- Для философии я, признаться, туповат, - пожал плечами друид, - Это скорее безудержное словоблудие, которое загоняет меня и окружающих в депрессию, - честно сказал Оаклиф, - и это лишь доказывает ваши слова о том, что слишком много размышлений, наложенные друг на друга, могут изрядно всё испортить,- уж как могут испортить лишние мысли и слова жизнь, Альфред знал. Он был просто непревзойденным чемпионом в этом. Бармен никак не отреагировал на то, что англичанин откровенно пялился на него некоторое время. Ну и славно. Было бы очень неловко, если бы он воспринял это как грубость или дурацкий флирт. Начинать вечер, изначально рисовавшийся в голове Альфи взрывоопасно неловким, с чуть более легких конфузов не хотелось. Почему путь к семейному счастью для Оаклифа пролегал через такое минное поле агрессивного пятнистого окраса? Карма. Не иначе.
Отдай свой голос за Сомнию!
Игровое время: Май-Июнь

Добро пожаловать, в свой самый страшный кошмар!
Ты готов пройти все круги ада, чтобы побороть свой страх? Мы ждем тебя и надеемся, что ты все же не испугаешься Ужасных Докторов, которые способны пробраться в самые тайные места твоей души, и достать от туда то, чего ты боишься на самом деле. Готов проверить? Тогда регистрируйся!

Teen Wolf: SOMNIA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » ON THE OTHER SIDE OF THE WORLD » [31.03.2014] Let's play doctor?


[31.03.2014] Let's play doctor?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Let's play doctor?
/ Между доверием и недоверием только приставка «не» — дабы её убрать, надо просто доверять. /
- - - - - - - - - - - - - -
https://c.radikal.ru/c00/1810/1d/9ef070d372a1.gif https://a.radikal.ru/a02/1810/22/1659dc43b7ad.gif https://d.radikal.ru/d14/1810/f4/42f6c4bae7fa.gif
- - - - - - - - - - - - - -
действующие лица: Brenda Salazar, Newt Cramer

приватность эпизода — open

сюжет

/ Упрямство некоторых людей поражает. Трансильванская охотница ранена, и гордость не позволяет ей позвонить другу. Но у британцев – свои связи. /
- - - - - - - - - - - - - -

• время •
Понедельник - Ночь:+11°, слабый дождь | Новолуние

• место •
улица Бейкон Хиллс, дом Крамеров

+3

2

Мы никогда не ценим свое здоровье, считая, что пока оно есть мы можем его использовать в неограниченных количествах. Только все рано или поздно имеет свой предел, пусть он не всегда так близок. Бренда всегда считала себя сильной, даже если подчас хотелось перестать быть таковой. Она привыкла, что со всем может справиться сама, надо только все правильно рассчитать. Сжать зубы, делать и делать пока не получится так, как было задумано с самого начала.
Сейчас же сделав с десяток шагов и едва-едва отдалившись от магазинчика с уютной квартиркой наверху, Бренда дышала как загнанная лошадь. В боку нещадно кололо, а рот распахнулся от тяжелого дыхания. Кашель девушка сдерживала, так как знала - это принесёт лишь большую боль, а не долгожданное облегчение. Наверно, я переоценила свои силы, - обреченно подумала Бренда, сжимая в руках курточку и все это прижимая к закрытой ране. Она упрямо шла вперед, хотя силы покидали ее, как и сознание медленно скатывающиеся в темноту. Пару раз школьнице уже показалось, что она лежит, прижимаясь щекой к холодному асфальту. Но нет, она просто стояла на проезжей части, пустой в данное время суток, чуть покачиваясь.

Еще несколько шагов. Так я точно не дойду, надо просто передохнуть, - подумала Бренда, выискивая ближайший бордюр. Она его нашла и, сделав еще несколько шагов, опустилась на холодный камень. Наверно стоило позволить друиду позвонить Ньюту, чтобы сейчас не расклеиваться как кисейная барышня. Бренда сжала зубы, чувствуя, как жжет бок. Да, сейчас она точно не сможет найти доктора, который в это время может закрывать свою частную клинику. Школьница оглядела пустынную улицу, чувствуя, как сонливость сильней одолевает её. Не спать, давай, девочка, не спи, - умоляла себя Салазар, собирая остатки сил. Она даже дышать старалась ровнее, чтобы изо рта не вырывалось это хриплое дыхание.

Прошла минута, две, в которые Бренде показалось, что она теряет сознание, но потом упорно всплывает на поверхность. Она не могла позволить себе вот так рассыпаться в нескольких шагах от магазинчика, от насмешливого друида. Ведь тогда какой смысл в её словах, она же не маленькая девочка, чтобы просто хохориться во вред себе? Отказалась от его помощи, от помощи охотников так имей смелость дойти до конца и доказать что ты способна, что ты можешь! Салазар сжала зубы, кулаки и поднялась, хотя вышло ужасно. Она при вставании упала на колени и только с третьей попытки смогла принять вертикальное положение.
- Смогу, - выдохнула девчонка и упорно пошла в сторону штаба. Сейчас она едва могла сойти за модель, так, как походка была ужасна и не только из-за заваливания на здоровый бок. Её мотало по широкому тротуару, что со стороны она вполне могла сойти за слишком пьяную леди. Она вспомнила Ньюта, ругала его, вспоминала улыбку, голос и их совместное прошлое. Она шла к нему, хотя прекрасно знала, что о помощи попросит любимого азиата, который пусть пошутит, но секрет сохранит.

Еще десять шагов, которые с одной стороны показались простыми и легкими на самом деле отобрали остатки сил. Ноги отказывались двигаться, колени практически не выпрямлялись. Это была пытка, персональное наказание Салазар, она наказывала себя за упрямство и за скрытность от Крамера в первую очередь. Ну, кто её просил влезать в какую-то историю, чтобы потом безбожно насиловать свой организм? Рок, судьба, карма. Без разницы, во что сейчас сливать свой гнев и несправедливость мира. Девушка упала на асфальт, едва удержав голову от соприкосновения с асфальтом. Она загнанно дышала, по лицу стекали либо соленые дорожки слабости, либо пот, который решил увеличить напор.
- Не смогла, - прошептала Бренда. Она завалилась на здоровый бок, хотя пылал именно противоположный, так хотелось остудить его о бездушное асфальтовое покрытие. Асфальт едва заметно задрожал, Бренда открыла глаза, она заметила яркие фары, который неслись прямо на неё. Как много охотников умирает в результате дорожного происшествия? – отстраненно подумала девушка. Она отчаянно хотела потерять сознание, чтобы уже не чувствовать боль, но сознание упрямо держалось. Бренда зажмурилась, ожидая последнего давления, когда ломаются кости.

+4

3

[indent=1,0] Около полуночи Ньют проснулся от настойчивого писка будильника. Чертыхнувшись, молодой охотник уже собрался отправить доставучий аппарат прицельным броском в стену, но, ежесекундно стеная и возмущаясь, всё же встал и, зевая, направился в комнату наблюдения. Сегодня была его очередь дежурить у мониторов, и Ньют хорошо понимал, насколько эта задача важна, ведь многие из группы прямо сейчас на охоте.
[indent=1,0]Мин Хо практически вырубался у экранов, поэтому, получив заслуженный подзатыльник от друга, недовольно зашипел, но всё же отправился на боковую. Крамер вздохнул, включая фоном какой-то рок-концерт, достал банку энергетика и приготовился к длинной ночи.
[indent=1,0]Внимание привлекли странные скачки пульса Салазар. Вроде девушка собиралась что-то расследовать, почему пульс такой неровный, рваный? Не зная подругу, Крамер подумал бы, что она… кхм… по-библейски познаёт кого-то. В груди невольно начало нарастать возмущение. Нет, мозг говорил, что они же не являются официальной парой, а Бренда имеет право на личную жизнь… Вот только у Салазар была сверхспособность отключать мозг у Крамера. И сейчас, нервно тарабаня пальцами по бутылке энергетика, Ньют курил одну за другой, пытаясь отогнать картину, как чьи-то чужие руки раздевают Бренду. Грёбанное чувство собственичества.
[indent=1,0]Однако, самое главное – пульс есть. Его ускорение может иметь множество обоснований: сильные эмоции, погоня и так далее. Лишь бы охотница в ближайшее время появилась дома, а всё остальное – решаемо.
[indent=1,0]От созерцания картины маячков на карте Ньюта отвлёк дедушка, с довольным видом положив перед внуком несколько листов, скопированных из бестиария. Ну что же, по крайней мере, можно скрасить ночь за полезной работой. Тем более, маячок Бренды медленно стал приближаться к черте города.
[indent=1,0]На пару часов полностью уйдя в оцифровку семейной книги, парень вздрогнул, услышав сигнал входящего звонка, который словно вырвал его из транса. Посмотрев на дисплей, он подозрительно прищурился. Какого чёрта Альфи звонит так поздно? Потерял любимые щипцы для завивки волос?
[indent=1,0]А вдруг. Он и Бренда…
[indent=1,0]«Убью», - мрачно подумал охотник, поднимая трубку, но нарочито вежливо здороваясь с друидом. Последующие слова друга разом вымели из головы всю эту чепуху, заставив вскочить с места и бежать к машине, сломя голову. Теперь прибить хотелось Бренду. По словам Оаклифа, её укусило нечто, и она вот-вот покинула эзотерический магазин, с гордостью собираясь пройти путь домой пешком. «Упрямая зараза…». Как и был, в футболке, Крамер вскочил в машину, заводя её с полуоборота и с визгом шин стартуя с парковки у дома.
[indent=1,0]- Блядь, дождись, лишь дождись, - беззвучно повторял Ньют, пересекая перекрёстки на красный свет и нарушая все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения. Маячок девушки горел совсем недалеко от магазина, наверное, она была слишком слаба, чтобы пройти большое состояние.
[indent=1,0]Сильверадо на бешенной скорости вошла в поворот, бросая не пристёгнутого Крамера на левое стекло, и парень резко утопил педаль тормоза в пол, заставив машину негодующе взреветь. Девушка лежала почти на краю тротуара, и если бы не качественные тормозные колодки… Выскочив из машины, парень подбежал к Салазар, падая на колени, и хватая полуобморочную охотницу за плечи.
[indent=1,0]- Эй, Бренда, не вздумай отключаться, слышишь! – крикнул Ньют подруге, тормоша её. Смуглая кожа девушки была непривычно бледной, и это дико пугало. Подхватив Салазар на руки, как пушинку, Ньют аккуратно загрузил её на место рядом с водителем, захлопнул дверь и, ежесекундно ругаясь, рванул обратно к штаб-квартире.
[indent=1,0]- Да чтоб тебя… - машина неслась по улицам ночного города, распугивая одиноких прохожих, и парень взмолился, дабы именно сейчас не попасться блюстителям порядка. Любая задержка сильно осложнит дело. Домчавшись до дома, Ньют зло шарахнул дверцей (не в первый раз такое происходит по вине Бренды), вновь подхватил девушку на руки и вбежал в дом, направляясь сразу прямиком в комнату охотницы.
[indent=1,0]Хлипкая створка не выдержала сердитого удара с ноги и жалобно заскрипела, оставаясь висеть на одной петле, но Ньюту было не до таких мелочей. Аккуратно положив девушку на постель, он вновь попытался привести её в чувство, приложив свою холодную ладонь к пылающему лбу:
[indent=1,0]- Если ты сейчас не очнёшься, поставлю три ночи подряд дежурства, - стоит зайди с угроз. Вдруг Салазар чисто из упрямства начнёт с ним спорить? – Давай, Бри, говори мне что угодно, - не теряя времени, парень осторожно задрал явно чужую футболку на теле охотницы, рассматривая повреждения.

+2

4

Шины завизжали, останавливая железного монстра, почти у самого носа девушки, она же лишь лениво ловила действия человека. Ну, вот сейчас какой-нибудь маньячина увезет меня в лесополосу и окончательно добьет, - мрачно подумала охотница. Только вот в уши врезался такой родной и привычный, но сейчас обеспокоенный голос, от которого по спине побежали мурашки. Это точно не маньячина, - со светлой грустью подумала Бренда. Хотя наверно в данном случае она предпочла бы незнакомца, который хотя бы после выздоровления не станет пилить мозги на протяжении нескольких месяцев.

Девушка попыталась что-то ответить, но не смогла. Она была в сознании, но голос отказал ей, как и все тело в целом. Ей было очень мучительно шевелиться, даже дышать было затруднительно, да и кашель, который обдирал стенки горла, все еще удавалось сдержать. Организм был на грани, когда ты вроде уже уплыл, но еще улавливаешь действия. Бренда почувствовала, как взмывает в воздух. Пресловутые качели, папа, это качели, - подумала охотница, слабо улыбнувшись. Только после двух шагов она поняла, что Ньют поднял её на руки, это наверно ужасно романтично. Двое мужчин за один день носили меня на руках - это удача Бренда, удача! – кричал девчачий внутренний голос, который еще имел силы веселиться.
Запах Сильверадо ударил в нос, немного бодря девушку, она даже глаза приоткрыла. Парень залез следом и сразу рванул куда-то, направление девушка даже угадать не пыталась. Она верила этому человеку. Найдя толику сил, она прошептала:
- Даже не пристегнулся…

Сознание отказало, и девушка упала в черную мглу. Ночное небо, качели, чьи-то голоса и запах родной Трансильвании. Я дома, - промурлыкал внутренний голос. Удар по дереву, перед мутным взглядом проплыл большой плюшевый бежевый медведь, ну должен быть такой в комнате любой девчонки. Между прочим, он был в бронежилете с настоящим дробовиком - доработки самой Салазар. Тело опустилось на кровать, девушка слабо выдохнула, так как неудачно согнулась в области больного бока. Прохладная ладонь на лбу, приятно охладила и сняла жар, Бренда готова была застонать от наслаждения.
- Завтра с утра починишь мне дверь, - усмехнулась охотница, стараясь сфокусировать взгляд на парне. Пелена с трудом уходила с глаз и вот она, наконец, явно встретила обеспокоенный взгляд. – Все плохо? Альфи сказал, что осталось только зашить.
Бренда на самом деле переживала, что навредила себе бессмысленным упрямством и сейчас, она снова испытает боль, которая отнимала слишком много сил. Боялась, что не сможет все стерпеть, что позорно отключится прямо на глазах человека, из-за которого она старалась быть сильной. Она уже проиграла дважды, третий раз Бренда была не намерена проигрывать. Девушка вздохнула и чуть подтянулась на локтях, наконец, выпуская из рук курточку, которую каким-то чудом так и донесла в руке. Девушка опустила взгляд, рассматривая рану, выглядело не очень хорошо, но гораздо лучше, чем до манипуляции друида. Охотница вспомнила жгучую боль, силу в руке мужчины и вздрогнула, но на самом деле ей было жарко.
- Давай ты меня, потом поругаешь? А сейчас попробуй вспомнить курсы кройки и шитья, а то придется разбудить Мин Хо, - Салазар потянулась в сторону парня, осторожно взяла его руку и положила себе на лоб. Так было очень хорошо, она прикрыла глаза, выдыхая, за это ощущение она была готова продать душу дьяволу. – Тебе подсказать, где в доме у нас есть иголки и нитки? – Бренда опустила руку парня, фокусируя взгляд на его лице. Боль немного отступила, дышать стало чуть легче, поэтому хотелось приступить к самому сложному. Попутно девушка вспоминала, есть ли в штабе крепкий алкоголь или придется тормошить чью-нибудь заначку в поисках убойной дозы водки. Без данного обезболивающего Бренда бы не согласилась на процедуру зашивания. К тому же адреналин и боль убьет лишний алкоголь в организме, не дав опьянеть до состояния "Музыку! Хочу танцевать!".

Она надеялась, что парень подготовиться как нужно, она была даже не против глотка алкоголя и для него. Хотя скорей всего Ньют предпочел бы закурить, но сейчас смотря на юного охотница, школьница видела мальчишку, напуганного, но решительного. Несмотря на возраст, она верила ему больше всех и знала, что он справится, даже если сегодня впервые возьмет в руки иголку.
- Давай, дружок, поторопись, - сказала Салазар, ткнув парня в грудь. От этого движения она поморщилась, так как бок заныл, а с губ сорвался кашель, беспокоя рану.

+3

5

[indent=1,0] Такая уж была защитная реакция Ньюта на приключения, которые Бренда периодически находила на свою хорошенькую попку. Хотелось что-то разбить, сломать, пошипеть на неё, выплёскивая таким образом бушующий внутри страх. Ещё тогда, на Хеллоуин, унося на руках с бойни раненную Салазар, парень обещал себе, что больше не допустит, чтобы с ней что-то случилось. Но у Салазар всегда было своё мнение по любому вопросу. Да и слепой опеки она бы не потерпела. Вот и приходилось нарушать обещание, данное самому себе.
[indent=1,0]- Я тебе вообще эту дверь снесу, - угрожающе-тихим тоном сказал парень, чуть касаясь холодными кончиками пальцев к краям раны и проверяя, насколько глубоки повреждения. – Всё нехорошо, Бри, - сердито процедил Крамер, - зашить – зашьём, но, блядь, можно было со мной пойти?
[indent=1,0]Девушка привстала, опираясь на локти, а Ньют подавил в себе желание решительным жестом руки опрокинуть её обратно. Лежала бы уж. И так наделала дел. Но Салазар притянула его холодную ладонь обратно, и охотник глубоко вздохнул, пытаясь собраться и умерить злость.
[indent=1,0]- Не такой я безрукий, как ты думаешь, - сварливо ответил Крамер, но снова вздохнул. – Уверен, мы и так разбудили весь дом. Жди гостей. Перед дедом сама оправдываться будешь.
[indent=1,0]На самом деле, обычно именно девушка латала охотников после неудачных вылазок, но и Ньюту пришлось пару раз зашивать на себе и коллегах рваные раны, оставленные острыми зубами. Получалось не так аккуратно, как у Бри, но надёжно. Ладно, взбучку действительно можно устроить позднее, когда охотница чуть оклемается. Тогда можно будет надавить и на чувство ответственности перед кланом, и на глупость в плане такого риска, и на собственные переживания. Хотя у девушки есть все возможности отвечать Ньюту его же словами, сам не раз вваливался в её комнату с обескровленным лицом.
[indent=1,0]- Подожди, - коротко ответил парень, убирая ладонь с пылающего лба девушки. Последовав быстрым и решительным шагом на кухню (да, очень предсказуемо хранить там медикаменты, но что поделать), Ньют сгрёб все коробки и направился обратно, по дороге схватив початую бутылку воды. Подумал секунду и прихватил бутылку виски из бара. Салазар встретила его своим тёмным взглядом, пока парень раскладывал на прикроватной тумбочке шприцы и прочее.
[indent=1,0]- Могу вышить тебе сбоку «Я дура, что не сказала Ньюту, куда иду», - вырвалось у Крамера, но парень покачал головой, присаживаясь на край кровати и так же перебирая таблетки. – Прости, Бри. Психую, - искренне добавил охотник. Остановившись на мгновение, он легко коснулся губами горячей щеки девушки, отводя назад тёмную прядь волос. Холодная ладонь нашла в темноте маленькую ладошку Салазар, и Крамер крепко сжал её, поднося к своему лицу. – Просто… - парень сглотнул от волнения. – Очень боюсь тебя потерять.
[indent=1,0]Почему-то в темноте комнаты было очень легко это сказать. Да, они постоянно избегали этой темы, предпочитая отшучиваться и подстёбывать друг друга, но сегодня Крамер очень испугался, увидев заваливающуюся на дорогу Бренду. Ладонь девушки горела в крепком сжатии, и охотник легко прижал тыльную сторону к своей щеке, пытаясь немного снять жар.
[indent=1,0]- Так, - встрепенулся парень, - хорошо. Сворачиваю сопли, - он неловко положил руку девушки на кровать, снова углубляясь в поиск лекарств. – Наверное, Альфи дал тебе что-то кровоостанавливающее, это хорошо. Но я боюсь колоть тебе лидокаин, как он среагирует с травами и зельями?.. Придётся шить так. Справишься? – тихо спросил Ньют, продевая тем временем капроновую нить без ворса в изогнутую тонкую иглу. – Алкоголь разжижает кровь, так что, боюсь, уйти в беспамятство тебе вряд ли грозит, - скептически ответил парень.
[indent=1,0]Сам же он открутил пробку и смело сделал пару хороших глотков. По пищеводу раскатился терпкий жар с привкусом дерева. Поставив бутылку на тот же прикроватный столик, Ньют строго посмотрел на боевую подругу:
[indent=1,0]- Пока я тебя сюда довёз, не знаю, сколько дряни набилось в рану, так что, - отмотав кусок марли, парень щедро плеснул на неё виски, - можешь вцепиться мне в руку, не возражаю, - и стремительно прижал ткань к повреждению Бренды, приготовившись к какой-угодно реакции девушки.

+2

6

Слабые умирают.
Сильные остаются.
Даже самая ужасная боль
Сопровождается последующей отрадой.
©Валерия Сидельникова

Терпеть боль и постоянно испытывать – это два разных состояния и ни к одному из них Бренда не была готова. Ей казалось еще тогда, выходя к жару костра, что все её мучения закончились, когда спускалась по лестнице, так же чувствовала что все позади. Только сейчас до ослабленного организма и сознания дошла информация, что ей еще придется перетерпеть боль. Смогу ли только, - мелькнула далекая, слабая, темная мысль. Сейчас дома, ей даже спокойно сдохнуть не дадут, так что хочешь - не хочешь, а придется пройти через все до конца.

На закономерный и логичный вопрос парня, отвечать юная охотница совсем не хотела. Она облизнула губы, словно просто не расслышала его слова и тон, которым они были сказаны. Она вспомнила то состояние качелей, образ отца и сломанный и не подлежащий восстановлению пистолет. Наверно Крамер заслуживает её честности, сейчас, когда он не смотрит на Бренду, занятый её раной.
- Если бы я помнила, где была и почему была там одна. Я даже не знаю, кто… или что сделало это, - отозвалась охотница, слабо кивая на рану и морщась от не самых приятных ощущений.

Пока Ньют убежал разбираться с медикаментами и необходимыми материалами, Бренда пыталась унять внутреннее состояние. Как же девушке хотелось спать, мысли начинали путаться, снова пылало пересохшие горло. А еще эта назойливая мысль, что завтра утром Престон устроит ей допрос. Главное, чтобы никто ничего не узнал, - прирожденная атеистка готова была молиться всем богам, чтобы только рана осталась для всех секретом. Ведь если в скором времени состоится охота, Бренда не за что её не пропустит! Бок запульсировал болью, легкие "чертыхнулись" попыткой кашля и снова появился Ньют. Появление личного обезболивающего Бренда встретила улыбкой, ведь она - сильная девочка, она не покажет как ей больно и как она устала.

Салазар внимательно следила за действиями охотника, слушая его слова. Она даже позволила себе улыбку – чудесный слоган. Поцелуй в щечку невинно-детский, напомнил, когда они только познакомились. Только в жаркой Румынии, в привычной обстановке, черт, это было так давно. Бренда сдержала слезы, которые неожиданно зажгли глаза, как хорошо, что парень едва мог их заметить. Актриса внутри ещё никогда не подводила. Охотница лишь сжала ладонь друга, смотря темными глазами в такие же по цвету глаза:
- Я знаю, я знаю, - для убедительности даже кивнула. Она, правда, знала о его страхе потерять, так же как и она жила с этим страхом. Отчасти знала то, что он еще ни разу не сказал вслух, а Бренда этого все еще ждала. Только с каждым днём теряла надежду.

Они снова собрались, несвойственно для них долго размышлять, философствовать и наматывать сопли на кулак. Даже если ооочень уж хочется, для этого у них слишком мало времени, много ненужных ушей и совершенно неподходящая атмосфера.
- Не знаю, что Альфи в меня впихнул, помню только, что это очень больно.
Приготовления как-то быстро стали развиваться, вот вроде они только говорили о шитье и прочем, как иголка готова и марля намочена. Бренда не успела даже сказать что-то в защиту длинной ткани чистой футболки, как бок снова обожгло пламенем. Рот распахнулся в немом крике, помня о боле, что причинила её хватка руке друида, охотница сомкнула пальцы на покрывале. Она даже не знала, почему крик так и застрял в грудной клетке, хотя она желает его исторгнуть вовне. Сейчас ей плевать о спящих клановцах, главное - это пылающая рана на боку. Позвоночник застонал из-за того, что девушка немыслимо выгнулась, желая уйти от древесного запаха и мокрой марли.
- Я не позволю больше ни одной твари дотронуться до меня, - прошипела Бренда, как только марля пропала. Мат она пропустила, ибо злость отбирала слишком много сил, а их стоило беречь. – Может, отвлечешь меня разговорами, пока…

Теперь сказать слово "зашивать" было сложней, как только фантазия предоставила картинку. Все мышцы напряглись на теле, рука инстинктивно дернулась в сторону. Организм требовал прекращения боли. Бренда все-таки не Рэмбо, чтобы зашивать и просто слегка пыхтеть. Мне всего 17, - снова напомнил капризный, девчачий, внутренний голос. Не сдержавшись, Салазар-таки перехватила руку Ньюта с зажатой в пальцах иголкой. На мгновение прикрыла глаза, после чего ослабила хватку и кивнула. Она не будет к этому готова, но лучше уже начать.

Отредактировано Brenda Salazar (07.11.2018 11:37:25)

+2

7

[indent=1,0] В глазах Бренды было столько доверия, что Ньюту пришлось прикусить губу, на мгновение сильнее сжимая руку девушки. Что-то заболело внутри, и с сожалением отхлынуло от давным-давно возведённой стены. Говорить о том, что Бренде охотник доверял, как никому в этой жизни – излишнее сотрясание воздуха. Призрак улыбки девушки следовал за Крамером неотступно, прорываясь в сновидения и явь. Но было какое-то «но». Как упавший железный занавес между ними. События в Нью-Йорке не прошли даром, и нельзя сказать, что Ньютон не извлёк из них урок. Тогда Бренда чуть не умерла, а младший Крамер тенью передвигался по дому, огрызаясь на любые попытки взаимодействия коллег, и просиживая у постели подруги сутки за сутками. Он продал бы душу дьяволу, лишь бы Салазар очнулась, одарив саркастичным комментарием. Отправился бы в ад на вечные муки, лишь бы она открыла глаза, слабо улыбнувшись полными губами.
[indent=1,0]Бренда пришла в себя. Раны зажили, оставив на теле и душе не выводимые шрамы. И тогда 17-летний мальчик запретил себе сближаться с кем-то до такой степени. Ростки возможных чувств были пусть не растоптаны, но покрыты плотным слоем использованных гильз, и, согнувшись под тяжестью метала, спрятались, затаились. Пусть охотница и не понимала странной перемены в их отношениях, Ньюту было так спокойнее. Потому что именно он был виноват в Хеллоуинской бойне, совершив сделку не с теми людьми. И пусть посторонние просто считают их коллегами, не парой. Знай Бренда о таком внутреннем решении, может, она бы кричала или сломала Ньюту нос, но… Он всё равно выглядел подонком со всех сторон. Искала ли охотница причины в себе, в обстоятельствах или в чём-то другом – это не важно. Занавес упал, гильотиной отсекая любые попытки сближения.
[indent=1,0]И грубый ожог от спирта, который чувствовала девушка – лишь малая часть боли, с которой ей приходилось сражаться ежедневно. Бренда предпочла вцепиться в одеяло, напрягаясь всем телом, как струна, а Ньют положил вторую ладонь ей на грудь, прижимая к постели и не давая возможности уйти от принудительной экзекуции. Пришлось пару секунд задержать мокрую тряпицу на ране, обеззараживая края, но, мысленно досчитав до пяти, Ньют отнял марлю, небрежно бросая её на пресловутый столик у кровати.
[indent=1,0]- Я сам не позволю больше ни одной твари к тебе прикоснуться. Всё-всё, расслабься, - англичанин успокаивающее погладил Бренду по щеке кончиками пальцев. – А то кровь опять пойдёт.
[indent=1,0]В комнате висел душный запах хорошего алкоголя, и парень на мгновение встал с кровати, приоткрывая окно и впуская свежее дуновение ночи.
[indent=1,0]- Бри, расскажи, что ты помнишь, - мягко произнёс Крамер, давая девушке небольшую передышку перед последующими лечебными действиями. Ведь не смотря на внутренний адамантовый стержень – она была действительно малышкой; девочкой из команды поддержки (губы дёрнулись в слабой улыбке при этом напоминании). И даже если Крамер скучал по матери, оставшейся по ту сторону океана, что уж говорить о Салазар.
[indent=1,0]Решительно вздохнув, Ньют взял приготовленную иглу, аккуратно присаживаясь обратно на край постели.
[indent=1,0]- Малышка, перевернись на бок. Нужно будет потерпеть. Разрешаю громко материться. С Престоном сам завтра разберусь, - коротко произнёс парень, вопросительно смотря на охотницу. Она и так была подозрительно тихая для обычного своего состояния. Возможно, от слабости или потери крови, или от стресса. В любом случае, злость на Салазар, отправившуюся в самоволку, постепенно утихала, оставляя твёрдую решительность помочь и волнение.
[indent=1,0]- Отвлечь тебя? – усмехнулся парень, помогая Бренде поднять футболку выше. – Ну, не помню, рассказывал тебе, что в школе обитает не одна лиса-кицунэ? – дождавшись, чтобы девушка замерла, устраиваясь поудобнее, Ньют с максимальной осторожностью коснулся иголкой смуглой кожи, протягивая насквозь нить. Готовясь к шипению охотницы, англичанин предостерегающе положил свободную ладонь на её бедро, снова удерживая на месте. – И это, кстати, лучшая подруга нашего друида. Но, - Крамер говорил спокойным, ровным тоном, пытаясь дать девушке возможность сосредоточится на своём голосе, - мы не будем её трогать, пока она кого-то не убьёт и пока Альфи нам помогает. Честно говоря, за ней совсем не тянется никаких следов. Я вообще не знаю, как к кицунэ относиться. Ладно, Юки Онэ, с ней-то мы знакомы давненько. А Руж? Вроде и в живых опасно оставлять, а вроде… Не знаю, Бри, что ты думаешь? – как обычно, разговаривая с подругой о охоте, Ньют не особо фильтровал мысли, позволяя потоку сознания плыть свободно. Первые швы были готовы. Осталось примерно девяносто процентов.

+2

8

Душная комната действовала не самым лучшим образом, но Бренда ничего не говорила. Она не знала, что будет лучшим в её состоянии, духота или прохлада, которую сейчас Бренда чувствовала внутри себя. Поэтому даже в этом положилась на Ньюта, который сейчас выглядел старшим товарищем, намного старше её. Наверно охота делает из нас солдат, но и растит нас неравномерно, - впервые подумала девушка. Впервые у неё появились сомнения относительно их выбора, относительно их жизненного пути. Впервые она засомневалась, что без охоты сможет вести нормальную жизнь.

Теплые слова, прикосновения к щеке и охотница действительно расслабилась. Хотя боль донимала её, да и снова вспомнились ощущения от трав, которыми пользовался Альфи. Она старалась всеми силами абстрагироваться от действий и манипуляций, для её выздоровления, потому что совсем устала и от боли почти теряла голову. Было сложно терпеть столько боли в течение одного вечера, взгляд устал, скользнул по окрашенным рассветом занавескам.
- Бри?! Снова этот дурацкий сыр? – девушка постаралась, как можно более выразительно закатить глаза. - Что я помню? – Бренда нахмурилась, пытаясь собрать пазл в голове. Но добилась только вспышки боли и зажмурилась, стараясь держаться в сознании. Было сложней, к тому же она знала самое сложное и болезненное впереди, она была уверена, что если перетерпит зашивание, то все будет хорошо. Она все еще уповала на пары алкоголя, как на обезболивающее, но на это была слабая надежда. – Помню только чувство качелей, как в детстве, с папой, - впервые Бренда вслух вспомнила про отца. Она отвернулась, так как снова почувствовала жжение от непролитых слез. – И зловонное дыхание, но… возможно это были воспоминания с других охот, я не знаю. На мне еще была довольно нарядная одежда, это уже футболка Альфи, - стараясь не давать Ньюту время на размышления, которые могли его не туда завести. Ведь Бренда знала, что парень друг, но и ему не чужда ревность. – Еще я сломала пистолет.

Девушка сверкнула глазами, вздохнула и стала аккуратно поворачиваться на бок. Ей было бы наверно удобней видеть глаза Ньюта и следить за процессом, хотя с другой стороны может, так было бы и хуже. Главное пережить эту экзекуции и не лишиться сознания, - решилась охотница, зажимая зубами подушку. Первый прокол и Бренда едва удержалась от крика, невольно поворачиваясь к месту боли, но горячая рука придержала её в нужном положение. Черт возьми, говори же, Ньют, говори, - молила Бренда, всеми силами стараясь не разжать зубы. Альфи?! – знакомое имя пламенем мелькнуло в сознании. Неужели она зря поверила, что может ему доверять, раз он водит дружбу с лисами?
- Так вот что это за пень, - не сдержалась от комментария девушка. Вспышка боли не дала забыть о себе и Бренда успела лишь заглушить крик подушкой. Мысли смешались, лишь о боли она могла думать. Но когда была дана передышка, она заставила себя вспомнить фамилию Руж. – Эта та сексуальная брюнетка, учительница, от которой у мальчишек текут слюни? – усмехнулась Бренда, стараясь рассмотреть лицо друга. Она действительно считала ту учительницу красивой, но слишком заметной, для её сущности - это не самая лучшая маскировка. Лишить жизни кицунэ Бренда была бы рада, ведь они для этого и появились на свет. Только сейчас она почему-то впервые пустить все на самотек и возможно совершить роковую ошибку, но…

- Пусть живет, - отозвалась охотница. Наверно, таким образом, она не хотела причинять боль Альфи. Они не просто так вместе живут, между ними явно что-то есть. – Сука, как же больно! – громко выговорила Салазар, вжимаясь лицом в подушку. – Скажи, что осталось всего пара швов, - процедила девушка сквозь зубы и снова застонала от боли. Пусть охотники подумают о страсти, слыша эти стоны, чем поймут истинную причину. Потому что если узнает хоть один из клана, то Престона это точно коснётся. От нового прокола мысли смешались, разлетелись, побились о черепную коробку и не собирались выдавать что-то адекватное. Бренда уже не знала, хватит ли у неё сил сказать что-то, так как боль сковала всю сторону тела, она даже не чувствовала горячую руку Крамера на бедре. Вслепую нащупала руку и сжала её, чувствуя тепло и поддержку, она только надеялась не оставить синяков или ссадин.

Мысли не торопились возобновляться, все чувства обострились и сосредоточились на том кусочке, где была рана. Материться не было сил, так как с уст срывались лишь мученические стоны, любые слова были роскошью. Бренда старалась сосредоточиться на голосе Ньюта, чтобы не потеряться в водовороте ощущений, боли и темноте.
- Не дай… мне упасть, - то ли слабо прошептала вслух, то ли лишь подумала Салазар, она не знала. Снова уткнулась в подушку, мечтая о передышке.

+2

9

[indent=1,0] Ветер чуть колыхал занавески в комнате охотницы, пробиваясь сквозь плотную ткань и осторожно касаясь горящей кожи девушки. Ласково, призрачными пальцами. Охлаждая и успокаивая. В любом случае, получить такое ранение – это большое потрясение для организма, насилие. Пусть мисс Салазар и была стойкой девушкой, вряд ли завтра она будет бегать по штабу, как ни в чём ни бывало. По-хорошему, стоило бы запереть её в комнате, периодически вкидая в окно коробки с пиццей, и никуда не выпускать. Крамер поймал себя на мысли, что рассуждает в точности, как Престон. Неудивительно, конечно, ведь именно дедушка воспитал Ньютона, по капле передавая свой образ мышления и внутренние правила. Но учитывая факт, что англичанин с ноги вынес дверь Бренды, а за ночь она вряд ли чудным образом отремонтируется, Салазар не запрёшь. Придётся действовать мягче и тоньше.
[indent=1,0]Парень хмыкнул в ответ на вспышку охотницы:
[indent=1,0]- Да что тут такого! Я люблю сыр, - невнимательно ответил «лекарь», продолжая делать максимально аккуратные стежки. Хотя манёвр с закатыванием глаз не прошёл мимо, вновь вызывая слабую улыбку. Но слова о отце девушки заставили едва слышно вздохнуть. Ньют хорошо помнил старшего Салазара. С родителем англичанина они были фактически братьями. И если Крамера муштровал с пелёнок Престон, Бренда была папиной дочкой. Любимой и неповторимой. Ей было гораздо тяжелее перенести его смерть. Не в силах выдавить из себя слова ободрения, блондин просто на несколько секунд остановил швейные упражнения, дружески погладив Бренду по бедру.
[indent=1,0]- Итак, что мы имеем, - спокойно рассуждал парень, возвращаясь к закрытию раны. – Нарядная одежда, звериное дыхание и, возможно, ощущение качели, - когда согнутая игла входила под кожу девушки, та рефлекторно дёргалась, и Ньют в глубине души переживал, не навредит ли он ещё больше. – Осталось немного, Бри, пожалуйста, потерпи, - мягко попросил парень. – Сломанный пистолет. Странно. Чтобы на тебя не напало, какой же оно силой обладает, сломав цельнометаллический корпус? Я проверю завтра, не обращался ли кто в больницу с огнестрельным ранением. Да, надежды мало, но глупо будет упустить такую ниточку, если она есть.
[indent=1,0]Ох, осталась треть. Охотник снова вынужден был остановиться, чтобы стереть выступившую кровь с кожи Бренды и с собственных пальцев той же, пресловутой тряпицей с виски. Осторожно погладив спину девушки, Ньют понял, что её начинает бить дрожь. Это сигнализировало о окончании действия адреналина, поэтому зашивание раны будет чувствоваться гораздо отчётливее. Проще говоря, через несколько минут Бренда сможет оправданно вопить от боли. А значит, надо поторапливаться.
[indent=1,0]- В общем… - потерял мысль Крамер, и тут же нашёл её снова. - …да, Руж. Она. Ничего такая, - вынужден был согласиться с характеристикой охотницы англичанин. Да и кому, как не Салазар знать, что юный джентльмен с туманного Альбиона предпочитает брюнеток. Кхм. Или брюнетов. – Вопрос не в этом, Бри! – боги, перенося такую боль, она умудряется ещё и запустить свои коварные щупальца Крамеру в мозг! «Невыносимая!», - улыбнулся сам себе парень. – Так вот да. Обществознание ведёт. Я тебе просто сказал, чтобы ты имела в виду. Мы её не трогаем, а она не знает о нас. Видимо, Оаклиф не совсем честен со своей подругой, но это не наше дело, - спокойно рассуждал парень.
[indent=1,0]И Бренда ни была бы Брендой, если бы всё же не выругалась экспрессивно в подушку, словно та была причастна к поиску приключений на трансильванскую задницу. Пока Ньют удерживал девушку от лишних движений, холодным ладоням постепенно передавалось тепло кожи Салазар. Они словно поменялись местами. Теперь охотница сплела свои ледяные пальцы с теплыми ладонями своего доктора, - и пришлось на минуту остановиться, обречённо вздохнув.
[indent=1,0]- Уже почти, - тихо, но твёрдо сказал парень. Он понимал, насколько грызущую боль чувствовала подруга. Но если сделать всё грубо и быстро, спустя года девушка явно этому не обрадуется, созерцая уродливый шрам в зеркале. Так хоть будут осторожные стежки. Уже что-то.
[indent=1,0]- Я тебя подниму, - слабо улыбнулся Ньют, морщась от рассветных лучей, бьющих в глаза. – Верь мне, малышка.
[indent=1,0]И вот, последний шов, и Крамер завязывает аккуратный узел, срезая остатки нити бритвенно острым ножом. Положив свои инструменты пыток обратно на стол, он заклеил рану девушки большим пластырем, отсекая любые пути попадания инфекции, а затем помог перевернуться обратно на спину, тревожно вглядываясь в лицо Салазар. Кроме непривычной бледности, лоб покрывала горячечная испарина – это нормальная реакция организма на такое вторжение. Хвала богам, Альфи сумел вытащить из неё самое опасное, иначе Ньют с антибиотиками и обезболивающим не принёс пользы.
[indent=1,0]- Подожди, - тихо сказал парень, вставая с постели и направляясь в ванную Бренды. Сняв небольшое полотенце с крючка, он намочил его холодной водой и вернулся к раненой (и на голову тоже!) охотнице, вновь присаживаясь на край кровати.
[indent=1,0]- Хочешь есть или пить? Теперь тебе нужно отдыхать. Сутки минимум, не вставая с постели, - девушка попробовала бы возразить, но Крамер сердито зажал ей рот рукой. – Я сказал, минимум! Хочешь знать, какой будет максимум? – нахмурив брови, охотник мягкими движениями вытирал лицо девушки, пытаясь компенсировать холодом ткани жар.

+2

10

Фокусироваться на голосе сначала казалось оптимальным вариантом, чтобы попросту не скулить от адских манипуляций. Правда потом оказалось, что связать и удержать в памяти более двух предложений просто невозможно. Мысли то и дело путались и норовили ускользнуть, не смотря на все приложенные усилия.

- Какой бы силой оно не обладало, почему я все еще жива? - огрызнулась Бренда, хотя понимала, что злиться на Крамера вообще не имеет смысла. Но ничего поделать с собой не могла, боль доканывала её, а ведь они практически только приступили к делу. – Из раны сочилась какая-то черная жижа или смола. В бестиарии должно быть что-то подобное.
Последняя мысль едва смогла посетить голову девушки, тут же вмещая в сознание боль. Она снова застонала, погружая лицо в подушку, отказываясь думать и вообще вникать в предмет разговора. Она готова полежать, слушая голос парня, чувствовать его поддержку и даже разрывающую боль. Наверно я была дурой, считая, что Мин Хо справится лучше, - мимолетно подумала Бренда. Однако наши желания не всегда осуществляются, особенно, когда ты так отчаянно желаешь забыться. Слова проникали в голову, оседали и рождали мысли, которые не терпелось высказать вслух. Несмотря на боль Бренда все же улыбнулась на восклицания англичанина, ей доставляло удовольствие поддевать его вечно холодную натуру.

- Честность вообще мало кому близка в этом городе, - угрюмо пробурчала охотница. А ведь и правда, в этом городе мало кому можно по-настоящему доверять, даже тем, кто прикрывает твою спину. Однако развивать или как-то пояснять свой кратковременный пессимизм девушка не стала. Она наверно прекрасно понимала, что Ньют находится здесь дольше нее, и вряд ли до сих пор носил розовые очки, относительно сонного городка.

Бренда приободрилась от слов, что они уже заканчивают, хотя понимала, что с последних минут боль лишь усилилась. И действительно сейчас она буквально поэтапно могла рассказать, что делает Ньютон за её спиной. Она до побелевших костяшек сжимала подушку, стараясь не дать слезам пролиться. Никто не даст ей возможности быть слабой, да и хочет ли она быть такой? Придуманный нами образ со временем плотно срастается с кожей, и мы уже не может понять придуманный это образ или мы такие настоящие. Бренда всегда была сильной, даже на похоронах отца не позволила себе плакать и биться в истерике. Так разве сейчас какая-то рана может её сломить?

Наконец, пытка закончилась, хотя место раны все еще пылало огнём. Бренда осторожно вытерла наволочкой выступившие слезы и перевернулась на спину. Она понимала, что выглядит ужасно измотанной, а в школу подниматься уже через пару часов. Сегодня я буду шугать студентов ожившим фильмом ужасов. Или сказать, что это подготовка к Хэллоуину? – подумала Бренда, стараясь дышать не так глубоко. Хотя легкие буквально просили о глубоком вдохе кислорода, чтобы насытиться и расправиться.

Ньют направился куда-то вне поля зрения девушки, и она насторожилась, стараясь настроиться на рабочее русло. Хотя переживший стресс организм старался забыться сном, чтобы восстановить хотя бы одну треть сил. Трансильванка же была другого мнения, сегодня ей еще сдавать эссе преподавателю истории, с которым итак натянутые отношения.
Только Бренда хотела попросить стакан воды, чтобы хотя бы встать с кровати. Но друг опередил её, ставя невыносимые условия. Я не проведу здесь целый день, даже не думай, Крамер! – Салазар уже открыла рот, чтобы высказать все вслух, но рот плотно запечатали ладонью. Полыхать глазами она могла, но вряд ли это что-то бы исправило. Подавившись словами, охотница угомонилась, принимая прохладные прикосновения полотенца, которое пахло её любимым гелем для душа. Она смотрела на Ньюта, силясь сказать что-то сопливое, но такое трогательное, что расплакаться было бы хорошим решением. Только вот организм, окончательно успокоенный и отчасти убаюканный заботой, начал отключаться. Именно отключаться, а не засыпать.

Слеза скатилась по щеке, но затерялась в складке полотенца и юная охотница надеялась, что парень этого не заметил. Она открыла рот решаясь сказать нечто важное, что возможно изменить все. Не сказать, что это будет первый раз, но в такой момент сложно будет сделать вид и все забыть. Только вот в последний момент слабость сделала усилие и оказалась на высоте, а потому пересохшие губы сказали другую важную фразу:
- Можно мне воды?
Девушка даже грешным делом подумала, что пока Ньют будет ходить за водой, она выскользнет в окно.

+2

11

[indent=1,0] Нахмурившись до складки между бровей, Ньют продолжал вытирать лицо девушки. Самое плохое было позади, и теперь главное – не дать Бренде увидеть откат собственных чувств, вспыхнувших, когда парень увидел её заваливающейся на тротуар. Рука чуть начала дрожать, и блондин на секунду остановился, беря под контроль мышцы, строго приказывая себе взять яйца в кулак и не психовать.
[indent=1,0]- Почему мы такие, с отбитым чувством самосохранения, вообще живы? – с печальной улыбкой отозвался охотник. Но Бренда права, это важный вопрос. Либо существо хотело её обратить, либо девушка чудом сбежала сама, третьего не надо. – Бри, - Крамера внезапно осенила чудовищная догадка, - ты помнишь, почему охотники не принимают аконит? – сжимая пальцы девушки, тихо спросил парень. – Потому что при укусе Альфы, проклятие ликантропии вступит в конфликт с бродящей по венам отравой. И тогда… человек не обратится. Но его будет раздирать изнутри. И тогда… - Ньют почти шептал. - …из раны сочится чёрная кровь.
[indent=1,0]Нет-нет, только не это. Если бы Бренду обратили, Крамер послал бы к чертям весь клан, увезя её далеко-далеко, спалив все мосты и никогда не возвращаясь. Но Салазар была более благородной душой, и есть большая доля вероятности, что она просто пустила бы пулю в висок. Пытаясь не шифровать себя раньше времени, блондин попытался вернуть утраченный контроль, с хмурым выражением лица вытирая подранные ладони девушки. Озвученная мысль была ужасна. Да, обрати кто-то Салазар, они бы уехали, но тут весь вопрос в этой грёбанной чёрной жидкости. Плохо, это очень плохо.
[indent=1,0]- Я понимаю, тебе хреново, - пытаясь говорить спокойно, сказал Ньют, - но попытайся собраться из последних сил и вспомнить, принимала ли ты что-то, содержащее аконит? Или омелу? Давай, Бренда, - попросил парень, впиваясь внимательных взглядом. Показалось, или в уголке глаз блеснула влага? О, боги, ей и так досталось, стоит дать ей отдохнуть. – Ладно, всё потом, - смягчился охотник, откладывая полотенце и вздыхая.
[indent=1,0]И всё равно сердце гулко и быстро билось от нехорошего предчувствия. Такие раны просто не проходят и не заживают, ну не бывает так. Потянувшись к пачке медикаментов, Ньют выдавил из блистера одну штучку и, помогая девушке немного привстать, решительно впихнул таблетку в упрямо сжатые губы, подавая открытую бутылку с водой.
[indent=1,0]- Не спорь и не спрашивай, - ровно приказал охотник, поддерживая бутылку, чтобы Салазар не залила свою же постель. Лишь когда девушка запила, Крамер поставил бутылку у столика и, придерживая за талию, помог медленно опуститься обратно на подушки. – Знаешь, дальше я буду тебя раздевать, - он пытался сказать это серьёзно, но край губ предательски дёрнулся. Усевшись у ног девушки, он спокойно расшнуровывал ботинки, тихо матерясь, когда дрожащие пальцы соскальзывали с узлов. «Возьми себя в руки. Немедленно», - жёстко сказал сам себе парень. Стянув обувь вместе с носками и бросив где-то у кровати, блондин прижал горячие ладони к ледяным стопам девушки. – Если не твоё упрямство тебя прибьёт, то я. Рано или поздно. Вот честно, - грея замёрзшие ноги и расслабляюще поглаживая большими пальцами лодыжки девушки, пробурчал Ньют. Способность ругаться с Брендой была вбита в чёртовы рефлексы охотника. Почувствовав, что температура кожи почти стала нормальной, парень потянулся к пряжке её ремня, шлёпая по рукам, когда охотница попыталась вяло отбиться. – Никакого разврата, Салазар. Давай-давай, приподними-ка место, в котором у тебя шило! – стаскивая джинсы с девушки, велел англичанин. Брюки были тоже неаккуратно отброшены куда-то за кровать, а Ньют цепким взглядом осмотрел ноги девушки, пробегая пальцами по коже: синяки на коленях (он пошутит об этом завтра), немного ссадин и небольшие царапины – ничего смертельного.
[indent=1,0]- Снотворное скоро подействует. Надо завернуть тебя в одеяло.

+3

12

Снова установился контакт: спокойствие и умиротворение пронзило маленькую комнату. Бренда, наконец, осознала, что какой бы буйной не была её натура, иногда лучше принять заботу. К тому же проще объяснить пропуск занятий, чем от чего кровоточит бок школьницы. Уснуть под размеренные движения полотенца по лицу достаточно сложно, особенно когда на тебя обращен мягкий взгляд самого красивого парня на планете. Стоп, Бренда, кажется, кто-то уже поплыл, а тебе даже никаких таблеток не дали, - усмехнулась девчонка, скрывая легкий румянец. Хотя при смуглом цвете лица беспокоиться о смущение не стоит, разглядеть достаточно сложно.
- Живы, потому что невероятно везучи, - отозвалась Салазар, чуть меняя положение. Бок все еще болел и вряд ли у девушки получится уснуть, сейчас она бы с удовольствием поговорила о чем-нибудь отвлеченном. Чтобы просто не думать о боли, о постельном белье, которое явно придется менять и вообще думать о произошедшем ночью.

Новая мысль, высказанная Ньютом, заставила кровь закипеть. Только, блять, не это! – подумала Бренда. Она резко вскочила на кровати, вскрикнув от вспышки боли. Дыхание сбилось, она просто не могла усидеть на месте от подобной мысли. Что, если действительно кто-то укусил её неслучайно?! Бренда сжала руками одеяло, дыша открытым ртом. Дыхание катастрофически не хватало, она, словно была в неком вакууме. Что-то сказать было невыполнимым заданием. Только ужас, который ледяными руками сковывал голову, лишая рациональным мыслям прорываться внутрь. Бренда знала, что если её укусит альфа и она услышит зов луны, то просто пустит себе пулю меж глаз. Она не желает жить монстром и чувствовать внутри себя кровожадное желание рвать.
Новый вопрос, новая вспышка ужаса, новая паника. Хватит, хватит, - кричал разум, желая отстраниться от возможного допроса, который уже осуществляет друг. Организм устал, бок уже не просто пульсировал болью, а его раздирало на части от внутренней агонии.
- Я не могу, - выдавила Бренда. Она не отвечала на вопрос о приеме омелы или аконита, она сейчас даже думать об этом не хотела. Она просто хотела, чтобы Ньют поверил, что она прежняя, что он просто неудачно пошутил. Салазар не хотела умирать в свои неполные восемнадцать. Не в силах держать вертикальное положение девушка упала на подушки, глухо застонав от боли. Вот бы сейчас на мгновение отключить все мысли, чтобы перестать думать вообще, - подумала охотница, сжимая пододеяльник до треска ткани.

Шуршание блистера от таблеток насторожил Бренду. Она не была сторонницей таблеток, всегда лучше перетерпеть, переждать, чем потом думать о том, как сильно это сказалось на организме. Дело было не в ЗОЖ, а в том, что таблетки - это своего рода допинг, который запрещают даже спортсменам. Однако спрашивать видать мнения охотницы никто не собирался. Ньют просто пихнул таблетку в рот и подал бутылку. Ещё бы и влил в горло жидкость, - подумала про себя Бренда, но сделала глоток, глотая горькую гадость. И даже рот открыла, словно показывая, что она хорошая девочка и лекарство попало куда надо.

Заявление о раздевание заставили Салазар вновь забыть про боль и рану в целом. Она готова была на весь дом вопить, что не позволит. Она, конечно, не желает спать в ботинках и джинсах, но и раздевать себя она не хочет. Не маленькая, сама как-нибудь справится. Получилось только сделать строгие и одновременно напуганные глаза, в то время как Крамер уже занялся ботинками, прерывая пререкания. От прикосновения горячих ладоней девушка вздрогнула, после чего невольно простонала от наслаждения. Она не хотела этого, просто вырвалось, да и извиняться или смущаться подобного уже не было желания.
- Убей, только пускай это будет не так больно, - согласилась Бренда, прикрывая глаза, наслаждаясь поглаживаниями. Она начинала засыпать, хотя понимала, что самое интересное ждет впереди. Поэтому успела резко открыть глаза, когда Ньют потянулся к пряжке ремня, которому девушка решила помешать, но получила лишь шлепок. Обиженно надула губы и, сделав усилие, Бренда-таки приподняла пятую точку. Слава богу, трусы решили усидеть на месте и не покатиться вслед за штанами, хотя те были немного узковаты. Наверно какие-то боги все же существуют.
Мягкие руки пробежали по оголенной коже, от чего охотница почувствовала легкое желание. Организм под действием таблетки и общего утомления начинал сдавать позиции, забывая про реагирование гормонов.
- Никакого разврата, Ньют, ты сам сказал, - отозвалась Салазар, умудрившись хитро сверкнуть глазами из-под опущенных ресниц.
Закутавшись в одеяло, хоть и девушку до сих пор лихорадило, Бренда окончательно расслабилась. Она высунула руку, перехватывая запястье парня.

- Посиди со мной, пока я не усну… - прошептала Бренда. Она хотела продолжить, ведь Престон мог проверить, ушла ли она на занятия, а тут её отмажет Крамер. Но сражение с таблеткой она проиграла и смогла выговорить только первую часть, забывая про вторую.
Пальцы соскользнули с бледной кожи, а препараты погрузили охотницу в сон без сновидений.

+2

13

[indent=1,0] Чуть слышно вздохнув, Ньют присел на край кровати, нашаривая ладонь подруги. Мысль о возможном обращении Бренды была действительно невыносимой и никак не укладывалась в голову. Когда охотница подорвалась, Крамер резко выдохнул сквозь сжатые губы. Не хватало ещё, чтобы собственной вспыльчивостью она навредила сама себе, заставив швы разойтись.
[indent=1,0]- Тихо, тихо, - попытался спокойным тоном её успокоить англичанин, - порог штаба оббит рябиной. Если бы в тебе было что-то… не такое… мы бы в дом попросту не вошли. Успокойся, - мысленно давая себе подзатыльник за слишком длинный язык, сказал Ньют. Придавив за плечи, он заставил девушку лечь, смотря встревоженными глазами. – Бренда Салазар, - серьёзно позвал девушку блондин, поворачивая за подбородок к себе и упираясь твёрдым, решительным взглядом в тёплые кофейные глаза, - всё будет хорошо. Мы справимся.
[indent=1,0]И они справятся, Ньют знал это. Какая бы ерунда с ними не случилась, вытащат друг друга за шиворот, матерясь и огрызаясь, но всё же выгребут вместе. Наверное, вопрос доверия между двумя охотниками никогда даже не поднимался. И сейчас угрожающе сверкающая глазами девушка воспринималась с долей умиления. Приходилось прятать тихую улыбку, отвлекаясь на перестановку блистеров с таблетками в идеально ровную линию. Чёртов обсессивно-компульсивный синдром.
[indent=1,0]- Не убью, кто мне кофе варить будет? – помогая девушке завернуться в одеяло наподобие гусеницы, охотник слабо улыбнулся. Снотворное понемногу начинало действовать, затормаживая речь и натягивая на глаза сонную пелену. Вот и отлично. Пусть спит, желательно сутки. Закатив глаза на комментарий по поводу разврата, Крамер поставил стул спинкой вперёд, усаживаясь на него.
[indent=1,0]- Я и не планировал уходить, - тихо отозвался парень, поглаживая тыльную сторону ладони девушки. Её дыхание постепенно выравнивалось, но Ньют раз за разом считал удары пульса, дожидаясь, пока успокоится бешено вылетающее сердце. Потому что теперь откат нахлынул на него. Положив локоть на спинку стула, парень прижал сжатый кулак ко лбу, напряжённо выдыхая.
[indent=1,0]А если бы Бренда не встретила Альфи? Или не дошла своим ходом до черты города? Пришлось бы наблюдать за медленно угасающими ударами сердца, отслеживаемыми трекером? Мчаться непонятно куда и не успеть?
[indent=1,0]Аккуратно вытащив свою руку, Ньют подошёл к окну, жмурясь на рассветное солнце. Занавески деликатно шевелили порывы почти-апрельского воздуха, но замечать окружающую романтику не было сил. Прислоняясь к раме, парень задумчиво закурил, с какой-то отстранённостью подумав, что Бри вполне может выписать звездюлей за запах табака в комнате. Но завтра, всё завтра.
[indent=1,0]Пока нужно было овладеть всколыхнувшимися эмоциями, попытавшись разобрать всё по полочкам. Чтобы он не говорил Бренде, просто так такой вопиющий случай нельзя было отпускать. Скорее всего, именно с друидом и стоит поговорить. Пусть их встречи так и пылали неудобством, но Крамер совершенно искренне был признателен за спасение жизни своей боевой подруги. Всё же Оаклиф, поняв, что Бренда – охотница, не отказал в помощи, да ещё и сообщил Крамеру. Как бы земляк не пытался сбежать от сверхъестественного мира, он настигал друида, кусая за пятки. Если Бри после пробуждения будет лучше, стоит позвать Альфи на неформальную встречу и нормально так выставиться.
[indent=1,0]Выбросив тлеющий окурок в окно, Ньют вернулся на стул, переплетя пальцы девушки со своими. До будильника в 6:00 охотник так и не сомкнул глаз.

+2

14

эпизод завершен

0


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » ON THE OTHER SIDE OF THE WORLD » [31.03.2014] Let's play doctor?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC