных потрепанных дворняжки. Выпустили пар, ага. Молодцы.
- А ты, стало быть, тут типа рыцарь? – Данбар демонстративно фыркает, - Эй, полудохлый рыцарь, может тебя еще и обнять? Только отмойся сначала, а то пованиваешь, как псина.
Он медленно обходит Рейкена по широкой дуге – насколько это позволяет ширина каменного коридора – поднимая руки в примиряющем жесте. Со стороны могло показаться, что он идет к стене, собственно, это было действительно так. Лиам даже опирается на нее раскрытой ладонью, буквально за мгновение до того, как рвануть к химере, снося его всей своей массой к противоположной стене. Правда, спустя пару секунд, его с силой отшвыривают и одним прицельным пинком отправляют  назад, туда, где стоял. Оборотень налетает на стену, врезаясь в нее спиной, и буквально стекает вниз, усаживаясь на задницу.

Они оба замечательно избитые, очаровательно грязные и крайне уставшие. Наверно, устраивать драку все-таки было не самым лучшим решением этого дня. Злость в оборотне понемногу стихает, лишь перекатывается колючими волнами, то отпуская его, то вновь обостряясь, но он себя держит, как может. Мысль о раненной Лиззи не дает покоя, заставляя его буквально давить в себе гнев. Поэтому Лиам принимается за одну из тех вещей, что умеет лучше всего. Нет, не играть в лакросс или видеоигры, бездумно совать голову в самое пекло и заниматься самобичеванием, а трепаться.  В его голове начинает прокручиваться мантра стаи Сатоми, и он открывает рот, бездумно болтая и комментируя все то, что попадается ему на глаза. 
- Если я психану и ты психанешь – мы убьем друг друга, - Лиам запрокидывает голову, упираясь затылком в холодную стену, и делает попытку неудачно пошутить, - Я еще слишком молодой и даже красивый, чтобы подыхать в этом сраном подземелье от клыков большой злобной химеры.  Сейчас, правда, не очень красивый, но меня радует, что ты выглядишь еще хуже, чем я. Твои волосы - они нелепые. Будто у тебя на голове умерло какое-то животное.  Скунс, например, или чихуахуа моих соседей. Или это у тебя там прическа из разряда задницы корги?
Если он огребет за этот сумбурный треп - это будет означать, что не сработало. Ну, что же, тогда они продолжат драться, вышибая друг из друга дурь до тех пор, пока кто-нибудь не потеряет сознание. Или не помрет прямо тут. «Офигенная» перспектива, к которой Лиам сегодня не готовился, хотя он никогда ни к чему не готовится. У него даже зима в декабре наступает внезапно.

Отредактировано Liam Dunbar (28.10.2018 23:42:22)

+3

19

Данбар огрызается в ответ на язвительные комментарии химеры. И в этот момент Рейкен ощущает себя именно школьником, которым он и является по сути, а не злобным монстром, каким его сделали.
- Обнять? Конечно. Никогда не отказываюсь от объятий, - Тео следит за передвижениями оборотня. Жизненный опыт подсказывает, что расслабляться еще рано. – Научными исследованиями доказано, что человеку для нормального самочувствия в день нужно как минимум четыре объятия. А меня еще сегод…, - договорить Тео не успевает, потому что Данбар летит на него. И точно не с намерением улучшить его самочувствие крепкими дружескими объятиями.

Тео сплёвывает наполнившую рот кровь на землю и ощупывает свои пострадавшие рёбра, когда они уже сидят на пятых точках, подпирая своими спинами противоположные стены тоннеля.
Мелкий засранец умудрился неплохо так потрепать Тео. В мыслях Тео почему-то всплыл образ питбуля. Те тоже были небольшими, но если уж вцепятся в глотку, то оторвать их уже не представляется возможным. Этакая компактная машина для убийства.
Но сидящая напротив машина для убийства всё же ослабляет хватку и вместо того, чтобы снова кинуться добивать своего врага, начинает болтать. Что поначалу расценивается химерой, как подобие стратегии по отвлечению внимания. Но, Данбар и стратегия понятия несовместимые. Судя по всему, Данбар действительно решил, что пора завязывать с набиванием друг другу морд. И с каждым словом Лиама, воинственное настроение Тео сходит на нет. Потому что как можно злиться на того, кто несёт подобный бред? Всё у Тео нормально с причёской. Рука непроизвольно тянется к голове, чтобы пригладить торчащие в разные стороны волосы.

Тео смеётся. Не с дурацких аналогий, которые приводит Лиам, а с ситуации в целом. Нелепость – самое подходящее слово под всё, что происходило сегодня. Эта поездка, так называемый «Дом ужасов», мистер Гибсон с его восторгом от этого места, падение школьников в какую-то непонятную дыру, драка. Нелепо то, что они сейчас сидят побитые и покалеченные, а Данбар сравнивает прическу Тео с мёртвыми животными. Всё это очень даже нелепо, если посмотреть со стороны. Но Рейкен всё же благодарен за то, что Лиам может быть вот таким вот, какой он есть. Искренним и настоящим. Это хорошее качество. И оно нравится Тео.
- Брось, Данбар. Я не могу выглядеть хуже тебя. Потому что я великолепен при любом раскладе и с любой причёской, - Рейкен поднимается на ноги, опираясь рукой о шершавую стену, - но твои сравнения моих волос с задницами домашних питомцев звучат как минимум странно. Тео качает головой, мол, даже не хочу знать, что там творится в твоей голове.
Рейкен подходит к всё еще отирающему стены Лиаму и протягивает руку в знак временного мирного соглашения. Раз уж у них тут общая миссия по нахождению выхода, то драки можно оставить и на потом, если уж Лиаму всё также захочется в очередной раз пересчитать кости большой и злобной химере.
- Давай, поднимайся, молодой и даже красивый, найдём уже грёбанный выход из этих тоннелей наконец-то. Я проголодался.

Тео выбирает левое ответвление тоннеля. По-хорошему им стоило разделиться, чтобы найти выход быстрее. Но у них всё равно один телефон в наличии, что делает разделение бессмысленным. Впрочем, вся их затея по поиску выхода может оказаться бессмысленной. Его просто-напросто может не быть. Он может быть запечатан так, что никаких сил оборотня не хватит, чтобы его открыть. Туннель начинает петлять и сужаться, превращаясь в итоге в узкий коридор метров полтора шириной. И это странно. Не похоже, что они идут в правильном направлении.
В итоге коридор приводит их в просторную, но грубо вырубленную пещеру. И кажется, тупиковую. Хотя, воздух здесь свежее и даже, кажется, гуляет сквозняк. Но это не то, что привлекает внимание Тео в первую очередь.
- Бинго! Вот мы и нашли гробницу, Лара, - Тео действительно думал, что нелепее уже быть не может, но нет. Каменный прямоугольный саркофаг с какими-то надписями на латыни утверждает обратное. Нелепее быть может. Еще как может.
"Серьезно?"

+4

20

Лиам таращится на Тео. Тео смеется. Лиам таращится. Тео продолжает смеяться. Лиам первый раз видит, как он искренне смеется, поэтому таращится широко раскрытыми глазами. Будто бы до сего момента Рейкен никогда не смеялся и ходил с лицом каменной статуи. Смеялся, конечно, но не так. Наверно, со стороны, Данбар сейчас выглядит как полный придурок, но это его совсем не волнует. Да и никто, кроме химеры, не видит выражения его лица.
Рейкен шевелится и Данбар отмирает, заторможено натягивая ворот своей футболки и вытирая им окровавленный рот. Все равно она уже так порвана и испачкана, что не годится ни на что, кроме как улететь в мусорный контейнер. Он смотрит на свои в хлам сбитые руки и вздыхает. Черт, он и не вспомнит уже, когда последний раз ощущал себя настолько избитым. Спасибо Тео Рейкену, у которого хорошо, почти профессионально, поставлен удар. Ну, и себе самому тоже: за столько времени не научиться справляться с собой и своим гневом – это надо уметь, да. Когда-нибудь отсутствие контроля доведет его до звездеца. Но не сегодня. Сегодня нужно прекращать выяснение отношений. Они и так довольно долго бродят по этой выработке и оборотень уверен, что они окончательно заблудились. Он лишь надеялся, что они здесь не умрут. Это будет самая глупая смерть двух сверхъестественных существ во вселенной. Когда найдут их тела - если найдут, конечно же, - то на похоронах будут ржать сквозь слезы.
Лиам поднимает глаза, рассматривая  протянутую ему руку. Затем переводит взгляд на лицо Рейкена и вновь на руку, и фыркает.
- Да к черту все, - он хватает чужую ладонь, позволяет помочь себя поднять и, с неприятным хрустом в позвоночнике, выпрямляется, - Проголодался? Тео, посмотри на себя: ты не выглядишь так, будто тебе нужна еда.

Лиам молча тащится рядом с химерой, перекатывая в свое голове вопросы и мысли, и чувствуя, как регенерирует его потрепанный организм. Второй раз за несколько часов. Он определенно делает успехи. Лиам даже ни сразу замечает, куда они идут, пока случайно не задевает плечом об острые камни на грубо обтесанной стене. А когда все же замечает, то его рот приоткрывается от удивления. Кажется, они попали в самый настоящий склеп, расположенный, почему-то, в заброшенной горной выработке. И это настолько странно, что даже сам факт наличия выработки под музеем меркнет на его фоне.
- Да, ла-адно, - удивленно тянет Данбар и хлопает глазами.
Тео вновь называет его Ларой, и Лиам зыркает на него сердитым взглядом. Если он сейчас оторвет крышку от саркофага  и бросит ее в химеру, это станет очередным витком их драки или нет? Скорее всего, еще как станет. Тео вряд ли понравится тот факт, что его накрыло тяжелой каменной плитой. А Лиаму уж точно не понравится, когда следом плитой накроет и его.
- Он старый, - бормочет оборотень, медленно обходя саркофаг и ведя по его ребру  кончиками пальцев, - Я не специалист, конечно, но он очень старый.  Возможно ему столько же, сколько и этим туннелям. Черт, зачем хоронить кого-то в шахте?
Данбар внимательно смотрит на надписи, но перевести ничего не может, потому что банально не знает данного языка. Ему становится до неприличия любопытно, кто и зачем лежит в этом массивном каменном гробу.  Да, сейчас совсем ни время и ни место, а двое ребят ждут, когда им приведут помощь, но дурная тяга везде совать свой нос решает за него. Лиам закусывает губу,  ощупывает каменную крышку и проводит пальцами по надписям. Хочется верить, что они не являются каким-нибудь старым проклятьем. Чем-то вроде проклятья египетских гробниц фараонов, когда все, кто тревожил захоронение, вскоре погибали по разным обстоятельствам.
- В тысяча девятьсот двадцать втором году в Долине Царей, в Египте, группа исследователей нашла и вскрыла гробницу  фараона Тутанхамона. На входе в гробницу было написано, что смерть настигнет того, кто потревожит покой фараона. Через некоторое время после вскрытия гробницы, тринадцать человек из этой экспедиции умерли по разным причинам, и это стало началом теории о проклятье фараонов. Хотя есть версии, что в гробницах или самих мумиях были бактерии, яд и даже радиоактивные элементы. Я считаю это просто совпадением и раздутой городской легендой, а ты? – Данбар упирается руками в крышку и поглядывает на Тео, надеясь, что тот не навешает ему подзатыльников сразу же, как только поймет, к чему идет весь этот разговор.
Они же могут хотя бы одним глазом посмотреть, кто в саркофаге, да?  Древняя мумия человека, возможно – даже оборотня, или он вообще пустой и не использовался по назначению. Лиаму казалось чуть ли не преступлением уйти и оставить все так, как есть. Если они выберутся, то, скорее всего, спасатели замуруют это подземелье окончательно и больше сюда никто никогда не войдет.
- Мы не в Египте и тут лежит точно не фараон, да и таблички с проклятьем я не вижу...

Отредактировано Liam Dunbar (Вчера 11:13:12)

+4

21

Склеп в подземных туннелях? Почему бы и нет. Они ведь в Бейкон Хиллс. На самом деле этим вот выражением «Мы ведь в Бейконе» можно объяснить любую чертовщину, которую только можно себе вообразить. Рейкен знает довольно много о мире сверхъестественного – спасибо библиотеке докторов, но он уверен, что Бейкон может подкинуть не один сюрприз в этом направлении. Да Тео даже не удивится, если он встретит дракона где-нибудь в лесах округа Бейкон. Настоящего такого, с крыльями и который дышит огнём. Даже не смотря на то, что они вроде как вымерли много-много веков назад. Чего уж тут удивляться какому-то склепу?
- Возможно, он даже старше туннелей, - предполагает Тео. Потому что, может быть, первоначальным как раз и был этот самый склеп, а потом появились туннели и «Дом страха»? Может быть, поэтому и не было информации об этой выработке в городских источниках? Потому что это был чей-то частный проект? Всякое может быть.

Тео совсем не против свалить отсюда поскорее, особо не осматриваясь, но вот Данбар ведет себя как та самая пресловутая Крофт. Трется вокруг саркофага, даже не скрывая любопытства. Чуть ли язык не высунул, оглаживая выбитые на камне надписи на мёртвом языке. Возможно, стоит оставить Данбара с гробом наедине на несколько минут, а то как-то слишком уж тот возбудился завидев этот большой каменный саркофаг в этой пещере.
Тео только вздыхает и подходит ближе, уже представляя, как будет оттаскивать от саркофага Лиама, который мёртвой хваткой вцепится в каменную плиту, в попытках её открыть и посмотреть, что там внутри. Ладно, может быть Тео тоже немного любопытно. Совсем немного. Он смотрит на надписи, но ничего не понимает. Несколько слов кажутся очень знакомыми, но он никак не может их вспомнить. Тем более, когда рядом Данбар вещает о проклятьях фараонов. Речь впечатляет. Или же, впечатляет сам маленький бета, который знает не только, как забивать мячи в ворота на поле для лакросса.
- Я считаю, что ты довольно неплох в истории, Данбар. Может быть, ты даже школу закончишь, если не будешь совать свой нос, куда не следует. А что касаемо проклятий фараонов, то они вполне могли быть. Почему нет?
В конце концов, они ведь оборотни. Точнее, Данбар оборотень, а Тео так вообще научный эксперимент. Почему бы не существовать и всякого рода проклятиям?

Лиам явно намерен открыть чёртов гроб. Тео же не определился с тем, хочет ли он выписать Лиаму затрещину и оттащить от этого саркофага или же помочь ему отодвинуть каменную плиту. Безрассудство может быть заразным? Куда подевался рационализм, помогавший химере всё время выживать?
«Ладно, в конце концов, не сожрёт же нас сухой труп, так? Там вообще может никого не быть»
- Это плохая идея. Очень плохая идея, - говорит Рейкен, прежде чем также как и Данбар упереться руками в плиту и толкнуть её.
Из-за того, что регенерация еще даже и близко не залечила организм, крышку гроба приходится отодвигать с явно прилагаемым усилием. И Тео думается, что если оттуда на них сейчас выскочит какое-то злобное существо, то они и отбиться-то навряд ли смогут. Да, безрассудство точно заразно. Потому что другого объяснения своим действиям Рейкен найти не может.
Плита со скрежетом отодвигается сантиметр за сантиметром, пока не открывается достаточно для того, чтобы можно было разглядеть то, что находится внутри каменного гроба. Тео отшатывается, оттаскивая от саркофага и Данбара.
- Что за хрень? – очень расплывчатое определение того, что находится внутри. А внутри находится действительно тело. Только оно не похоже на высохшую мумию даже близко. И на давно умершего человека это тело тоже не похоже… Вообще на умершего,  если быть точнее.
Рейкен прислушивается, но не слышит еще одного сердцебиения. В этой пещере бьются только два сердца – его собственное и любопытного макколловского волчонка.
- Это странно, - отлично. Лучше и не скажешь ведь. Свежий труп в древнем склепе. «Странно» - самое уместное слово. Капитан очевидность мог бы обзавидоваться. – Я не чувствую запаха разложения, как собственно и каких-то химических запахов бальзамирующей жидкости. Он вообще настоящий?
Проверять и тыкать пальцем в этот труп не очень-то хотелось. Но что-то подсказывало Тео, что он точно не был восковым. А жаль. Потому что восковая фигура в гробнице вызывала бы меньше вопросов, чем совершенно свежий труп.
- Нужно сфотографировать надписи на плите, - вдруг говорит Тео, присматриваясь к словам, которые раньше казались знакомыми. Защита. Одно из них точно означает «Защита».
"И что мы будем с ним делать? Может его проткнуть чем-нибудь, чтобы он точно не восстал?"

+3


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [28.03.2014] Coming back down


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC