- Для философии я, признаться, туповат, - пожал плечами друид, - Это скорее безудержное словоблудие, которое загоняет меня и окружающих в депрессию, - честно сказал Оаклиф, - и это лишь доказывает ваши слова о том, что слишком много размышлений, наложенные друг на друга, могут изрядно всё испортить,- уж как могут испортить лишние мысли и слова жизнь, Альфред знал. Он был просто непревзойденным чемпионом в этом. Бармен никак не отреагировал на то, что англичанин откровенно пялился на него некоторое время. Ну и славно. Было бы очень неловко, если бы он воспринял это как грубость или дурацкий флирт. Начинать вечер, изначально рисовавшийся в голове Альфи взрывоопасно неловким, с чуть более легких конфузов не хотелось. Почему путь к семейному счастью для Оаклифа пролегал через такое минное поле агрессивного пятнистого окраса? Карма. Не иначе.
Отдай свой голос за Сомнию!
Игровое время: Май-Июнь

Добро пожаловать, в свой самый страшный кошмар!
Ты готов пройти все круги ада, чтобы побороть свой страх? Мы ждем тебя и надеемся, что ты все же не испугаешься Ужасных Докторов, которые способны пробраться в самые тайные места твоей души, и достать от туда то, чего ты боишься на самом деле. Готов проверить? Тогда регистрируйся!

Teen Wolf: SOMNIA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [26.05.2014] Yes, sex is always the answer


[26.05.2014] Yes, sex is always the answer

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Yes, sex is always the answer
/ sound: Nickelback - S.E.X. /
- - - - - - - - - - - - - -
https://d.radikal.ru/d25/1810/82/30d49dfa9c32.gif https://d.radikal.ru/d13/1810/43/be52446a89b8.gif https://b.radikal.ru/b26/1810/df/7b00603e0545.gif
- - - - - - - - - - - - - -
действующие лица: Newt Cramer, Brenda Salazar

приватность эпизода — open

сюжет

/ После долгого отсутствия сложно подобрать слова. Но в некоторых случаях слова и не требуются. /
- - - - - - - - - - - - - -

• время •
после 23:00, +24°, ясно, убывающая луна

• место •
дом Крамеров

+2

2

[indent=1,0] В голове пульсировала боль, и приходилось концентрироваться изо всех сил, дабы удержать дрожь в руках, иначе это грозило бы ДТП. Выйдя из магазина Оаклифа, парень всё ещё потирая саднящую щеку, раз за разом сплёвывая скопившуюся кровь. Сложно винить Альфи. Будь на его месте Ньют, другой бы человек просто лёг на чистом паркете магазина с пулевым ранением в груди.
[indent=1,0]Подойдя к мотоциклу, парень решительно сель за руль и с громким рёвом мотора выехал на дорогу, ни разу не оглянувшись. Вечерний воздух Бейкон Хиллс был свеж, хотелось дышать полной грудью, после вынужденного заточения в собственном теле. Подъехав к заправке и неаккуратно повесив шлем на руль, парень побежал в туалет. Грязное помещение хоть и встретило тусклым светом мигающих лампочек, но здесь было зеркало и раковина, значит, не всё так плохо. Включив ледяную воду, Ньют попытался смыть кровь с лица. Да уж, Альфи долго раскочегаривается, но вмазать может по самое не балуй. Мысль вызвала мимолётную улыбку, которая тут же пропала. Довольно. Этот мост сожжён. Они высказали друг другу всё, что нужно. С самого начала было понятно, что это лишь коммерческие отношения, а друид лишь пытался защитить своих близких. И это дальнейшее общение… лишь фальшь.
[indent=1,0]Но сейчас не время об этом думать, иначе лавина вины, злости и разочарования просто похоронит Ньюта. Потом, он подумает об этом потом.
[indent=1,0]Пока вернувшаяся свобода сознания пьянила; с плеч словно сошла гора, выравнивая позвоночник. Осталось ещё одно дело, которое следует решить. И как бы Крамеру не было стыдно, чтобы он не чувствовал… Бренда ведь узнает, что он появился в городе. И если он проигнорирует штаб-квартиру… Это будет ударом посильнее, чем тот, на фабрике.
[indent=1,0]Чувствуя всю мразотность своих поступков последнего месяца, Ньют решительно вытерся и вернулся к байку. Это всё неважно. Пусть Салазар пошлёт его так же, как Альфи, выгонит прочь – похер – он обязан извиниться, сказать эти слова, вырвать из глотки. А потом… всё будет неважно.
[indent=1,0]Но Бренда должна знать, что Ньют не оставил её бы просто так. Не смог ударить, не поехав с катушек. Надо просто ей это сказать. Да, просто. Ну конечно.
[indent=1,0]В доме возле больницы горел свет только в одной комнате. Заглушив мотор, парень соскочил с мотоцикла и медленно подошёл к стоящей у порога Сильверадо. Он бросил и машину. Оставил всё, сорвав с руки трекер; ушёл и ни разу не оглянулся. Были моменты, когда память белой вуалью скрывала от него даже имя девушки, которой он доверял больше всех. Холодные пальцы нерешительно коснулись глянцевого крыла Шевроле. Как же сложно будет восстановить доверие…
[indent=1,0]Перед порогом парня будто что-то толкнуло в грудь. Ах, да, защита от незваных гостей – рябиновая полоса под паркетом. Очень странно, оно приняло его за сверхъестественное существо?
[indent=1,0]Поколебавшись немного, парень всё же с замиранием сердце переступил порог. Слава богам, почудилось. В доме было пусто, хотя из подвала и доносились тихие переговоры. Наверное, ребята дежурят. От них получить пиздюлей тоже придётся. Но завтра.
[indent=1,0]Поскрипывающие половицы на лестнице давно уже должны были оповестить человека в кабинете, что кто-то приближается. Но остановившись у открытой двери, Ньют понял, в чём дело. Под светом настольной лампы и в наушниках в помещении работала Бренда. Скорее всего, мощные басы абсолютно перекрыли его появление. Вновь заколебавшись, парень сделал шаг вперёд, войдя в круг света.
[indent=1,0]По внешнему виду англичанина уже прошёл его земляк. Да и, наверное, Бренда видела его в состоянии и похуже. Но жёлтая пергаментная кожа, обтягивающая выступающие кости, чёрные круги под глазами и заляпанная кровью футболка – это не то, что хочет видеть девушка от парня, который пришёл извиняться. Руки немного подрагивали, и покалывало сердце – остаточное влияние электрического тока, скорее всего. Ничего страшного, уж это он как-то переживёт.
[indent=1,0]- Бренда, - тихо позвал Ньют, делая ещё шаг вперёд.
[indent=1,0]Девушка подняла глаза, медленно снимая наушники, и Крамер понял, что просто пропал. Как он мог вообще существовать без неё? Пусть сейчас на него обрушится шквал ругательств, гнева, но пока подруга молчала, Ньют просто упивался её глазами, чувствуя, как возвращается головокружение.
[indent=1,0]- Привет, малышка.

+5

3

Любовь не спрячешь за стенами,
Она пронзает всё кругом
И бьёт могучими крылами
Спокон веков и день за днём.
© Маттиас Клаудиус

Виски сдавило от кратковременной боли, которая стала такой привычной и необходимой последнее время. Лишь она и еще один недочеловек помогали Бренде чувствовать себя живой и что она еще продолжает жить, совершая изо дня в день привычные действия. На охоте состояние никак не сказывалось, да казалось, никому из клана нет дела до произошедшего "исчезновения". Но все охотники бросали сочувствующие взгляды на девушку, словно она должна была вот-вот сломаться. Бренда не могла позволить себе эту слабость, особенно под пристальным взглядом Престона.
Девушка вернулась с занятий, оставляя школьную сумку на заднем сидении машины, которая теперь была её собственностью, как и некоторые другие вещи. Вроде подобная сентиментальность должна была сломать её, медленно подтачивая, только вот действовало это иначе. Она просто прикасалась руками, чувствовала связь и шептала "только береги себя" и становилось легче. Действительно легче, ведь самовнушение - сильная вещь. На кухню, чтобы заварить и залить в кружку любимый кофеин, отнести его в комнату Мин Хо, разбудить парня, отправляя на очередное задание. Все это в молчании, им давно не нужны разговоры, для этого есть другие люди, которые ничего не понимают. Азиат улыбается, треплет подругу по плечу и уходит в душ.
- Должно однажды кому-то повезти, - шепчет Салазар.
Несколько часов она занимается в спортзале, в подвале. Сейчас она не использует спарринг-партнера, многие сразу сдаются, завидев её взгляд. А глаза стали жестче, удары сильней, а мышцы крепче. Девушка просто лишилась того что делало её более мягкой, нежной, женственной, этого к сожалению не вернуть, не вернуть того, кто мог бы все это разбудить. После в подвале её сменяет другая группа, Бренда кивает им и уходить. Душ и в кабинет работать над бумагами, которые так полюбил Престон.

Она сидит у окна, свежий воздух Бейкон-Хиллс врывается порциями, играет белыми занавесками. Свет от лампы слепит глаза, уши разрываются от очередного трека металл группы, а руки чертят, выискивают и переносят на бумагу всю необходимую информацию. Бренда так привыкла, что теперь это даже доставляет ей удовольствие, она любит заниматься рутинным делом, забивая голову музыкой. Телефон на столе вибрацией сигнализирует о пришедшей смске, Бренда переворачивает телефон экраном вниз, хотя знает отправителя. Она слышит шаги, но не обращает внимания, наверняка очередной охотник решил принести ей ужин.
Чокнутые… заботливые… друзья…
Она слышит свое имя, даже сквозь скримо и поднимает взгляд, жмурится пару секунд от освещения. Руки уже медленно снимают наушники, губы подрагивают, она не верит сама себе. Как такое возможно? И это родное, знакомое, привычное приветствие, значит это не сон, который в тысячный раз прокручивало ночами измученное сознание. Девушка встает, впитывая глазами любимое лицо, он изменился, но это все тот же мальчишка, которому она готова простить все на свете.
- Привет, малышка? – повторяет Бренда, искажаются черты лица от не появившихся слез. – Ты пропадал где-то месяц и все, что ты можешь мне сказать это "привет малышка"? Чертов ублюдок! – выкрикивает девушку и с силой бьет парня в грудь двумя кулаками. – Ненавижу тебя! – не сдерживая агрессии, Бренда толкает парня на книжный стеллаж. Как же она хочет показать ему всю боль, которую испытала. Что она чувствовала, тогда оставаясь на пустынной дороге с пылающей от удара щекой. Что она начала понемногу забыть его глаза, улыбку, голос. Сжимая кулак, охотница бьет парня по лицу, чувствуя укол стыда. Она смахивает навернувшиеся слезы, не давая себе возможности разреветься. – Ненавижу, - позорно всхлипнув, Бренда отступает.

Она смотрит на Ньюта, который выглядеть не самым лучшим образом, но свет отчасти скрывает его лицо. Он все такой же, он живой и он рядом. Противоречивые чувства разрывают грудную клетку, девушка растеряна, смятенна и рада. Салазар открывает рот, чтобы сказать что-то, сказать, что она не ненавидеть его, что она очень скучала, что она безумно рада его видеть. Охотница уже простила, знает, что простила, хотя и не готова так сразу это показать. Телефон сообщает об еще одной смске, короткий взгляд на темный корпус телефона и Бренда снова поворачивается к парню, срывая все тормоза и давя на газ.

Отредактировано Brenda Salazar (27.10.2018 19:56:33)

+5

4

[indent=1,0] Бренда вскакивает с места стремительно, зло отбросив наушники, но Ньют остаётся на месте, не предпринимая попытки защититься или уйти от удара. Его отшвыривает на книжные полки, впечатывая позвоночником в грубое дерево. Не хочется даже представлять, как среагировал бы Крамер, находясь на месте охотницы. Возможно, поднял бы все существующие и несуществующие связи и нашёл-таки её, всыпал перца и приволок домой. А с другой стороны… стоит восхвалить всех богов за то, что Салазар нашла в себе достаточно мудрости, не преследовать спятившего друга. А в сердце и так больно ныло напоминание о том, что он смог поднять руку на неё. А если бы Бренда застала его в Орлеане… Всё могло бы закончится гораздо печальнее.
[indent=1,0]В скулу врезается маленький, но крепкий удар. Да уж, охотница – это не друид, бьёт чётко и поставлено. Ньют на секунду прикрыл глаза, но, как и ранее, не сделал ни малейшей попытки защититься или заблокировать удар. Многострадалая челюсть заныла с новой силой, и охотник только охнул, схватившись ладонью за пострадавшее место. Заслуженно, по-другому и не скажешь.
[indent=1,0]- Правильно делаешь, - очень спокойно ответил Крамер, пытаясь сдержать рвущееся изо всех щелей чувство вины. – Ненавидь.
[indent=1,0]Он просто не знал, что сказать. Будет ли девушка слушать его оправдания? Или просто пинком выгонит со своей жизни, оставив в груди Ньюта зияющую дыру раскаянья, которая рано или поздно разъест его сущность похлеще голоса сирены? Бренда имела на это право. Вся семья стала бы на её сторону, и это было бы верным решением. Но парень просто не мог молча уйти, не попросив прощения за содеянное. Салазар такого не заслуживала.
[indent=1,0]- Бренда, - слова застревали в глотке, не желали выходить, сухим комком царапая горло. Все эти оправдания… это так бессмысленно. Это не повернёт время вспять, не удалит из прошлого те события. Ньют отлепил тело от книжного шкафа, делая пару шагов в след за девушкой. – Не могу описать, насколько сильно корю свою слабовольность за то, что поддался этому чёртовому голосу… Бренда! – парень преодолел оставшееся расстояние и схватил девушку за плечи, резко разворачивая к себе. – У тебя не получится ненавидеть меня больше, чем я сам ненавижу себя.
[indent=1,0]От вида еле сдерживаемых слёз у Крамера чуть не подкосились ноги. Нет-нет, опять он делает ей больно. Опять Бренде плохо из-за него. Когда же это закончится. Душа и так чувствовала себя растерзанной в клочья, но слёзы девушки… просто добивали его.
[indent=1,0]- Прости, - бессильно и тихо отозвался Ньют, с перекошенным выражением лица смотря в глубокие тёплые глаза подруги. – Или не прощай, просто знай, я никогда бы такого не сделал в здравом уме. Альфи считает, что, - Крамер нервно сглотнул, так же удерживая свои руки на плечах девушки, - это всё во мне было, а сирена лишь разбудила. Но ты же знаешь меня лучше всех. Разве смог бы я… Ох.
[indent=1,0]Качая головой, охотник отступил, печально и разбито глядя на девушку. Его слабость, его радость, его погибель и его спасение. Бренда сейчас может избить его до полусмерти или точным движением выхватить пистолет, оставляя во лбу аккуратную дырку. Да, это всё было бы правильно. Ньютон даже не стал бы опираться. Осознание всего, что он наделал за такой короткий срок, медленно поглощало разум, сирена всё-таки добилась своего, полностью разрушив молодому охотнику жизнь. А Крамер уже разрушил её всем остальным.
[indent=1,0]- Прости меня, Бри, - тихо сказал Ньют, медленно отступая к двери. – Я закончу дела в клане и уйду. Понимаю, ты больше не хочешь меня видеть, правда, понимаю. Но ты должна знать…
[indent=1,0]В ушах звенело от слабости, и одновременно англичанин почувствовал прилив бесшабашной храбрости. Дело нужно довести до конца. Хватит недомолвок, избегания и сокрытия. После всего случившегося – им просто нет места между этих двоих.
[indent=1,0]- Я люблю тебя, Салазар, - просто сказал Крамер, грустно смотря на девушку. – Больше всех в этой ебучей жизни. Больше Сильверадо, или охоты, или родственников. Просто… больше всего на свете. Знай это, - тихо закончил парень, поворачиваясь спиной, и собираясь тихо покинуть дом.
[indent=1,0]Это не было сказано, чтобы смягчить свою вину, или ещё из-за каких-то корыстных причин. Но находясь запертым в собственном теле, начинаешь по-другому ценить людей, которые всегда были рядом, которые не бросали его ни разу. А Бренда… Была не просто его половиной – а сердцевиной. Она заслуживает это знать.

+4

5

Я вижу море в твоих глазах
Не сделать шагу назад
Забери меня в глубину свою
Дай мне утонуть...
♫ Серёжа Драгни - Море (feat. Полина Изаак)

Дыхание на вдохе и на выдохе. Спокойней. Дыхание ровное, как море после бури. Только получается не очень хорошо, а верней не получается совсем. Бренда тяжело дышит, что даже слова Ньюта не заглушают это частое вздымание грудной клетки. И каждое слово камнем оседает в груди, все тяжелей давит на плечи и одновременно впервые за все время Бренде стало легче дышать. Она, наконец, снова могла дышать.

Имя, которое повисает в воздухе, кажется охотнице чужим, не родным. Ведь она так давно не слышала свое имя, данное при рождении, из его уст, его тоном, пусть и сказанное, словно с усилием. Ньют продолжает, терзая голосом барабанные перепонки девушки, нарушая хрупкий внутренний мир своим прикосновением. Бренда не чувствует боли от крепкой хватки, только холод от пальцев и пламя внутри груди. Это бредовое состояние, только вот она не может вырваться, сжимаясь, но не уворачиваясь от этого, кажется, нового прикосновения. Она еще не знает всей истории, а может сейчас не хочет вспоминать.

В его глазах горит её боль, её ненависть. Они оба горят, сейчас, когда в городе царит ночь. Бренда слушает эти слова, словно рожденные действием бреда, лихорадки, которой она подвержена. Только слова все равно не её, только описывают состояние девушки достаточно хорошо. Верит? Знает? Она снова вспоминает ту ночь, когда щека впервые была обожжена рукой, что прежде дарила лишь ласку. Ночь, когда девушка впервые потеряла любимого человека и теперь боялась его прихода. Она знает его и верит, что он бы никогда не ударил, если бы не стечение обстоятельств. Тогда она не видела друга, которого любила, она видела чужого человека и знала, что внутри Ньют не такой. Он мог быть жестоким с кем угодно, но не с ней. Она всегда это знала!

Охотник отступает, позволяя словам повисать преградой между ними. Бренда обхватывает свои плечи, не веря, что он снова может покинуть её. Оставить здесь, одну. Мелькает какая-то дикая мысль выстрелить его, избить до полусмерти, главное выместить всё то пламя, что пожирает медленно внутренности, подбираясь к сердцу. Но Ньют делает контрольный выстрел и первым поражает сердечную мышцу коротким монологом.
- Ты говоришь это сейчас? – Салазар смотрит в его спину, слишком прямую и напряженную, но еще не за чертой комнаты. – У тебя было столько шансов, столько подходящий ситуаций, но ты молчал, - почти шепчет девушка. Вспоминая все двусмысленности, все моменты, когда он должен был сказать, раз чувствовал. – Но ты говоришь это сейчас?
Слезы покатились по щекам, принося облегчение и смывая стены, выстроенные долгим отсутствием. Хотя еще где-то больно, еще немного колит, но это пройдет сгладиться. Над этим стоит еще поработать.
- Какая же ты скотина, Крамер! – рычит девушка волком. Личное пламя добралось до сердца, вытесняя сомнения, тревоги и эти банальные «а что потом?». На данный момент есть только это мгновение, только эта встреча, когда тишина станет союзником. Бренда обхватывает его тело со спины, скрещивая руки на его прессе. Она будет дурой, если позволит ему уйти, она больше не повторит этой ошибки. Резкий поворот очередной удар о дверь комнаты, плевать, если кто-то услышит, это сейчас едва ли станет чем-то значимым. Бренда смотрит в глаза, которые остались такого же теплого оттенка, только нет прежнего света, сияние или блеска. – Я все еще ненавижу тебя, - шепчет охотница, упираясь руками в дверь, где-то подмышками парня.

Тело чувствует тепло, чувствует, что близко тот, кому оно принадлежит. Девушка не замечает, как сама кошкой почти ластиться, желая вспомнить забытое. И это не попытка вернуть, остановить, удержать и не слепое физическое влечение. Это то, что принято считать искренним, нерушимым и всепрощающим чувством любви.
- Не уходи… Ньютон.
Салазар редко звала парня полным именем, предпочитая Ньют или Крамер. Это слабость, да, но разве это важно? Последняя плотина готова рухнуть, последний бастион в битве за адекватность и здравомыслие готов пасть. Огонь уже начинает пожирать устоявшиеся законы. Остался лишь взгляд и одно прикосновение в правильный момент, чтобы послать всё в низшие слои Тартара.

Бренда больно кусает парня за открытую ключицу, отступая. Она снова дышит шумно с новым трепетом, что наполняет все внутри. Только во что это выльется в безумство ради разрушения или…
- Ненавижу, - говорит она с вызовом, теперь в этих словах другой яд. Это открытая провокация на участке пепелища. Ни шагу назад, за нами последний рубеж, последняя черта!

… и точка невозврата.

+4

6

[indent=1,0] Тени расступились, отливом хлынув к стенам. Кабинет словно воспламенился эмоциями девушки, заставляя задыхаться от нехватки кислорода. Не было сил думать, что эти слова могут ранить Бренду, просто… Это факт. Да, Ньют любит её. Такое простое и естественное чувство. Девушка тяжело дышит, словно сдерживая тёмный шквал, а у Крамера не хватает духу выйти за дверь. Он просто не может. Выжженный изнутри сиреной, избитый и поломанный, охотник хотел притянуться к девушке, крепко обнять, вплавить в себя. Что она чувствовала, когда Ньют ушёл? Такую же всепоглощающую пустоту?
[indent=1,0]Возможно, остатков человечности хватит им двоим, чтобы наполнить друг друга заново.
[indent=1,0]Возможно.
[indent=1,0]Глаза Салазар тёмные, и от пересечения взглядов охотников по коже бежит дрожь. Осколки реальности дробятся, рассыпаются фейерверком, отгораживая комнату от всего мира. Чувство вины захлёстывает Крамера всё больше, раздирая внутренности острыми когтями. И когда Бренда, обхватив его со спины, прижимает к себе, Ньют глубоко выдыхает, опуская голову. «Сейчас?» А просто нет ответа на этот вопрос. Нет оправдания блядству и побегам от себя. Нет оправдания удару. В пустой душе гулко гуляет ветер, и лишь мысль о Бренде удерживает от выстрела в собственный висок. Наверное, именно это воспоминание и помогло окончательно не сойти с ума. Но почему же именно сейчас? Вопрос повис в воздухе, и Крамер сжал тёплые ладошки девушки холодными пальцами, тихо прошептав:
[indent=1,0]- Просто я - скотина.
[indent=1,0]Салазар резким рывком развернула его к стене, в который раз заставляя чувствовать себя последней сволочью. Глядя на мокрые дорожки на щеках девушки, Ньют снова с силой выдохнул, касаясь холодными пальцами пролитых слёз. Хочется ластиком стереть всё это грёбанное прошлое, все ошибки, всю её боль. Руки зарываются в волосы девушки, притягивая к себе ближе. Как же Крамеру её не хватало всё это время… И когда Бренда просит не уходить, позвав полным именем, в мёртвой душе что-то расцветает. Медленно восстаёт из пепла, подобно фениксу.
[indent=1,0]- А ты не отпускай, - тихо отзывается Крамер, вложив в несколько слов весь свой страх, стыд и раскаянье. Нечто щемяще-тягучее накрывает их двоих, хоть Ньют и понимает, как сложно будет Бренде его простить. Но именно в эту секунду, Бренда с яростью кусает кожу у шеи, расчерченную двумя длинными шрамами, и сквозь сцепленные зубы вырывается стон, едва не подкосив ноги. Она всегда знала его слабые места.
[indent=1,0]Несколько секунд Ньют внимательно смотрит на Салазар, тяжело дыша. Её тонкий силуэт заслоняет всю грязь, боль, лишние ненужные мысли. Сейчас Бренда в центре смерча, но свет её глаз уводит за собой, хоть и временно сбрасывая с плеч мысли о долге и прочей чепухе.
[float=left]https://b.radikal.ru/b42/1811/a4/771826909efc.gif[/float][indent=1,0]- Я знаю, - тихо отзывается парень, делая шаг вперёд. Бренда смотрит с вызовом, агрессивно, но встречает такой же твёрдый взгляд. Сокращая последнее расстояние, Ньют впивается отчаянным поцелуем в мокрые от слёз губы; руки сильно сжимают талию, ныряя под футболку. Кожа девушки обжигает ледяные пальцы, одновременно жарко подаваясь навстречу.
[float=right]https://d.radikal.ru/d24/1811/85/c21586927d67.gif[/float] [indent=1,0] Не нужно думать, размышлять, что будет дальше, всё стирается в пыль, закручивая высокотемпературным штормом. Охотник легко подхватывает девушку и садит её на стол, крепко сжимая бёдра в ладонях и вжимаясь всем телом, потому что солёные губы не дают возможности оторваться ни на секунду.
[indent=1,0]- Бренда, - напряжённо выдыхает парень между перемежающимися поцелуями. Это имя стоит воспалённой меткой на сердечной мышце. – Малышка.
[indent=1,0]На пол упала ненужная курточка, что-то полетело со стола в приступе яростного голода. Крамер легко разорвал футболку девушки, аккуратно и медленно касаясь губами шеи и ладонью беспомощно поддерживая подбородок Салазар.

+4

7

Тихий шепот, но она слышит его, слышит спектр чувств, который он старается вложить в эту фразу. Понимает как никто, что он открывается. Со скрипом, с сожалением, как старая несмазанная и давно заржавевшая дверь. Он сломан, всеми обстоятельствами, всеми этими новыми проблемами, но сейчас он рядом. Рядом со мной. Бренда всегда создавала новое оружие, любила придумывать, но сейчас она готова починить его. Чего бы для неё не потребовалось, она обязательно его починит.
Они смотрят глаза друг другу близко и далеко, чистота и грязь, и одна на двоих любовь. Это похоже на какое-то безумство, когда ты стоишь у пропасти все еще сомневаясь. Бренда давно уже откинула все мысли, сейчас она хотела лишь ожить, сделать, наконец, вдох полной грудью, наполняя себя прежними силами. Она слабая, но готова снова стать сильной, ради него одного.

Снова тихие слова, взгляд с вызовом на границе чувств, атаки. Как перед нападением оборотня тот же азарт и легкие сигналы страха, кожу покалывает где-то на периферии. Но Салазар не сдается, не сейчас и никогда после. Даже он не выиграет у неё после всего, что он с ней сделал. Отчаянный поцелуй, выдох на грани футбольного гола, когда замираешь, зная, что сейчас случится великая история. Его холодные руки касаются тела, заставляя застонать в поцелуй и дугой выгнуться навстречу ласкам. Тело вспыхнуло, мыслей не осталось, только одно желание. Она укусила его за губу, прижимаясь ближе к Ньюту.

Твердая поверхность стола оказалась под пятой точкой, даря ощущение опоры. Бренда притянула Ньюта к себе, чувствуя его индивидуальный запах вперемешку с другими запахами от курточки и в волосах парня. Но отвечать на поцелуи она не прекращала, всем телом прижимаясь ближе, хотя ближе было некуда. Что-то слетело со стола, но охотница едва это заметила, позволяя властвовать над телом. Легкий треск ткани и… легкие шаги за дверью. Бренда отстранилась, прижимая ладонь к груди Ньюта.
- Стой, - шепнула она. Они были слишком близко, чтобы быть услышанной не обязательно кричать. Шаги потоптались у двери, но затем стихли в конце коридора. Это слишком опасно, - пронеслось в голове девушки. Она посмотрела на чумазое лицо парня и хитро улыбнулась. Пусть возбуждение немного спало, но окончательно не исчезло. – Пойдем.

Бренда легко спрыгнула со стола, стряхнула на курточку остатки своей футболки. Она потянула парня за руку и, не стесняясь, вышла в коридор, там никого не оказалось, хотя с первого этажа слышались разговоры, чей-то смех. Она быстро скользнула к себе в комнату, так как она была ближе и втолкнула парня в ванную комнату. После чего запрыгнула на раковину, молясь, что она не отвалилась от стены.
- Раздевайся, мистер заблудившийся, - отозвалась Бренда, принимая вид наблюдателя. Она даже руки скрестила на груди, не позволяя приблизиться к себе. Юная охотница знала, что в её комнату уж точно никто не зайдет, а уж тем более в ванную комнату. Такое себе мог позволить только Ньют, а он сейчас неотъемлемый компонент действа.

Девушка внимательно следила, как раздевается Ньют, отмечала каждый шрам, синяк и ссадину на гибком теле. Она уже была готова спрыгнуть со своего места и облизать каждый участок тела, каждый сантиметр кожи. Но лишь провела языком по губам, забывая про сухость. Охотница сглотнула и глазами указала на ванну, предлагая скрыться за шторкой.
- Тебя ждёт горячая вода, - игриво проговорила Бренда. Она не позволила поцеловать себя или прикоснуться, понимая, что иначе потеряет голову. Проследив, когда охотник окажется в ванной под струями воды, начала свое представление.

[float=right]http://sd.uploads.ru/t/00eIi.gif[/float]Стянула бриджи, а затем все нижнее белье. Вдох-выдох. Она присоединилась к Ньюту, обнимая его со спины, оглаживая мышцы на груди, пробежала пальцами вниз, исследуя пресс, на втянувшемся животе и замерла. Бренда словно почувствовала себя маленькой девочкой, которой только рассказали в чем различия между полами. Уткнулась в плечо и провела языком, поцеловала и укусила, вымещая часть боли.

- Я не думаю, что мы будем ввести светские беседы, - промурлыкала Бренда, но повернуться к себе лицом Ньюту не позволила. Протянула руку вперед ладонью вверх и повелительным тоном, как хирург на операции: - Губку, пожалуйста.

Она будет играть, пока хватит выдержки, тем более она может его мучить, а вот он её - нет. Охотница прижалась голой грудью к спине Ньюта, чувствуя прилив возбуждения и надеясь, что терпение у её любимого охотника значительно поубавилось.

+4

8

[indent=1,0] Как действуют наркотики? Первая доза – самая яркая, сшибающая представления о удовольствии напрочь. Полушария шокирует ударная доза коктейля из гормонов, вены воспламеняются голубым огнём от переполняемого счастья и зудят лопатки от ощущения прорезаемых крыльев. Именно так чувствовал себя Крамер, обнимая Салазар и малодушно отодвигая в сторону разбивающую в прах эмоцию осознания своих поступков. Нет, Ньют и сам не простил себя за тот удар на фабрике, и не простит никогда. Но лишь на сегодня, хотя бы на одну ночь хотелось заблокировать душное ощущение ужаса, не взваливать его на хрупкие плечи трансильванской охотницы с умопомрачительной улыбкой.
[indent=1,0]Волосы на загривке встают дыбом, когда девушка прикусывает губу Ньюта, а её тело настойчиво льнёт вперёд, к нему. Это тоже зависимость. Какая ирония, выпасть с одной одержимости в другую. Крамер тихо выдыхает, когда девушка его останавливает, чуть обижено и потрясённо моргая. Ах, да, шаги за дверью. Пропади пропадом тот неосторожный человек, который так не вовремя их прерывает. [float=left]https://c.radikal.ru/c16/1811/ae/78f819309599.gif[/float][indent=1,0]Но Бренда лукаво улыбается, и тянет завороженного охотника за собой, легкомысленно оставляя порванную часть гардероба на полу. Обратить внимание на посторонние раздражители в виде доносящихся с первого этажа голосов – увольте. Парень даже не особо контролировал звук своих шагов, следуя за Брендой к её спальне. Да уж, после ритуала по избавлению голоса и последующей потасовке, Ньют явно не был образцом чистоты и стерильности. Да и умывание в туалете заправки слабо решило проблему. Поэтому англичанин и не спорит, когда девушка легко толкает его в грудь, заставляя переступить порог ванной комнаты, на лице лишь появляется слабая улыбка. Стянув медленным движением рубашку, Ньют снова хотел поцеловать Бренду, но девушка сурово скрестила руки на груди, восседая на раковине аки суровый продюсер кастинга порнофильма. Крамер хмыкнул, нарочито медленно расстёгивая ремень и будто случайно прислоняясь пахом к колену девушки.
[indent=1,0]- С тебя причитается за стриптиз, - севшим от возбуждения голосом говорит парень, всё так же издевательски и не спеша раздеваясь. Это почти похоже на их прежние отношения со взаимными подтруниваниями, вот только глубже, ярче и гораздо горячее. В тёплых карих глазах расширяются зрачки – Бренда тоже играет, не давая возможности прикоснуться к себе. И не важно, что кожу усеивают раны разной степени заживления, девушка смотрит внимательно, чуть задерживая дыхание на каждом выдохе.
[indent=1,0]Ньют, так же бесшабашно улыбаясь, ступает в холодную ванную, включая по привычке кипяток. Маленькую комнату заволакивает парами, кожу больно жалят струи горяченной воды, но Ньют терпит, смывая грязь прошедших трёх недель. Спины мягко касаются ладони девушки, пробегая по напряжённым мышцам, и её пальцы коварно останавливаются внизу живота, заставляя кровь ударить явно не в верхнюю голову. Ньют потянулся к вентилю крана, убавляя температуру, когда брюнетка легко поцеловала распаренную кожу. Парень сдавленно охнул, на секунду крепко сжав руку девушки, и собрался уже повернуться к ней лицом, впечатав вредную Салазар в кафель. Но у Бренды были иные планы.
[indent=1,0]- Беседы… - бархатным голосом отозвался Ньют, отбрасывая со лба отросшие волосы. - Повернись, и я найду, чем занять твои губы, - с тёмной затаённой интонацией добавил охотник. Бри повелительно куснула за плечо, посылая волной электрические импульсы по позвоночнику. – Вот дикарка трансильванская, - негромко отозвался Крамер, чувствуя, как девушка прижимается к нему всем телом. Но Ньют всё же подаёт губку, пытаясь одновременно сдерживать грохочущий в ушах пульс. Тело превратилось в пульсирующий нерв, остро реагируя на тянуще-спокойные касания охотницы. Очень сложно сдерживаться, когда в спину упираются острые соски девушки, а её руки беспорядочно исследуют тело. Сжав зубы, Ньют опустил голову, позволив льющейся воде бить по затылку, и честно, изо всех сил, пытаясь себя контролировать.
[indent=1,0]Вот только Салазар – тот ещё наркотик. Если от неё сносит башню, то раз и навсегда.
[float=right]https://d.radikal.ru/d25/1811/c5/604e3f61d8c5.gif[/float][indent=1,0]Вытерпев несколько минут мучительных движений губкой, Ньют поймал одну руку девушки, поднося её ладонь к губам и несильно прикусывая кожу на тыльной стороне. В это можно было играть бесконечно, но терпение Крамера было на исходе. Изловчившись, Ньют всё же поворачивается к девушке. Она смотрит с вызовом и той извечной лукавостью, которая не даст охотнику перепутать её взгляд ни с кем иным. На секунду они замирают, и Ньют подхватывает причину своего возбуждения за бёдра, рывком прислоняя к холодной, отрезвляющей стене. Ноги Салазар смыкаются за спиной, а парень оставляет дорожку из поцелуев на её ключице. Всё так же не спеша и никуда не торопясь. Он слишком давно не чувствовал пахнущий тёплым мёдом вкус кожи Бренды, чтобы отпустить её просто так. Ладони требовательно ложатся на грудь девушки, сжимая их практически болезненно, и по каждой мышце англичанина вновь проходит жаркая волна, сбивая дыхание.
[indent=1,0]- Всё ещё ненавидишь меня? – спрашивает Ньют губы в губы, желая и страшась услышать ответ одновременно. Ресницы девушки подрагивают, она тоже дышит тяжело, крепко обхватывая его спину руками. – Малышка?

+4

9

http://sd.uploads.ru/t/sRobn.gif

Я могу за тебя отдать
Всё, что есть у меня и будет.
Я могу за тебя принять
Горечь злейших на свете судеб.
Буду счастьем считать, даря,
Целый мир тебе ежечасно.
Только знать бы, что всё не зря,
Что люблю я тебя не напрасно!

Наверно слишком долго играть - не самое лучшее решение. Ведь охотники с румынскими корнями и горячей кровью ненасытны, когда дело касается секса. Иногда так полезно отключить голову и насладиться инстинктами, чтобы потом бесстыже улыбаться, вспоминая каждую грязную подробность. Бренда никогда не умела себя сдерживать, в её характере было содрать все вещи, открывая прямой путь к телу, к сближению, к слиянию. Она всегда отвечала за страстность, накал и быстрое развитие событий. Но сейчас она чувствовать почти детское смущение, словно в первый раз. Словно она никогда не чувствовала под ладонями его тепло, словно они только-только слепо потянулись друг к другу. Что же изменилось? Что?

Она слышит его бархатный голос и готова упасть прямо здесь, она почти чувствует будущее. Только вот упрямо сводит ноги, стараясь сдержаться. Она забыла его, почти забыла, почти научилась жить и без него, на какое-то время. Только вот тело бесстыдно предавало её, реагируя чисто на голос уж слишком ярко, слишком явно. Её ладонь крепко сжимает губку, словно она может стать достойной опорой, словно она еще соединяет её разум и тело вместе. На короткий момент Бренда упирается лбом в лопатку Ньюта, прижимая свои руки к себе. Помолчи, - хочется сказать ей. Только вот губы лишь двигаются в такт слову, оставляя мурашки на коже парня.
Губка скользит по телу, только вот она лишний элемент в этом действии. Хотя Бренда не из тех кто, затеяв игру, откажется от этого сейчас, она вытерпит, она выдержит. Я смогу! Она прижимается своим телом к его, вдыхая позабытый запах, хотя черта с два она забудет эту терпкость и крепость. Ньют кажется таким родным и близким, несмотря на все свои заскоки. И сейчас он безумно горячий, безумно открытый, полностью принадлежит ей. Бренда мечтала об этом, ей нравится эта легкая власть, да только вот…

Охотник перехватывает её руку, оставляя горячую метку на тыльной стороне руки. По телу пробегает вспышка жара, очередная волна возбуждения, страсти, без нежности и прочих сантиментов. Парень резко разворачивается, словно желая напугать, застать врасплох. Ты же слишком хорошо меня знаешь. Бренда вскидывает нос, с вызовом смотря на Ньюта, проводя языком по влажным губам. На мгновение воздух становится густым, что ножом можно резать, все звуки приглушенны и словно вода уже не чувствуется. Только бесстыдство, вызов в глазах и то, что происходит между двумя людьми, если не описывать это красиво "любовь". Охотница забывает про все обиды, слезы, алкоголь, которыми губила себя. Сейчас она губит себя в разы сильней, в разы быстрей и смертоносней.

Ньют - её смерть.

Спина касается холодного кафеля, только возбуждения меньше не становится. Она чувствует пятой точкой его эрекцию и это заводит, так сильно, что хочется сделать что-то нетипичное, что-то взрывоопасное. Но вместо этого Бренда лишь крепко обхватывает талию парня ногами, отдаваясь во власть поцелуям и сильным рукам. Откидывая голову назад, Бренда зажмуривает глаза, чтобы вода не попадала туда, да и так поцелуи лишь ярче. Обжигающие, короткие, собственнические. Так и хочется подогнать сказать что-то вроде "Ньют, ну что ты как кошку гладишь. Играй жестче!". Только девушка все равно молчит. В разум врываются его слова, сказанные тем же бархатным чуть хриплым тоном, страсть буквально разливается в воздухе. Бренда несдержанно стонет, стараясь свести ноги вместе, чтобы иметь еще хоть какой-то контроль. Внизу все пульсирует, а разум забыл все слова, кроме одного "хочу!", которое так и хочется прокричать, разбивая кафель звуком.

Ногти впиваются в его спину, в то мгновение, когда девушка распахивает глаза. Она смотрит в глаза цвета темного шоколада, топит его своим, проводит одной рукой вниз. Другой мягко царапает затылок и выдыхает в самые губы:
- Ненавижу, - но само это слово уже окрашено другим тоном, это другой оттенок, это другая эмоция. Просто она не скажет это сейчас, не потому что не готова, а потому что игра еще не закончена. Она впивается грубым поцелуем в губы, сразу ныряя в омут с головой. Агрессия - часть страсти. Для них все так, они неправильные и чувства у них неправильные, но это их неправильная жизнь.

Салазар опирается о плечи, чуть толкаясь парню в район пресса, выдыхая горячо и томно в поцелуй. Уже плевать на интерьер, на атмосферу, она хочет снова жить. Почувствовать боль, смешивая воду с солеными слезами. Ньют – её жизнь! Она готова ко всем испытаниям и приключениям, к боли и радости, только если он и дальше будет держать её на руках. Бренда скользит губами и влажным языком по пульсирующей венке, слизывая капли воды. Затем она добралась до ушной раковины, прикусила мочку и томно прошептала:

- Ньютон Крамер, вы меня трахать будете или мне все самой сделать?

+4

10

[indent=1,0] Парень твёрдо смотрит в глаза Бренде, близко-близко, подходя к краю утягивающей бездны. Он знает её практически всю жизнь. И каждый день открывает заново.
[indent=1,0]Поддерживая охотницу за талию, Крамер сжимает её волосы на затылке, заставляя выгнуться навстречу, и издевательски медленно проводит влажную дорожку от шеи до уха. Матовая смуглая кожа пылает, губы оставляют на шее багровую метку. Стон девушки электрическим импульсом прошивает позвоночник, Крамер резко вжимает её в кафель, кусая за выступающие ключицы. О, да, не бывает у них с Брендой нежного секса. Каждый раз – это новое безумие, откровенность и открытость без стыда. Ногти на спине посылают по телу спазмы удовольствия, Ньют, зарычав, вновь покрывает плечи и шею укусами, отмечая свою территорию. Это лишь разогрев, повышение накала.
[indent=1,0]При нахальных словах девушки внутри вспыхивает что-то тёмное, заволакивающее глаза желанием обладать. Был ли то отзвук сирены, или что-то другое, охотник не знал и не был намерен разбираться прямо сейчас. В ушах шумит от горячих губ на шее, обжигающих круче кипятка и подкашивающих колени.
[indent=1,0]- Мисс Салазар, - рокочущим тоном, смотря предвкушающе и сузившимися глазами, - в который раз повторяю, твой язык до добра не доведёт, - вообще-то, враньё чистой воды. Потому что Бренда умела доводить до чего угодно. И до дикой ярости, и до мучительной беспомощности.
[indent=1,0]Ньюту хотелось бы мучать её всю ночь, приближая к исступлению, удерживая на грани и не давая сорваться – но собственная выдержка давала сбои. От пара, заполнившего ванную; от тёмного густого возбуждения; от беззащитной близости тела желанной девушки – кислород поступает в лёгкие с усилием, дыхание учащается. Неотрывно глядя в тёмные глаза с подрагивающими мокрыми ресницами, охотник прижимает шею Салазар к стене, вырывая чувственным поцелуем с губ стон, и, направляя себя рукой, входит резким толчком, заставившим выдохнуть через сцепленные до боли зубы. Жарко, боги, как жарко. Руки подхватывают девушку под ягодицы, впиваясь пальцами в кожу до белых пятен. Сипло дыша, Крамер замирает, давая привыкнуть, но срывается, начиная вбиваться мощными рывками, быстрее и быстрее, размашисто и глубоко втрахивая в стену, до искр перед глазами. Кожа плавится под ладонями Бренды, вспыхивает, как обожжённая кислотой. Руки напрягаются до вздутых вен, зрачки впитывают все без остатка эмоции, пробегающие по лицу девушки. Громкие пошлые шлепки влажных тел друг о друга наполняют маленькое помещение, разбиваются о кафель, усиливаясь эхом. И наплевать. Сейчас ничего больше не существует в мире, кроме жаркой тесноты Бренды, её глаз, её отзывчивого тела.
[indent=1,0]Не хотеть Бренду невозможно. Она как собственное имя – пьянит, кружит голову, взламывает сердце.
[indent=1,0]Парень ловит зацелованные губы охотницы, жадно и голодно в них впиваясь; сталкиваясь зубами, воюя за главенство. Что-то нераздельно шепчет, загнанно дыша. Крушащий всё на своём пути вал похоти выбивает все мысли с головы, посылает спазмы по всему телу.
[indent=1,0]Ньют подхватывает Бренду, [float=right]https://d.radikal.ru/d04/1811/ff/e066d3b21061.gif[/float] ставя на пол, и легко, почти невесомо, проводит кончиками пальцев по пояснице, дразня нервные окончания и хитро улыбаясь. Контраст грубости и нежности. И сразу грубо разворачивает к стене лицом, заламывая руки назад. Небрежно стопой раздвигает ноги, удерживая запястья одной рукой, а второй издевательски медленно проводит по медовой коже от груди до пупка и замирает. Заводит вторую ладонь назад, оставляя порозовевшие дорожки на коже и вдавливает поясницу, заставляя прогнуться.
[indent=1,0]- Скажи мне, что именно ты хочешь, - выдыхает на ухо, прикусывая губами мочку. Их сердца стучат, как бешенные, но пульс абсолютно синхронный. Потираясь стоящей колом эрекцией о ложбинку ягодиц, одёргивает руку, чувствительно хватая за горло, и прошептав. – Громко.

+5

11

Секс - это искусство.
© Шакил О'Нил

Успешный секс доступен только для тех,
кто способен преодолевать свою робость и комплексы.
© А. Зберовский

Все поэты в мире говорят, что любовь умеет не только крылья давать, но и больно бить о землю, если неловко оступиться на краю. Наверно сейчас было бы самое болезненное падение в истории человечества. То состояние, когда ты понимаешь, что назад пути не будет, и сил у тебя на обратный путь просто нет. И вот сложив все барьеры, все орудия пыток и строительства, Бренда склоняет голову перед ним одним.

Слова пульсацией раздаются в груди, пересохшие горло, смоченное очередным поцелуем и желание. Оно вырывается из груди ослепительным светом, пламенем крови и просто фонтаном почти яростного желания. Не бывает спокойно, когда ты любишь его до ненависти. Не бывает нежно, если ты желаешь задушить его за все мглу, что испытало сердце. Не бывает просто, когда вы давно хотели друг друга, не признаваясь до конца.
Хотелось ответить что-то ехидное, возможно даже продемонстрировать, то, что Ньют видать успел позабыть. Хотелось сделать все и сразу побывать на всех поверхностях, во всех плоскостях, потому что такое вряд ли повторится еще раз. Буря чувств такого накала не бывает постоянной, это нечто более чем интимное, более чем голое откровение или порно в интернете. Это рождение чего-то нового и мощного, как слияние двух разных стихий на стыке мира.

Внутри вспыхнуло пламя, пробегаясь по периферии всего тела дрожью. Бренда почувствовала, как он слитным толчком вошел в её тело, заставляя на миг проглотить все слова и мысли, проглотить самую себя на это мгновение, захлебнувшись стоном легкого дискомфорта. Ноги не могли найти опору, руки безвольно скользнули по запотевшей стене, когда новый стон, стон наслаждения разбился о кафель над головой. Охотница отдалась на волю рукам, сжимаясь внутри, чтобы получать большее возбуждение и удовольствие.
Она не задавалась глупыми вопросами на тему, как удается Ньюту держать равновесие, не думала, почему до сих пор находиться в сознании и почему еще никто не вломился к ним в комнату. Она забыла про существование всего мира, наслаждаясь каждым движением внутри себя. Это был лучший секс в её жизни, который она бы могла сейчас вспомнить. Жаркий звериный поцелуй за право доминировать за право быть сверху, как бы сейчас это не звучало. Бренда не отдаст бразды правления, даже если единственная опора сейчас - это руки Ньюта.

Резкая поверхность под ногами в виде пола показался чем-то нереальным и девушка покачнулась, быстро восстанавливая равновесие. Она задыхается от пульса, что шумит в ушах, от зашкаливающего сердцебиения и пульсации внизу живота. Льнёт к парню кошкой, ловя его нежные прикосновения к голой коже, отвечая доверчивым томным взглядом. Она тянется за очередным поцелуем, но её грубо разворачивают к стене, вызывая легкое шипение. Разве Бренда была против подобного? Никогда.
Очередной раунд дикого страстного обжигающего секса. Правила всегда одни и те же, иногда лучше следовать им, чем демонстрировать строптивый характер, диктуя свои. Охотница прогибается, отзываясь на каждое прикосновение если не стоном, то сладким выдохом на грани слышимости. Бренда вслушивается в его слова, улыбаясь шальной улыбкой, чуть сжимая ягодицы от стойкого желания. Она бы с удовольствием ему рассказала обо всех своих грязных фантазиях, а они есть, попросила бы исполнить каждую из них. Только вот прежде чем она закончить рассказывать последнюю фантазию пропадет и момент, и время, отведенное только им.

- Я хочу, чтобы ты вошел в меня максимально глубоко. Трахал меня так, чтобы я забыла свое имя, - прошептала Бренда, но твердо и максимально громко. Плевать на акустику, плевать на тонкие стены, сейчас есть только огромное желание. Охотница переживала, что не может заглянуть в глаза Ньюту, не может прочитать его чувства, не может подарить удовольствием ему. Она чуть повела сведенными руками, проверяя прочность хватки. – Хочу, чтобы ты кончил в меня.
Развратно, но никто не ограничивал им рейтинг в данное время. Наверно давно было уже почувствовать подобное, но впервые сегодня они произнесли слова, разбивая тишину рабочего кабинета. Впервые они были обнаженными не только телом, но и душой. Хотелось выпить друг друга без остатка, прочувствовать все, не заботясь о будущем. Есть только здесь и сейчас. Бренда покраснела, прижавшись щекой к кафелю, мечтая о продолжении, желая удовлетворения. Но она была бы не Салазар, если бы не ляпнула, снова натыкаясь на обещание быстрого наказания:
- Ты что забыл, как пользоваться членом?

Охотница прикусила язык, ткнувшись ягодицами прямо в вышеуказанный орган, чуть потерлась. Если наказание и будет она готова его приняться, даже не имея возможности, прикоснуться к телу, по которому так тосковала. Сегодня они не лягут в кровать для сладкого сна и вряд ли это будут разные кровати. Бренда разожжет его холодную британскую кровь, даже если их застукает сам Престон. От возможности их раскрытия организм отозвался выбросом адреналина, и девушка застонала максимально громко, прогибаясь максимально сильно.

+4

12

[indent=1,0] Стоило бы давно задаться вопросом, почему после любого блядства, похождений на стороне, Ньют всё равно возвращался к Бренде. Почему она прощала раз за разом. Почему могла вмазать по челюсти, а потом с сердитым взглядом принести лёд. Почему, проходя через экстремальные ситуации, они набрасывались друг на друга, как голодные хищники, растворяясь в одинаковых карих глазах. Почему потом делали вид, что ничего не произошло. Стоило бы задаться, но всё и так было понятно. Да и большей частью в том была вина Крамера, колеблющегося между двух огней.
[indent=1,0]Рука на шее девушки ощущает вибрацию, с которой она произносит слова, и это заставляет выдохнуть через сцепленные зубы, опираясь лбом в плечо, покусывая кожу, оставляя алые отметины. Кожа Бренды блестит от воды и пара, вызывая желание впиться в неё и не отпускать. Чёртова Салазар. Вышибает мозг одним присутствием.
[indent=1,0]- Хорошая девочка, - с усмешкой произносит Крамер, отпуская её руки и поднимая одно бедро, дразняще пройдясь эрекцией по напрягшейся точке, размазывая смазку. От последующей дерзости глаза вспыхнули, и охотник с резким хлопком опускает ладонь на сжавшуюся ягодицу, оставляя отпечаток собственной ладони. – А, нет, плохая.
[indent=1,0]Опираясь о стену ладонью возле подмышки Бренды, давая девушке опору, ещё раз для устойчивости перехватывает бедро, и входит тянущим движением, замирая на секунду. Лопатки Бренды ходят как крылья, она открыто льнет навстречу, сжимаясь до охрененной жаркой тесноты, вырывая из лёгких сдавленные стоны. Ньют наращивает темп, чувствуя, как теряется во времени и пространстве, в медовом запахе волос девушки, в её выдохах и движениях навстречу.
[indent=1,0]Но простой долбёжки тупо мало. [float=left]https://b.radikal.ru/b29/1812/47/5975d1f7387d.gif[/float] Ньют выходит, подхватывая Бренду на руки, как пушинку, и несёт в комнату, бросая на не расстеленную постель, и нависая сверху, отчаянно целуя, кусая губы. Хочется видеть её глаза, выражение лица, мимику. В собственной крови буря из гормонов и феромонов, разливающаяся пламенем по мышцам. Охотник смотрит расширившимися зрачками, проводя ладонями по распаренной коже от шеи и ниже, сминая ладонями идеально круглую грудь, очерчивая линию талии и бёдра, забрасывая ноги себе на шею.
[indent=1,0]Она прекрасна. Иногда дикая амазонка, иногда доверчивый котёнок – это так банально, но на контрастах построена вся Салазар. Собирая пальцами капли воды с тела, Ньют снова входит, хватаясь ладонями за изголовье кровати. Девушка такая открытая, податливая, отзывчивая. Воздух вокруг дрожит от жара сплетённых тел, шумного дыхания и стонов, которые напрямик впитываются в кожу, повышая температуру, высушивая влагу с кожи.
[indent=1,0]Деревянная опора кровати бьёт в стену, вторя размеренным, сильным фрикциям. Плевать, кто там проснётся, пусть затыкают уши. Наклоняясь и не сбавляя темпа, охотник наклоняется, вдыхая откровенные стоны девушки, впиваясь агрессивным поцелуем в губы. И мало, всё равно этого мало. В ушах звенит, по всему телу вспышки страсти, расцветающие как огненные цветы в паху, посылающие электрические спазмы в мышцы.
[indent=1,0]Громкие шлепки тел перемешиваются с тяжёлым дыханием, ввинчиваясь в пульс. Ньют отпускает изголовье, привставая, сжимая бёдра до белых пятен, вбиваясь резко и сильно, чуть ли не с рычанием. Сдерживаться, чтобы не спустить прямо сейчас, очень сложно, но слишком долго он не видел этих глаз, разметавшихся по подушке волос, чтобы закончить всё так просто.

+2


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [26.05.2014] Yes, sex is always the answer


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC