- Для философии я, признаться, туповат, - пожал плечами друид, - Это скорее безудержное словоблудие, которое загоняет меня и окружающих в депрессию, - честно сказал Оаклиф, - и это лишь доказывает ваши слова о том, что слишком много размышлений, наложенные друг на друга, могут изрядно всё испортить,- уж как могут испортить лишние мысли и слова жизнь, Альфред знал. Он был просто непревзойденным чемпионом в этом. Бармен никак не отреагировал на то, что англичанин откровенно пялился на него некоторое время. Ну и славно. Было бы очень неловко, если бы он воспринял это как грубость или дурацкий флирт. Начинать вечер, изначально рисовавшийся в голове Альфи взрывоопасно неловким, с чуть более легких конфузов не хотелось. Почему путь к семейному счастью для Оаклифа пролегал через такое минное поле агрессивного пятнистого окраса? Карма. Не иначе.
Отдай свой голос за Сомнию!
Игровое время: Май-Июнь

Добро пожаловать, в свой самый страшный кошмар!
Ты готов пройти все круги ада, чтобы побороть свой страх? Мы ждем тебя и надеемся, что ты все же не испугаешься Ужасных Докторов, которые способны пробраться в самые тайные места твоей души, и достать от туда то, чего ты боишься на самом деле. Готов проверить? Тогда регистрируйся!

Teen Wolf: SOMNIA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [09.05.2014] Re:demption


[09.05.2014] Re:demption

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Re:demption
/ Если искупление существует, то существует и проклятие. И это всегда сознательный выбор.
... Но компенсировать — не значит искупить. /

- - - - - - - - - - - - - -
http://s5.uploads.ru/6SUxW.gif http://s7.uploads.ru/NXueF.gif http://s7.uploads.ru/q31zf.gif
- - - - - - - - - - - - - -
действующие лица: Alfred Oakleaf, Bethany Gallagher

приватность эпизода — open

сюжет
Все твои плохие решения однажды поворачиваются против тебя. А в самом худшем случае, они могут повернуться против невинного человека. Или не человека? Получив сообщение от Бренды, Альфред ещё не знал, насколько глубоко ему предстоит нырнуть в омут собственных ошибок.
/ здравствуй, мама... плохие новости, Герой погибнет в начале повести (с) /
- - - - - - - - - - - - - -

• время •
около 4 утра

• место •
старая фабрика Бейкон Хиллс, дом Галлагеров

+3

2

Посреди ночи Альфи разбудил телефон. В последнее время он вообще был сверхчувствительным к нему в ожидании сообщения или звонка от лисицы. Поэтому, не смотря на позднее время (или уже раннее?), он потянулся к смартфону. Вот только сообщение было от Бренды Салазар, которой он поставил условие - дёргать его только в крайнем случае. Судя по времени, когда оно пришло, случай и правда был крайним. Из вложенного аудиосообщения понять что-то с первого раза было сложно, но голос Бренды однозначно выдавал то, что случилась беда. Со второго раза ему удалось уловить суть. Ньютон Крамер чуть не убил нагваля, ей нужна помощь, она отравлена аконитом (угадайте, кто продал его охотнику) и находится на старой фабрике. В принципе, с такими вещами к друидам и обращаются. Но вот только охотница, которая просит вылечит свою жертву, - это странно. А сорвиголова Салазар, которая готова расплакаться, - это странно вдвойне.

Ехать точно надо. Он оделся, тихо просочился на кухню, где быстро сгрёб в рюкзак, всё что может понадобиться, при этом стараясь не разбудить Эстер. Пусть, когда проснётся, лучше подумает, что он рано утром ускакал к Юки, чем задаст пару неудобных вопросов прямо сейчас. Пришлось, конечно взять машину, но Руж, если что, вызовет такси. Она самостоятельная женщина с зарплатой. Всыпет ему потом за то, что он взял их единственный транспорт, не предупредив, но это мелочи.

Оказавшись около фабрики, он подумал: "А стоит ли мне ввязываться в это всё? Когда я стал таким альтруистом? Они охотники, пусть сами решают свои проблемы. На охоте всегда кто-то погибает." Он опустил голову на руль, глубоко дыша. Почему его друидский долг перед Неметоном или чем-то ещё догнал его в Бейкон Хиллс с такой силой? Он никогда этого не хотел. Семья предрекала ему большое будущее, основываясь на его способностях. Да только он всё это спустил в трубу лет так десять назад. Ю говорила, что он талантливый, но просто потому, что любит его. Он не хочет доказывать миру, что способен на большее, чем зло шутить и находить самые дурацкие способы достать деньги и выжить. Он не хороший человек. Альфи всегда всё только портит.

Тем не менее, мужчина зашёл внутрь здания. Казалось, что там никого и нет. Тишину нарушали только его шаги. Но не могло же это быть глупым розыгрышем. Вряд ли Бренда на такое способна. Это скорее по части многоуважаемого Престона Крамера.

-Бренда? - позвал англичанин в пустоту, осматривая помещение - Ньютон? - ещё один участник событий, который мог пролить свет, друид прошёл вглубь -  Бетани? - вспомнил он имя, которое назвала охотница. Около одной из колон он увидел силуэт, больше напоминавший что-то вроде сломанной куклы.

Когда он подошёл поближе, то понял, что это не кукла, но девушка и правда была сломана. Её глаза распахнуты, но она явно ничего не видела остекленевшим взором. Из рта текла кровь, казавшая на фоне бледной, белой как у трупа, кожи чёрной. Одно колено согнуто  в странном положении, под ним лужа чёрной жижи -  кровь, отравленная аконитом. Альфред решил, что девушка мертва. Он снял рюкзак, присел рядом с ней и провёл ладонью по своему лицу. Это сделал... Он увидел на шее Бет букву N, вырезанную прямо на коже. Ньют. Друид дрожащей рукой потянулся к этой букве, которая кажется просто горела в полутьме помещения, доказывая, что Оаклиф был прав с самого начала. Крамеры - чудовища. И исключений среди них нет, но Салазар - не Крамер. Он коснулся раны, а нагваль издала хрип, выплюнув сгусток крови. Она всё ещё жива!

- Бетани? Бет! Ты меня слышишь? - если она хотя бы на секунду придёт в себя, то будет уже гораздо лучше, - Я тебе помогу, - если у меня получится, он погладил пальцем щеку девушки.

Первым делом надо избавиться от отравления, чтобы она могла начать регенерацию хоть в какой-то степени. Полностью вывести аконит тут не получится, но можно начать с малого, а потом решить, куда отвезти жертву жестокости настоящего охотника. Альфи знал, каким конкретно видом растения её отравили. Знал, потому что лично продал его когда-то Ньютону. Поэтому у него с собой и был образец, который он поджёг зажигалкой, и поднёс к носу Бет, надеясь на лучшее.

Отредактировано Alfred Oakleaf (24.10.2018 16:09:22)

+2

3

Какое омерзительное ощущение - чувствовать разом всю боль этого мира физически и одновременно не чувствовать ничего морально. Когда эти две совершенные противоположности на невероятной скорости сталкиваются друг с другом, та мощь, которая высвобождается, сравнима с взрывом миллиардов, триллионов атомных бомб, с рождением сверхновой, со столкновением двух планет, которые по воле безжалостной вселенной пересеклись краями своих орбит. И тебя просто разрывает изнутри, уничтожает, измельчает в пыль. Просто потому, что эти процессы неподвластны тебе, ты не можешь это контролировать, как и не можешь противостоять. Ты становишься ничем. Просто абстрактным понятием, которое когда-то принадлежало этому телу... Нет, этой оболочке. Сознание и рассудок исчезают по своей принципиальной сути, их просто нет. Как, например, в стакане нет воды. Он пуст. Воду не взять из ниоткуда, ее надо налить в этот стеклянный сосуд. А до того - ничего. Пустота. Только и исключительно - пугающая пустота.

Если сравнивать Бетани с этим стаканом, то в тот момент она была, скорее, частью разбитого на осколки донышка. Ну, знаете, когда разбиваешь стеклянный бокал, верхняя его часть обычно рассыпается на множество мельчайших частиц, а донышко остается целым, сердито ощерившись острыми скольчатыми краями, бывшими когда-то стенками, призванными удерживать в себе воду (или что-то другое), но сейчас представляющими как будто величественные скалы альпийских гор в миниатюре. Если бы Галлагер могла видеть себя со стороны, она наверняка бы провела параллель с фарфоровой куклой, которую нечаянно уронил шкодливый ребенок на пол, и непременно бы заплакала от жалостливого и трагично-печального зрелища. Впрочем, возможно, девушка и наблюдала за собой со стороны, в самых лучших традициях рассказов про то, как душа отделяется от тела и наблюдает за собственным трупом как бы сверху. Справедливости ради стоить отметить, что действительно было над чем горевать и лить слезы: обычный человек, который не сведущ в той вакханалии, которую какое-то время назад здесь творил Крамер, наверняка подумал бы, что этой девочке уже не помочь. Она напоминала достаточно правдоподобный манекен, на котором отрабатывал свои навыки будущий таксидермист. Бетти и в повседневном состоянии славилась бледностью, сейчас же кожа казалась пергаментно-белой, на ощупь холодной и твердой, словно на самом деле фарфоровой или даже мраморной. Радужки зеленых глаз поблекли, а посеревшие зрачки будто выгорели на солнце. И в них была непроглядная темнота. И только лужа крови под девушкой была самая что ни на есть настоящая, не поэтическая. Насыщенного густого черно-бурого цвета. Истинное предательство - все органы чувств отказали своей хозяйке. Бетани не чувствовала, что лежит на холодном пыльном бетонном полу, не видела и не слышала ничего вокруг себя. Она даже не подозревала, что рядом нет никого, даже Ньюта, который мог бы наконец положить конец ее мучениям одним прицельным выстрелом.

Но все же кое-что девушка почувствовала... Запах, едкий и отвратительный, с примесью гари, он словно проникал в каждую клеточку организма, оседая внутри тяжелыми свинцовыми отложениями. Наверное, именно на этот странный сигнал извне затерянное в собственных глубинах сознание Галлагер и откликнулось, как на единственное, что не было естественным процессом приближающейся смерти. Легкие, до того жестко скованные судорогой, словно стали расправляться, наполняясь этим необычным ароматом, и нагваль даже наверняка закашлялась, если бы не булькающая жижа, толчками выходящая из горла. Как-то неожиданно чувствительность стала постепенно возвращаться в онемевшие конечности, а затем и во все тело, принося с собой нестерпимую боль, которая, казалось, ушла вместе с ощущением реальности. Хотелось кричать и выть от невыносимых мучений, которое доставляло вернувшееся осязание.

Следом пришел жар. Бет еще не понимала, что таким образом из нее стараниями друида улетучивается аконит, возвращая оборотня не только к жизни, но и к способности исцеляться. Удивительно, что хрупкая девчонка вроде Бетани вообще смогла пережить подобные истязания. Однако факт остается фактом - очень медленно, буквально по одной молекуле, но организм начал процесс заживления. Да, он был незаметен человеческому взгляду, как это бывало с неглубокими царапинами. Да, на каждую восстановленную клетку уходило куда больше энергии, чем обычно... Всё будет хорошо, пусть нескоро, пусть мучительно, но непоправимого не случилось.

Конвульсивные подергивания содрогали тело Бетти. Но это уже явный прогресс. Хотя зрение пока по-прежнему не вернулось. От болевого шока и паники нагваль заскулила. Через некоторое время она сумела едва слышно рыкнуть, обнажая окровавленные клыки. Она смутно чувствовала рядом чье-то присутствие. И она не знала чье. С хорошими ли намерениями, чтобы помочь, или же с плохими, чтобы убить... Добить. Как велел инстинкт самосохранения - где же он был раньше? - Галлагер решила, что на всякий случай лучше защищаться. Потому что вряд ли случайный прохожий заглянул на заброшенную фабрику глубокой ночью, чтобы оказать пострадавшей помощь. Превозмогая боль, Бет заворочалась, пытаясь отползти куда-нибудь на безопасное расстояние. Разумеется, безуспешно, но попытка, как говорится, не пытка.

Отредактировано Bethany Gallagher (30.10.2018 10:10:29)

+3

4

Девушка издала жалобный звук, а её тело сотряслось в болезненных конвульсиях. Зрелище чудовищное. Пугающее. Сжимающее сердце. Она инстинктивно начала отползать от друида, скалясь из последних сил. После того, что с ней сделали, Бет явно не ожидала помощи. От человека. Альфи не мог понять, почему именно на неё пало внимание Крамера. Она кого-то убила? Если так, то почему Бренда оставила её в живых, да ещё и позвала на помощь? Ньютон банальный любитель пыток? И выбрал жертву себе по размеру и возрасту. Да что с ним, чёрт его дери, такое. Это какое-то помешательство или он всегда таким был. Оаклифу казалось, что он не такой. В Ньютоне погиб великий актёр, в таком случае.

- Тихо, - попытался успокоить Бетани мужчина, - Тихо, я помочь тебе хочу, - он подвинулся ближе к девушке, пачкая колено в луже крови, - Меня зовут Альфред, я друид, - звучало как очень хреновая поддельная визитка.

Школьница была глуха к его словам. Её глаза бегали в попытке рассмотреть происходящее вокруг, но не фокусировались, остановившись хотя бы на пару секунд. Зрение ещё не вернулось Представить, какой страх она сейчас испытывала, прибывая в тёмном вакууме, где была лишь она, её трепещущее от страха сердце и предчувствие скорой смерти от рук незнакомца, было невозможно. Невозможно и больно. И часть вины в этом лежало на плечах Оаклифа. Надо будет встретиться с Салазар и поговорить обо всём этом. Нервы англичанина начинали сдавать. Душевное спокойствие покосилось ещё тогда, когда он прослушал сообщение от Бренды, а теперь ненависть к самому себе, Ньютону, охоте, этому городу захлестнула его с головой. Он пододвинулся к Бет почти вплотную и крепко обхватил её плечи, не давая той пошевелиться. Тяжёлые времена требуют активных действий. Гораздо более активных, чем вялые уговоры в духе :"Успокойся, пожалуйста. Всё будет хорошо. Мы залатаем тебя прямо тут, а утром побежишь в школу. Как будто и не было ничего. А потом мы сядем с Брендой и Ньютом за круглый стол, и все помирятся. А гадкого дедушку Престона отправим в дом для престарелых злодеев. Обнимемся?".

- Бетани! - он слегка тряхнул нагваля и повысил голос, как будто ей и без этого было недостаточно плохо, - Послушай же меня, чёрт возьми! Я тебе помочь пытаюсь! Понимаешь? Будешь скалиться и ёрзать, придётся выкопать тебе ямку в земле прямо тут, - он продолжал держать её так, чтобы лицо школьницы было обращено прямо к нему, голос тише он тоже делать не собирался - У нас нет времени ползать по фабрике! Мне надо увезти тебя отсюда. Ко мне мы не поедем. Тебе есть куда? - он ещё раз встряхнул школьницу в попытке завладеть её вниманием, - Бетани! Бет! Я не они! - резко отсёк себя от соучастия друид, - Давай же! Нам надо уходить. Слышишь?- он отпустил девушку, ожидая реакции на свои спутанные восклицания. Его руки были в её крови. Во всех смыслах. А уходить надо было и быстро, вдруг охотники решать вернуться и добить добычу. Очень в их духе. Никто бы не удивился, включая саму загнанную кошку.

Отредактировано Alfred Oakleaf (28.10.2018 17:02:30)

+3

5

Все нервные окончания напряглись до предела. И без того скудная информация, поступающая в воспаленный мозг, не давала полной картины происходящего, и это пугало Бетани еще сильнее. Но было и кое-что, что не могло не радовать. Например, то, что к телу вместе с болью, как подтверждение продолжающейся вялотекущей жизни, возвращалась и чувствительность - Бетти отчетливо ощущала, что всё еще находится на холодном пыльном полу фабрики, загребая пальцами песок и мелкие камушки. Уши словно туго сдавило ватной подушкой, однако некоторые звуки смутно проникали сквозь пелену. Голос, явно мужской, но не принадлежащий Ньюту или кому-то из знакомых. Отдельные слова было не разобрать, тем не менее, отчего-то девушке показалось, что в этом незнакомом голосе просквозили нотки сочувствия, испуга и, кажется, искреннего желания помочь. Но с чего бы? Кто он вообще такой? Какими ветрами его занесло на эту чертом забытую фабрику? На самом деле, эти весьма актуальные вопросы хоть и вспышкой промелькнули в затуманенной голове нагваля, но практически махом отошли на задний план. Почувствовав на своих плечах теплые ладони мужчины, Бет непроизвольно дернулась и попыталась стряхнуть их, но плохо слушающиеся хозяйку руки подвели и не дали возможности даже толком поднять их, не то что отринуть чужое прикосновение. Оставалось только смириться с тем, что незнакомец крепкой хваткой вцепился в пытающуюся сопротивляться перепуганную девчонку. Несильно, но довольно настойчиво он потряс Галлагер, чем спровоцировал новый наплыв болевых ощущений. Бетани поморщилась. Зрение все еще упрямо пыталось сфокусироваться на чем-нибудь, выхватить хоть малейший проблеск света в непроглядной темноте, но увы, безуспешно. Девушку то и дело передергивало от боли, холода и страха, она беспомощно постанывала, пыталась скалиться и рычать. Однако некоторые обрывки фраз, доносящиеся до слуха, несли в себе крошечную толику надежды и успокоения. Нагваль силилась расслышать больше, ей хотелось понять, чего хочет незнакомец и какие цели преследует, но стучащая в висках кровь вперемешку с накатывающим страхом забивали все сигналы извне. "Успокоиться... Надо успокоиться... Надо успокоиться..." Повторяя про себя эту незамысловатую мантру, Бетти, всхлипывая и судорожно вздыхая, сконцентрировалась на своем состоянии. Плачевном состоянии. Но все лучше, чем мертвом, это точно. Разобрав свое имя среди приглушенной речи мужчины, Галлегер полегчало немного на душе. Маловероятно, что он бы просто угадал его... И, к несчастью, это с виду приятное осознание и то, что мужчина перестал сжимать плечи нагваля, сбили девушку с намеченного курса на внутреннее спокойствие, и она с новой силой захлебнулась паникой.

- Помоги... те... - дрожащими губами пролепетала Бет, борясь с приступом подступающего кашля и начиная судорожно хвататься руками за пустое пространство вокруг себя в надежде ухватиться за что-нибудь. Так хотелось расплакаться, но зудящие слепые глаза и без того слезились, поэтому она даже сама не понимала плачет ли или это просто естественная реакция на воспаление. Затхлый воздух обжигал легкие, которые теперь с жадностью заглатывали живительный кислород. Полнейшая дезориентация в пространстве заставила Бетани дернуться в сторону. Ей казалось, что она подалась навстречу своему спасителю, как будто моля его о помощи. Хотелось сказать что-то, уверить незнакомца, что она не опасна, скорее всего даже не будет сопротивляться. Попытка протянуть руку к нему почти провалилась, и в итоге вслепую девушка потянулась куда-то в темноту фабрики. Неаккуратное движение сказалось на изуродованном колене тянущей болью, и нагваль, зажмурившись, вновь застонала, сильнее заваливаясь на бок. Ей не оставалось ничего, кроме как вверить свою жизнь таинственному незнакомому мужчине.

+3

6

- Конечно помогу, - сказал Альфред, когда девушка наконец-то стала откликаться на действия мужчины, - Только скажи, где ты живешь. И мы уедем отсюда, - вместо ответа Бет  попытался потянуться к нему, но лишь сильнее завалилась на бок.

Альфи помог девушке снова сесть прямее, пришлось подвинуться ещё ближе к ней. Поменяв тем самым ракурс, он увидел, что недалеко от школьницы лежит небольшой рюкзак. Явно женский. Он ещё раз обхватил плечи Бетани, успокаивающе поглаживая, она должна знать, что он всё ещё тут.

- Бетани, - как можно медленнее и четче начал он, - Я сейчас отойду от тебя буквально на пару шагов, хорошо? Я всё ещё тут, - он медленно убрал руки с хрупких плеч, - Я тут, просто мне надо кое-что подобрать.

Англичанин подошёл к рюкзаку девушки. Он быстро нашёл внутри кошелек, в нём были документы с адресом. Оаклиф положил всё обратно, кроме носителя информации о  направлении, в котором им предстоит совершить экстремальную поездку (его он сунул в карман джинсов). Крохотная женская сумка легко влезла в его рюкзак. Он закинул вещи за плечи, а сам снова подошёл к Бет. Альфи легонько дотронулся до её колена. Именно колено девушки выглядело хуже всего по мнению друида. Но свет был слишком тусклым, чтобы как следует всё рассмотреть, да и условия в старом помещении, мягко говоря, антисанитарные. Он взял девушку на руки. Сколько мне ещё школьниц предстоит носить туда-сюда по Бейкон Хиллс?

Мужчина быстро (насколько позволяли условия) вернулся к машине. Бетани было бы гораздо удобнее лежать на заднем сидении, но, учитывая её состояние,  был велик риск того, что она сползёт вниз, резко очнется и дёрнется, пытаясь сбежать, или ещё что-то. Альфреду было лучше усадить её на соседнее с собой сидение, так он мог чуть-чуть контролировать происходящее. Так он и сделал.  Бет елозила, пытаясь усесться хоть с каким-то комфортом. В их ситуации слово "комфорт" было не совсем правильным. Нагваль, скорее всего, просто пыталась понять ,где она очутилась и стоит ли совершить ещё попытку к бегству или обороне. Альфи вбил адрес в навигатор смартфона, надеясь, что дом девушки находится не очень далеко. К счастью, дорога обещала занять не больше 20-30 минут.

Но что он будет делать, когда приедет на место? Не встретит ли его стая разъяренных нагвалей, которые ищут юную кошку уже целый день и готовы разорвать любого. А может документы вообще поддельные, и едут они на пустырь, где девушке будет суждено погибнуть.Так много вопросов, так мало времени и сил, чтобы искать ответы. Во время пути некоторые мелкие царапины начали заживать - хороший знак, но всё ещё ничего не гарантирует. Вывести столько аконита так сразу просто невозможно. А полная регенерация займет не одно такое вот... Утро? Или ещё ночь. Оаклифу тяжело было соображать о времени, когда рядом кашляла кровью девочка-подросток. Во течение поездки светских бесед эти двое не вели.

Они подъехали к дому. Спасибо небесам, адрес оказался верным (если это, конечно, и правда было жилище школьницы), а злых хищников вокруг не наблюдалось. Альфи вышел из машины, аккуратно поднял Бет с сидения и устремился к входной двери. На звонок пришлось нажать лбом.

- Я надеюсь, дома кто-то есть, Бет, - непонятно зачем сказал британец, - Ты же живешь не одна? - он больше успокаивал себя. За дверью послышались шаги.

Отредактировано Alfred Oakleaf (02.11.2018 23:44:03)

+3

7

"Не хочу умирать... Не здесь... Не так... Не сейчас!" Пущенной стрелой мысль пронеслась по рассудку и глубоко впилась наконечником в подкорку, заставляя все инстинкты, всё существо сосредоточиться на абсолютно естественном процессе - выживании. Все силы организма были брошены на регенерацию, в первую очередь, простреленной ноги, из которой уже медленнее и меньше, но все еще продолжала сочиться кровь, и избавления от аконита. Мелкие царапины - постольку поскольку, они не смертельны, впрочем, как и слепота. Хотя последняя пугала Бетани до чертиков. В какой-то момент девушка даже подумала о том, что останется невидящей навсегда... И от этого ее еще сильнее бросило в жар. В голове стоял лютый кавардак. Сконцентрироваться на чем-то одном мешали боль и страх неведения - нагваль все еще не знала, кто рядом с ней сейчас, что он хочет и когда всё это прекратится. Учащенный пульс стучал по вискам, заглушая собой все звуки извне.

Когда незнакомец приподнял Галлагер с пола, колено пронзило острой болью, отчего девушка сдавленно вскрикнула. Во рту опять почувствовался металлический привкус крови, заставляющий закашляться. Головокружение, которое, казалось, несколько притихло, дало о себе знать с новой силой, ураганом перемешивая небо и землю, вновь дезориентируя Бет. Подавлять желание вывернуться наизнанку было сложно, но у нее получалось. Гораздо лучше, чем, например, не скулить от боли и осознания собственной никчемности. В конце концов, у нее совсем не было выбора - либо попытаться довериться своему таинственному спасителю, либо малогероически подохнуть на пыльном полу заброшенной фабрики, где ее обглоданные крысами и птицами кости найдут хорошо если хотя бы через полгодика.

Галлагер то и дело передергивало. Особенно неприятно было, когда неудачное движение отзывалось в изуродованной ноге. Пару раз даже хотелось завыть, но Бетани стоически терпела, выдавая лишь нечленораздельные постанывания и оханья. Когда наконец ее усадили в какое-то то ли кресло, то ли сидение, девушка смогла немного расслабить натянутое гитарной струной тело. От перенапряжения девушку повело вбок, но ее лоб наткнулся на что-то гладкое и холодное, словно... Автомобильное стекло? Поначалу Бетти подумала, что это ее вестибулярный аппарат сыграл над ней злую шутку, но на самом деле оказалось, что все куда более прозаично - ее просто везли в машине. Обессиленный организм воспринял покачивания в авто как сигнал ко сну - девушку стало клонить в сон. Или же попросту вырубать. Ей не хотелось отключаться, не хотелось опять проваливаться в небытие собственного разума. Но противиться этому настойчивому состоянию было невозможно - в какой-то миг Бет потеряла сознание.

***

Кассандра сидела в гостиной, укрывшись пледом. Было уже очень поздно, но внучка все никак не возвращалась домой. Подобного рода вольности за Бетани женщина никогда не замечала, девушка всегда предупреждала бабушку о том, что задержится. А сегодня - ни слуху ни духу. И это настораживало миссис Галлагер, заставляя нервно теребить край пледа тонкими пальцами. Волнение всё прочнее укреплялось в сознании с каждым не отвеченным звонком на мобильный Бет. Кассандра то и дело поглядывала на часы, висящие на стене. Уже давно перевалило за полночь, а внучки всё не было дома. Когда стрелка указала на четвертый час ночи, женщина уже собиралась было обращаться в компетентные органы. Но в комнату ворвался отблеск света фар подъехавшей машины. Кассандра, чувствуя неладное, прикрыла лицо рукой и поторопилась к входной двери. Раздался звонок, возвещавший о ночных гостях. И, предположила хозяйка дома, с недобрыми вестями, ведь никто не станет наносить ночной визит с чем-то хорошим, такие вещи обычно терпят до утра. Другое дело новости плохие... Женщина едва сдерживала дрожь в руках. Словно пытаясь хоть на долю секунды отсрочить неизбежное, она остановилась у двери. Затем все же резким движением открыла и ахнула.
- Фред... - сердце пожилой женщины замерло на секунду, когда она увидела перед собой до боли знакомое лицо. Но заколотилось с неистовой силой, когда ее взгляд упал на окровавленную девушку на руках мужчины. - Бетани! - Кассандра всплеснула руками. - Что пр... Заходи скорее! - причитая, миссис Галлагер шире распахнула дверь, пропуская Оаклифа со своей внучкой на руках в дом. Слезы накатывали на глаза, но будто понимая, что сейчас нужно постараться держать себя в руках, Кассандра закрыла дверь, щелкнула замком и поторопилась в гостиную. - Сюда, - она скинула на пол плед, освобождая диван от лишнего, и подложила подушку под голову Бет. - Боже мой... Что случилось? Фред... Неужели это ты? Что с ней? - хозяйка дома суетливо металась около дивана, всхлипывая и хватаясь за голову. - Чем я могу помочь?

+3

8

Дверь распахнулась, на пороге стояла пожилая женщина. Она совершенно не напоминала разъяренную кошку, скорее взволнованную бабушку, которая отчаялась дождаться внучку домой. Когда она назвала его Фредом, Альфи даже не успел понять, что что-то не так. Более ценным было то, что старшая нагваль пропустила его в дом, а затем освободила место на диване в гостиной, куда друид бережно положил девушку. Сам британец встал на колени около дивана. Это до боли напоминало их знакомство с Брендой. Какая ирония судьбы.

Многие раны затянулись, но колено оставалось совершенно неизменным. Значит, в нём застряла пуля, не давая регенерации подобраться к ранению. По Альфреду, не являвшемуся образцом мужественности, вряд ли можно было такое сказать, но вид крови он переносил довольно сносно. Когда-то в клане, увидев в нём талант к врачеванию, его стали, по возможности, водить смотреть на подобные случаи, чтобы парня в последствии не вывернуло на кого-нибудь во время обработки ран.Тогда он даже не полагал, что это ему пригодиться, да ещё и в подобной обстановке.

- Я не Фред, - Оаклиф наконец-то осознал, как его называют, - То есть. Да, Альфред, но Фредом меня никто не зовёт, - пробормотал он, задумавшись, что его деда как раз все звали Фредом, но углубляться в размышления не стал, - Она отравлена аконитом, - мужчина поймал на себе испуганный взгляд, - но он уже выходит, - поспешил он успокоить женщину, - Колено не затягивается, но я достану пулю, и всё будет нормально, - он потёр свою щеку, не заметив как размазал по ней кровь, в которой успел испачкать ладонь, - Вы, - он посмотрел на очевидно бабушку Бет, - Как вас зовут? - ему было легче общаться, зная имя, - Вы её бабушка, да? Можете принести воды, каких-нибудь тряпок, аптечку, что-то вроде пинцета, нож и что-нибудь, что можно зажать между зубами для Бет, правда я не уверен, что это поможет, - он тяжело выдохнул, - и настольную лампу, наверное, а то темновато, - он не выдержал и опустился лбом на край дивана, закрыв глаза, но продолжал выдавать указания, - надо снять с неё джинсы, чтобы было легче добраться к колену, - Оаклиф окончательно сник, - я так устал, -прошептал он себе под нос.

Он решил дать себе небольшую передышку, пока Кассандра занималась приготовлениями. Но воспаленное сознание не давало ему отдохнуть. Что мы имеем? Ты, не сильно задумавшись, продал аконит охотникам, про которых тебе было доподлинно известно, что они радикалы. Разгребай теперь, Оаклиф, удачи. А знаешь кто тебя за это не погладит по головке? Ю. А знаешь, кого они возможно бы лишили головы, если бы вы с юным Крамером не сошлись во мнениях? Эстер. Уж больно недолюбливают  эти грёбаные охотники лисиц. Вот ты и оказался в самой гуще сомнительных событий. Что расскажешь Кассандре? Соврешь? Конечно соврешь. Надо же выкопать себе яму ещё глубже. Поговоришь с Салазар потом? А упомянешь, что готов отдать всё, что у тебя есть, и самого себя той, кого они считают ледяным демоном? Пора доставать свою несуществующую смелость из задницы.  Он выпрямился и посмотрел на подошедшую Касс, пытаясь ободряюще улыбнуться. Получилось не очень.

Отредактировано Alfred Oakleaf (28.11.2018 20:11:01)

+4

9

Услышав про аконит, миссис Галлагер едва сама не легла рядом с Бетани. Но, к счастью, Фред обнадежил ее, и она смогла устоять на ногах. - Кассандра, меня зовут Кассандра, - суетливо сообщила женщина, заламывая себе руки и не отводя взгляд от внучки. Получив ценные указания, женщина убежала за необходимым. Полотенца, пинцет и таз с водой, затем аптечка и настольная лампа оказались в полном распоряжении мужчины. Ассистировать подобного рода операции ей уже приходилось однажды, но тогда на кону была не жизнь ее драгоценной любимой крошки Бетти, и это было давно, очень давно. - Что от меня требуется?

***

Пребывая в прострации, время изменяет свой ход и течет совершенно иначе. Кому-то может показаться, что пролетело всего несколько мгновений, а кому-то - что целая вечность в небытии. Бетани не могла точно сказать, сколько прошло с момента, когда она последний раз чувствовала себя в реальном мире. Но то, что заставило ее ненадолго вернуться к жизни, было болью. Жгучая, едкая боль впивалась острыми лезвиями в ногу, растекаясь смолой по всему телу, выдавливая из глотки хриплый вскрик. И снова тьма, снова ничего.

***

Кассандра резким движением головы отбросила с лица прядь волос. Ее руки были по локоть в крови внучки, несколько капель даже попали на бледные щеки. Впрочем, Альфред выглядел не лучше. Сейчас они устало сидели на стульях около дивана рядом с чуть живой младшей Галлагер. - Фред... То есть Альфред, извините... Спасибо Вам, - прошептала женщина, с благодарностью заглядывая в глаза друиду. - Могу я в качестве безмерной признательности предложить Вам хотя бы чашку чая? У меня есть неплохой коньяк, - хозяйка дома вымученно улыбнулась спасителю Бетти. Получив положительный ответ, она через несколько минут принесла в гостиную поднос, на котором красовались две белые фарфоровые кружки, заварочный чайник и бутылка крепкого алкоголя, поставив инсталляцию на стол перед Оаклифом. Кассандра не знала, как бы аккуратнее задать вопрос, который мучил ее с того момента, как она увидела мужчину на пороге своего дома.
- Альфред Оаклиф, Вы же наверняка знаете его? - выдохнула наконец женщина, глядя на мужчину. - Вы... Боже мой, Вы так необычайно похожи! - Кассандра вновь всхлипнула, вспоминая юные годы. Она хотела было коснуться ладонью щеки гостя, но вовремя осеклась, не позволяя себе такие фривольности. - Как же всё так получилось? Кому Бетани могла настолько перейти дорогу? Если Вам известно что-то, прошу Вас, расскажите мне!

+2

10

- Можете подержать Бет, чтобы она сильно не дёргалась? - единственное, что мог попросить у Кассандры мужчина, прежде чем ковыряться в раздробленном колене.

Процедура прошла успешно. Если не считать того, что Альфи слегка дрожал. Пуля одиноко плавала в стакане с водой, окрашивая жидкость в красный цвет. Он вспомнил, как в один из первых разов, когда его привели посмотреть, как его сколько- то там юродный дядя доставал пулю из знакомого оборотня, юного друида вывернуло от вида сего действа. Как же на него тогда наорал отец. С тех пор его трясло скорее не из-за вида крови, а из-за этих воспоминаний, так что чай и коньяк сейчас были, как никогда, к месту. Почему она продолжает называть меня Фредом.

Он слушал благодарности женщины и отводил глаза. Если бы она знала, каким путём аконит достался охотникам, то сломала бы ему шею, а не принесла бы фарфоровый сервиз. Он окинул взглядом девушку, лежащую на диване. Это всё ты виноват. Мужчина протянул руку и потрогал школьницу за щёку. Еле тёплая, но всё же не мертвенно ледяная. Надо было валить из города, как только на пороге нарисовался Крамер. Но как же ты тогда бы снова встретил Юки? Вопрос Кассандры ввел его в некий диссонанс.

- Альфред Оаклиф -это собственно я, - он слегка склонил голову, не понимая, откуда нагваль знает, как его зовут, - Так что. Знаю, - неуверенно протянул он, смотря на женщину как на сумасшедшую. Какой бредовый разговор.

После следующих слов всё прояснилось. Фред. Похожи. Женщина была в возрасте. Да ладно?! Дедушка Фред не отличался общительностью. По всей видимости, они с бабушкой Бет были, как минимум, хорошими знакомыми. Что-то он не слышал от него радостных историй о беззаботной молодости с подругой-кошкой. Максимум, что можно было узнать о молодых годах уважаемого Оаклифа - это то, что Престон Крамер дьявол во плоти, и всем надо держаться от него подальше.

- Ну назвали меня в честь моего деда, который ненавидит всё живое, включая внуков. В меня он правда ни разу не плевал и даже не посылал, так что... Наверное, я его любимчик. Хотя отец говорил, что, когда меня ему показали, он спросил, где его внук, и что это за нежная девочка,
- усмехнулся Альфи, представляя себе немыслимое. У его дедушки были друзья? Он когда-то уезжал за пределы Икли? Вообще-то британцу было известно, что живёт их семья в этой деревне за какие-то особые заслуги, но что мог натворить Альфред старший, Альфред младший понятия не имел, - Может он презирает меня чуть меньше, потому что я и правда похож на него в молодости, - друид пожал плечами, - Как так вышло? Я не знаю, честно, - он и правда не понимал, почему крошка Бетани угодила в мясорубку, - Может не всем охотникам нужны причины. Это были охотники, да, - он прикусил губу,как будто затыкая себя. Он не хотел говорить, что знает, кто это был конкретно, обсуждать действия Ньюта, рассказывать про их знакомство, объяснять, что раскаивается, но не может ничего исправить. Он понимал, что женщина всё равно спросит, как он нашёл её внучку, так что решил быстро перевести тему в чуть более, как ему казалось, безопасное русло, - А откуда вы знаете дедушку Фреда? Простите, но я немного сомневаюсь в его коммуникативных способностях.

Отредактировано Alfred Oakleaf (03.12.2018 17:52:34)

+2

11

Кассандра порядком удивилась, услышав настоящее имя спасителя своей внучки. Но тут же поняла, что родители молодого человека, в общем-то, не прогадали - он действительно имел невероятное портретное сходство с тем Фредом Оаклифом, которого она когда-то давно знала и любила. Услышав ироничную характеристику деда Альфреда, Касс грустно хохотнула. Да уж, старый друид никогда особо не отличался податливым характером и повышенной любвеобильностью, так что ошибка практически исключена. Хотя с ней в свое время он был на удивление мягок и нежен. Но зачем об этом знать его внуку. Несмотря на саркастичный отзыв о родственнике, в голосе Альфреда-младшего отнюдь не прозвучали нотки презрения или ненависти. Впервые за весь вечер женщина слабо улыбнулась.

Но улыбка моментально сошла на нет при слове "охотники". Кассандра ахнула, вспомнив еще одного героя своей молодости... Как раз именно он и был причиной того, что Галлагер много лет назад была вынуждена бежать из Англии в Америку, не общаться с дочерью, внучкой. И сейчас груз вины давил на нее с неимоверной силой.

- Если бы я только знала, боже мой... - пролепетала миссис Галлагер, утирая слезы с щек длинными тонкими пальцами и мотая головой. - Бетти же совсем дитя, мухи никогда не обидела, за что же... - хрипло причитала она, глядя то на внучку, то на Альфреда. Мужчина же поспешил сменить неприятную тему разговора и перевести его в более мирное, как ему казалось, русло, и Кассандра не стала настаивать на продолжении беседы об охотниках, которые едва не убили ее единственную внучку.

- Очень в его духе. По молодости мы... Дружили, - женщина запнулась, стараясь подобрать подходящие слова, которые бы максимально лаконично характеризовали их сложные взаимоотношения. - Фред, он всегда был малообщителен, однако у него были друзья, - снова заминка. Стоит ли прямо сейчас раскрывать Оаклифу-младшему все карты? Сколько и что он знает о тех временах, когда его дедушка был молод и водил дружбу с людьми и нелюдями, которые в итоге так сильно повлияли на его дальнейшую судьбу? - По ряду причин мы были вынуждены прекратить общение, но это отнюдь не умаляет мои теплые чувства к нему.

Женщина вздохнула. Она не любила вспоминать тот далекий семьдесят шестой год прошлого века, хотя именно в этот год и произошли основные события, которые так круто изменили всю её жизнь. И не только её... Миссис Галлагер застонала. Незримые незаживающие раны вновь закровоточили, источая желчь и яд, отравляющий душу изнутри, и от этого не было иного противоядия, кроме времени, но, как выяснилось, даже оно не в силах до конца исцелить израненное женское сердце. - Ах, Альфред, сколько бед от охотников! Вы же тоже друид, как и дедушка? Тогда вы тоже в зоне риска. Охотники не щадят никого, им неведома жалость, они не умеют прощать, для них все, кто хоть чем-то отличается от них - монстр, убийца, не заслуживающий права на жизнь. Прошу вас, если они охотятся в Бейкон Хиллс - будьте осторожны! Не доверяйте никому, тщательно выбирайте круг общения, не болтайте лишнего, не провоцируйте их на преступление, - Касс молитвенно сложила руки, обращая посеревший взор на Альфреда.  - У меня нет никого, кроме Бетани, и если бы не вы... Я вам бесконечно благодарна, мистер Оаклиф, за спасение моей внучки, - дыхание сбилось, и женщина замолчала на несколько секунд. - Знайте, что вы - всегда желанный гость в этом доме! Если вам потребуется помощь, прошу вас, Альфред, не стесняйтесь обращаться, я сделаю всё, что в моих силах.

Часы на стене пробили, кажется, пять раз, Кассандра не считала. На улице уже светало, возвещая о конце тревожной бессонной ночи. Хозяйка дома встала из-за стола, смахнув с лица тыльной стороной ладони соленые капельки.

- Если вы не против, я постелю вам в гостевой комнате. Вам нужно отдохнуть, поспать хоть немного, мистер Оаклиф, а я побуду с Бетти.

+2

12

Догадки Альфреда о том, что Бет просто попалась под горячую руку, подтвердились. Сама Кассандра не выглядела как жестокий хищник. Не смотря на всю ситуацию, она ни разу не выдала признаков гнева, не напугала человека своей сущностью. Так что не верить её словам Альфред просто не мог. Крамеры воспринимали каждое существо как врага, монстра, зверя. Он был в курсе, его девушку они считали демоном. И, тем не менее, тщательно скрываемая от остальных мягкосердечность и желание видеть хорошее в окружающих сыграло злую шутку. Друиду казалось, что Ньютон, как бы наивно ни звучало, не такой? Да, он был убежден в правоте Престона, но в нём были видны проблески сомнения. Альфи думал, что может он, ещё не зачерствевший, совсем юный, посмотрит на всё, происходящее вокруг, с другой стороны... Видимо, посмотрел. А Бет теперь долго от этого не оправится.

- М,- протянул друид, озадаченно кивая в такт словам женщины. По нему было видно, что даже такие подробности молодости его деда вызывали немалое удивление. кто бы мог подумать, что у его скучнейшей семьи могли бы быть хоть какие-то секреты, - Он никогда ни о чём таком не рассказывал. Это. Очень в его духе, но, - Альфи замялся, нервно сцепив руки в замок, - Раз у вас остались тёплые чувства, как вы говорите. Почему он никогда даже не упоминал, - а вдруг там было нечто большее? Он с легкой опаской посмотрел на Кассандру. Мужчина явно пустился в слишком личные вопросы, - Простите, я немного нервничаю. Лезу не в своё дело и всё такое, - он отмахнулся. 

Миссис Галлагер наконец-то жала волю эмоциям, разразившись речью об охотниках. Когда она говорила, до Альфреда вдруг дошло. О каком знакомстве его дед упоминал? Престон Крамер. Что-то произошло между ними...Тремя?! Это бы объяснило многое в поведении бабушки Бетани.

- Я знаю, - друид вздохнул, потому что он уже успел нарушить все наставления женщины, - Ой, - он слегка скривился, официальные обращения резали слух, - Зовите меня Альфи. Мистер Оаклифом меня в последний раз часто называли только в школе, - и мне нравится это словосочетание только из уст одной лисы,    - Я не сделал ничего такого, что бы не мог сделать любой другой друид, - мужчина изо всех сил пытался откреститься от напускного статуса героя в глазах Касс. Ему впервые в жизни не хотелось быть в центре хоть чьего-то внимания. Чувство вины давило неподъемным камнем.

Часы пробили, а Оаклиф вдруг осознал, что смертельно хочет спать и ... Очень бы хотел оказаться рядом с Ю. Рассказать ей всё. Наверное, она бы злилась. Может даже накричала на него, а потом обязательно бы успокоилась и прижала к себе, успокаивая уже его самого, нежно поглаживая по волосам и говоря, что он идиот, но её идиот.

- Ох, да , - он с благодарностью посмотрел на нагваля, - Спасибо вам. Я немного посплю и уеду, - он посмотрел на себя, - Если меня в окровавленной рубашке не остановит полиция, - он тихо рассмеялся.

Он стоял в углу комнаты и смотрел, как Касс застилает постель. Просто потрясающе, я причастен к отравлению её внучки, а она стелет мне белые простыни. Какая же ты скользкая зараза, Альфред. Друид снял рубашку с пятнами крови, которая как будто уже душила его, явив свету спину с татуировкой в виде тоненьких иероглифов под лопаткой.

- А будет совсем наглостью, если я приму у вас душ? - вдруг вспомнил о приличиях полуголый мужчина.

+2


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [09.05.2014] Re:demption


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC