- Для философии я, признаться, туповат, - пожал плечами друид, - Это скорее безудержное словоблудие, которое загоняет меня и окружающих в депрессию, - честно сказал Оаклиф, - и это лишь доказывает ваши слова о том, что слишком много размышлений, наложенные друг на друга, могут изрядно всё испортить,- уж как могут испортить лишние мысли и слова жизнь, Альфред знал. Он был просто непревзойденным чемпионом в этом. Бармен никак не отреагировал на то, что англичанин откровенно пялился на него некоторое время. Ну и славно. Было бы очень неловко, если бы он воспринял это как грубость или дурацкий флирт. Начинать вечер, изначально рисовавшийся в голове Альфи взрывоопасно неловким, с чуть более легких конфузов не хотелось. Почему путь к семейному счастью для Оаклифа пролегал через такое минное поле агрессивного пятнистого окраса? Карма. Не иначе.
Отдай свой голос за Сомнию!
Игровое время: Май-Июнь

Добро пожаловать, в свой самый страшный кошмар!
Ты готов пройти все круги ада, чтобы побороть свой страх? Мы ждем тебя и надеемся, что ты все же не испугаешься Ужасных Докторов, которые способны пробраться в самые тайные места твоей души, и достать от туда то, чего ты боишься на самом деле. Готов проверить? Тогда регистрируйся!

Teen Wolf: SOMNIA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [16.05.2014] Can you feel my heart?


[16.05.2014] Can you feel my heart?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Can you feel my heart?
/ Can you hear the silence?
Can you see the dark?
Can you fix the broken?
Can you feel my heart?/

- - - - - - - - - - - - - -
http://s5.uploads.ru/ZopDn.gif http://s3.uploads.ru/DHFBV.gif http://sh.uploads.ru/7AOGH.gif
- - - - - - - - - - - - - -
действующие лица: Brenda Salazar, Bethany Gallagher

приватность эпизода — open

сюжет
Прошла всего лишь неделя после того, как Бренда спасла Бетани от истязаний обезумевшего Ньюта. Нагваль, потихоньку приходя в себя, загорелась желанием поблагодарить свою спасительницу. Но застала ее не в самом лучшем расположении духа.
/ здравствуй, мама... плохие новости, Герой погибнет в начале повести (с) /
- - - - - - - - - - - - - -

• время •
около 16:00

• место •
один из баров БХ

+3

2

Я встретил вас - и всё былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое -
И сердцу стало так тепло...
©Ф.Тютчев

День закончился на угрюмой ноте, Бренда скинула в сумку бумаги, ручки и поспешила покинуть аудиторию. Что сегодня она вынесла из школьной программы? Ровным счетом ничего, а только то, что сейчас место за партой рядом с ней на лабораторных работах пустовало. Но она не смела жаловаться на это даже самой себе и не потому, что в характере такой черты не было, было, просто она уже устала себя жалеть. Что толку от этой жалости и замаскированной боли? На нее и так все охотники в штабе смотрели, как на сломанную игрушку, все думали, что она возьмет дробовик и пойдет палить по городу. Но нет, Бренда – сильная, она справится. Должна справиться.

Сегодняшний день однако сильней всех остальных надавил на нервы, потому что прошло уже семь дней, долбанная неделя. Закинув сумку в машину, Бренда бережно закрыла дверь Сильверадо, все также, находясь вне теплого салона. Она относилась к машине без той трепетной любви, но в память о парне не позволяла себе по-скотски хлопать дверями. Сегодня к тому же у Салазар был план, не самый идеальный, но приемлемый. Ей надоели сочувствующие взгляды и эта жалость в глазах каждого из штаб-квартиры. Пора было полечить душевное спокойствие. Захватив ключи от машины и немного денег, девушка направился со школьной стоянки, куда глаза глядят. Она знала, что до утра с машиной ничего не случится, об этом позаботится охранник.

Какой бар может быть открыт в 16 часов дня? Правильно только самый дешевый и возможно немного захудалый. Хотя сейчас Бренде было плевать, ну подцепит она какую-нибудь гадость, подумаешь. Это будешь меньшей из её проблем на данном этапе. Однако бар оказался довольно цивильным, даже можно сказать чистым. Девушка села около барной стойки под подозрительный взгляд бармена, который, как и полагается, протирал бокал.
- Колы? – с легкой улыбкой предложил бармен, рассматривая юную охотницу. Он, конечно, прекрасно видел насколько девушка юна, поэтому не думал, что та осмелиться сделать заказ, который он в праве не выполнять.
- А можно добавить туда виски? – бесцветным голосом спросила Салазар.
Бармен вскинул брови и отрицательно помотал головой. Охотница вздохнула и скорбно ссутулившись, скатилась с барного стула. Она собиралась покинуть данное заведение, наверняка к Бейкон-Хиллс найдется хотя бы одно место, где её умаслят стаканчиком чего-то покрепче кофе и колы.
- Ладно, не уходи. Только сядь подальше, иначе меня оштрафуют, - пробормотал бармен, пока девушка не ушла достаточно далеко. – Меня, кстати, Мэтт зовут.
- Бренда, - отозвалась девушка, занимая указанное место. Наконец, она получила какой-то коктейль, а дальше её уже мало волновало, что наливал ей Мэтт. Он даже, кажется, пытался флиртовать с охотницей, но та мало интересовалась его персоной. Она просто заливала своё горе или даже пустоту, которая образовалась после злополучного вечера. И надо же было мне вообще туда идти, - в сотый раз корила себя Бренда, делая глоток приторно-сладкого напитка. Легкий шум в ушах и приятная атмосфера говорило, что алкоголь все-таки в коктейлях был.

Девушка буквально кожей почувствовала, как в заведении появилась та, которую Бренда бы вообще не хотела знать. ей-то, что здесь понадобилось? – подумала Салазар, чуть ниже опустив голову. Она надеялась, что та просто зашла пропустить стаканчик колы и благодаря легкой толпе не заметит охотницу. Но девушка видать прекрасно знала, кого ищет и упрямо шла к своей цели. Выглядела она значительно лучше. Все-таки Алфреду надо было идти на врача, - мимоходом подумала девушка, выпрямляясь на стуле.
- Привет, угостить тебя этим коктейлем? А то у меня тут бармен знакомый, - улыбнулась Бренда. Она была немного пьяна и хотела показаться дружелюбной, может это спугнет Бет и та поскорей уйдет. Да уж, логике пьяных стоит только позавидовать.

+2

3

Неделя была чрезвычайно сложной. "Прекрасный" вечер в компании Ньюта до сих пор давал о себе знать. Мелкие ссадины и царапины зажили быстро, чего нельзя было сказать о простреленной коленной чашечке - Бетани до сих пор прихрамывала на правую ногу. Хорошо хоть хозяин клуба без проблем поверил в душещипательную историю о падении с лестницы и дал Галлагер отгул на пару недель. И ведь не будь она нагвалем, скорее всего после подобной травмы на цирковой карьере пришлось бы поставить жирный крест. Проще говоря, Бет несказанно повезло, что она вообще выжила после жаркого рандеву с охотником. Ньютон... После всего, что между ними произошло, и одного волнительного отрывка из истории жизни бабушки Бетти понятия не имела, как теперь ей стоит относится к семейству Крамеров в целом. То ли ненавидеть, то ли попытаться простить и принять. Впрочем, девушке сейчас не очень хотелось думать об этом. Здоровье уже более или менее установилось на отметке "удовлетворительно" (читай "спасибо, нипадохла"), но в школу она пока ходить не могла, хоть и было кое-что, что не давало покоя ни днем, ни ночью. Внезапно, но этим источником беспокойства стала Бренда Салазар. Когда Альфред рассказал Бет о том, что именно стараниями трансильванской охотницы он оказался на той злополучной фабрике, девушка не сразу поверила своим ушам. Это было вот вообще не в интересах Бренды и не в ее принципах. Такой аттракцион неслыханной щедрости вызывал по меньшей мере недоумение и кучу вопросов. И именно поэтому сегодня Галлагер нарушила установленный бабушкой постельный режим и отправилась на поиски Салазар.

Не понятно, что именно - чуйка или банальная логика - привело Бетани именно сюда. Небольшое, но довольно опрятное с виду питейное заведение. Девушка еще несколько секунд терзалась сомнениями, разглядывая пёструю вывеску с названием бара. Но в итоге, оглядевшись по сторонам, все же решила попытать удачу внутри. Народу было немного, что неудивительно, ведь рабочий день был в самом разгаре, и это было только на руку. Быстро окинув помещение взглядом, Галлагер увидела свою цель. "Всё же, пожалуй, чуйка." Салазар сидела, ссутулившись, у барной стойки, понуро опустив голову. Перед ней стоял полупустой стакан. И явно не с лимонадом. Бет заволновалась. На языке крутились множество вопросов, которые хотелось спросить. Но для начала надо, пожалуй, подойти. Выдохнув, нагваль, прихрамывая, зашагала к Бренде. Но едва ей стоило приблизиться к охотнице, та выпрямила спину и обернулась. Легкая улыбка не выглядела особо радостной, несмотря на достаточно дружелюбное приветствие.

- Привет, - поздоровалась Бетани, слегка поджав губы. Она пододвинула поближе высокий стул и села рядом с Брендой. В момент икс все здравые мысли улетучились в открытое волнением окошко. - Спасибо, но я воздержусь, - Бет подняла руку в отрицательном жесте. Надо было с чего-то начать беседу. Надо было что-то сказать, как-то плавно подвести диалог к нужному руслу. - Мы можем поговорить? - так себе начало, учитывая, что они уже, в принципе, разговаривают. Галлагер снова стушевалась и заерзала на стуле, почувствовав неуютные химические сигналы от Салазар. И нет, причина была не в алкогольном духе, который витал вокруг охотницы, хотя и в нем тоже, но совсем немножко. - Ты как, Бренда? - не столько из вежливости, сколько из действительно искреннего переживания поинтересовалась Бетти, слегка наклоняя голову набок и пытаясь поймать взгляд одноклассницы. Складывалось такое ощущение, будто между ними не было вселенского напряжения, не было той драки в школьном коридоре, не было странных событий на крыше отеля в Дэвенфорде. Не было того вечера на заброшенной фабрике, о котором нагваль так бы и не узнала никогда, если бы не Оаклиф. Как будто встретились две старых знакомых и сейчас вот-вот начнут обсуждать детский сад и общих дворовых друзей. Но со стороны не было заметно, как аккуратно Бетани подбирает слова, чтобы не спровоцировать Бренду на агрессию и отрицание. Просто Бетти было важно прояснить кое-какие нюансы, узнать причины и мотивы поступка, нехарактерного для Салазар, чтобы понимать, в какой стадии находится их заклятая дружба.

+2

4

Голова помимо воли не отреагировала болью, глаза не заболели от переполняющих чувств. Почему-то всегда, когда человека спрашивают как он, то все отчаяние наваливается на плечи. И если до этого ты не плакал, то после решающей фразы обязательно разразишься потоком горьких слезы. Бренда лишь смогла усмехнуться. Она не чувствовала отвращение, да и присутствие Бетани не заставляло открыто проявлять былую агрессию. Охотница просто устала, устала от всех этих лживых масок. Она хотела сегодня отдохнуть. Она хотела забыть какую-то часть себя. Она все равно задыхается медленно. Но верно.
- У нагвалей ведь хороший слух… нюх? - запнулась с легкой улыбкой девушка. Она повернула голову в сторону собеседницы. Сейчас она видела просто девчонку, которая выглядела скорбно не более того. Их глаза встретились по спине пробежали мурашки, но охотница быстро сбросила их со счетов. – Ты уже должна была почувствовать - его нет, - отвернулась к стакану, водя пальцем по ободку подбирая слова. И последние дались тяжело, на выдохе, на изломе потрепанных нервов. – Ньюта нет в городе.

Бренда глотком выпила бурду в стакане и заказала новый стакан. Только теперь окончательно решила заглушить боль виски. К тому же бармен уже явно не будет спрашивать паспорт и прочие юридические заморочки. А он не самый плохой молодой человек, - подумала Салазар, скользнув глазами по хорошо сложенному молодому человеку. Только вот сердце не ёкнуло, не замерло, не зашлось в прерывистом ритме. Ничего. Пустота и глухота, словно слепому показали прекрасный закат. Школьница развернулась к девушке.
- Ну что можешь танцевать! – зло выплюнула она, рыская по ошалевшим зрачкам девчонки. Ничего необычного. Глаза как глаза, зрачки как зрачки, зеленые, но по-человечески. Обычная, - признали мысли девчонки. И собственная злоба ударила по собственной грудной клетке, на глазах навернулись слезы. Бренда так долго терпела, так редко плакала и сейчас не желала показывать слабость. Она отвернулась, стараясь загнать слезы вглубь души, туда, куда никто не заглянет.

Девушка справилась со своими чувствами, а виски так и не подоспели. Клиентов стало значительно больше. Бренда понимала, что должна вести себя дружелюбней, она должна забыть, что это не вина Бет. Ньют ушел, потому что сам того захотел и он лично оставил трекер. Только вот сказать понять проще, чем действительно это принять. Она обернулась всем корпусом к девчонке, обдавая её запахом алкоголя. Охотница понимала, как наверно отвратительно она пахнет, но ей было плевать.
- О чем ты хочешь поговорить? – спросила Салазар, вызывающе вскидывая подбородок. – Если о том случае на фабрике, - щека помимо воли слегка заныла, напоминая обжигающий до глубины души удар. До сих пор эта обида грызла и пульсировала внизу живота, - то не стоит благодарностей. Мы не станем с тобой подружками, не будем делиться секретиками. Мы до сих пор враги. Ты оборотень, а я охотница! – Бренда не боялась, что их подслушают, ей уже честно было плевать. Подчас казалось, что в городе все знают про сверхъестественную сторону Бейкон-Хиллс, только вовремя закрывают глаза и уши.

Стакан виски соприкоснулся с твердой поверхностью барной стойки. Бренда обхватила пальцами янтарную жидкость, скрывая нервозность. Она врала, безбожно врала. Сейчас она не видела в Галлагер врага, не видела в ней опасности, хотя прекрасно понимала, если захочет эта хрупкая на вид девушка могла сломать ей позвоночник дружеским на вид хлопком. Да и снова глушить свое горе в одиночестве не хотелось. Хотелось просто чье-то крепкое плечо, в которое можно уткнуться, выплакаться от души. А потом уснуть, пряча холодный нос в одежду. Если бы ты еще пахла Ньютом, - с горечью подумала Бренда.
- Может все-таки что-то закажешь? – повернулась к замершей на стуле Бет. Именно её внешний вид всегда говорил о том, что она вроде, как обычная. Бренда не могла отделаться от мысли, что она не обычный человек, не девчонка, которую хотелось защитить от всей этой черноты мир. Внутренний голос всегда напоминал, что именно эта девчонка и создает черноту. – Прости. Я не должна срываться на тебе.

Охотница вдруг расхохоталась. Она извинилась перед нагвалем - дожили. Да сейчас она должна себя наказать за мягкость характера. Слышал бы меня сейчас Престон, - подумала трансильванка, делая глоток тридцатиградусной жидкости.

+2

5

Хотя Бетани еще недостаточно оправилась от отравления аконитом, она все же оставалась нагвалем, который по-прежнему отлично различает химические сигналы, но еще и человеком, который умеет считывать эмоции другого не только по языку тела, но и на каком-то интуитивном уровне. Сейчас, анализируя всё происходящее в комплексе, Бет видела и понимала - Бренде плохо. Нет, даже не так... Бренде - херово. Галлагер было известно про достаточно близкие отношения между Ньютом и Салазар. Не знала она лишь того, что Крамер свалил из Бейкон Хиллс. Просто потому, что последнюю неделю Галлагер безвылазно сидела дома, будучи не в состоянии полноценно передвигаться. Угадайте, чьими стараниями. Говоря откровенно, причины отъезда охотника из города волновали ее чуть меньше, чем никак - стали ли поводом для его отбытия пытки, которым он подверг Бетани, или же ему захотелось развеяться на Мальдивах, или он просто отправился на очередную охоту, девушке было глубоко наплевать. Он большой мальчик, сам в состоянии отвечать за свои действия. Равно как и Салазар - осознавала ли она, что делает, когда просила Альфреда помочь спасти нагвалю жизнь? Наверняка осознавала. Тогда зачем? Разве она как охотница не должна была порадоваться, что сэкономила силы, время и боеприпасы, а в городе минус одно сверхъестественное существо? Что-то тут не так...

Бренда повернулась лицом к Бет. Галлагер и так слышала и чувствовала, как тяжело дается однокласснице этот неприятный разговор. А теперь, увидев, как глубокая печаль исказила милое личико охотницы, и вовсе почувствовала себя виноватой во всем происходящем. Пока Бетти собиралась с мыслями и силой воли, чтобы ответить на выпад Салазар, охотница заказала себе виски и отвернулась. И разом все подобранные ответные фразы рухнули, оказавшись непригодными для озвучивания в данной ситуации. Бренда не обвиняла Бетани в исчезновении Ньюта. Сейчас они были как будто дипломатами, обсуждавшими результаты войны и дальнейшее развитие событий. Невыносимая несправедливость. Не должны юные леди заниматься подобным. Не должны сидеть здесь, в каком-то захудалом баре, выпивать и обсуждать утраты, сказывающиеся на психическом самочувствии...

Всё вело к этому, и Бренда коснулась наконец той темы, которую так сильно хотела обсудить Бетани. Которая так волновала сердце и разум пережившей пытки Галлагер. Но как обычно, всё пошло не по плану. Интонация, с которой Салазар заговорила о той ночи на фабрике, моментально выбила из-под ног Бет землю.

- Бренда, я... - пролепетала нагваль, виновато глядя одноклассницу, но тут же отводя взгляд вниз, задерживаясь на правом колене. - Я ни на что не претендую... - и снова какое-то чувство вины накрыло Бет, накатывая горьким комком к горлу. Ей было искренне жаль Бренду, ведь если отбросить все нюансы - про охоту, оборотней и прочее - перед Галлагер сидела самая обычная разбитая горем утраты девушка, потерявшая любимого человека. Сопереживание - это как раз очень человеческая черта, не свойственная зверю. Бетти поджала губы, когда Салазар извинилась за грубость. Повисло неловкое молчание. И надо было как-то разруливать его. - Пожалуйста, Бренда, - Бет чуть подалась вперед навстречу однокласснице и осторожно накрыла ее руку своей, боясь, что она дернется от нее как от прокаженной, но этого, к счастью, не случилось. - Ты не должна здесь быть... Давай уйдем, прошу тебя, - она умоляюще заглянула в глаза девушки. - Ты же знаешь, заливать горе - это не выход, - контакт, кажется, был налажен, Бренда слушала, что говорит Бетани. - Пожалуйста, уйдем вместе со мной, ладно? - нагваль словно почувствовала какую-то ответственность за то, что Салазар сидит здесь как заправский алкоголик посреди рабочего дня, и эта мысль очень претила Галлагер, ведь она знала, что трансильванка не такая. Она сильная, просто сейчас ей, быть может, нужен кто-то рядом, кто не даст ей погрузиться в эту гнусную пучину отчаяния и одиночества. И если ее дружки-охотники не в силах понять хрупкую девчачью психологию, то Бетти все понимала и не могла оставить одноклассницу вариться во всем этом дерьме одну. Другой вопрос, понимает ли это сама Салазар и захочет ли уйти из этого места вместе с оборотнем.

+4

6

Выбивай из меня понемногу остатки потерь —
Там еще что-то плачет, руками хватаясь за тени,
Задыхаясь, срывается криком на доли мгновений,
И бессильно рычит, словно раненый загнанный зверь.
© Амарант

Люди - одиночки по своей натуре, а другие им нужны только для того, чтобы иногда иметь возможность обнять кого-то. Просто почувствовать себя необходимым, даже если ты самый подлый человек на планете. Сначала эту функцию выполняет семья, а потом вторые половинки, друзья. Бренда всегда была в составе группы под громким названием "семья", только даже там она не могла быть собой. Сейчас даже нельзя было кинуться в объятия отца, который видел в своей наследнице не только воина, но и маленькую девочку. Сейчас Бренда играет в другом составе, по другим правилам, теперь она уже не маленькая девочка своего отца.

Мягкий голос с виноватыми нотками, от которых хотелось скрыться или просто вспылить. Бренда не хотела, чтобы рядом с ней сидел тот, кто испытывает вину или грусть, этого хватает в самой охотницы. Она хочет кого-то сильного, с плечом, которое можно, и поколотить, и уткнуться. Только разве можно все это себе позволить при Бет, которая уже столько всего вынесла? Бренда не имеет право вообще чего-то требовать от нагваля, а лучшим раскладом вообще не сталкиваться с этой девчонкой. Господи, почему ты не уходишь? – подумала охотница, допивая свою жидкость. Она крутила пальцем по ободку стакана, стараясь осознать, что ей делать дальше.

Теплая ладонь легла на руку Бренды, та подняла глаза. Ей впервые было тепло и дело даже не в алкоголе, который бегал по сосудам, зажигая и без того горячую кровь. Охотница смотрела в умоляющие глаза Бетани и не могла понять только одного. Да и с образом монстра это не вязалось, это вообще не входила ни в какие рамки. Вот если бы она просто оставила Бренду, было бы более понятным, а не это вот все.
- Почему для тебя это так важно? – прошептала Салазар. Развернула руку, сжимая ладонь оборотня. Хотя не желала допускать подобное определение сейчас. Их миры иногда могут столкнуть, так пусть этот будет сегодня. Некий реальный Хэллоуин. Только сказки в нашей жизни - непозволительная роскошь и кто в них еще верит, тот просто наивный романтик, которому не место в подобном мире.
Охотница огляделась, не зная, что она действительно здесь делает. Среди всех этих людей, которые топят в алкоголе свою боль, свои проблемы или просто празднуя. Хотя ведь сама Бренда желает точно такого же, залить свою боль, поселить в груди хотя бы что-то, только не чувствовать это пепелище. Только целой наверно Салазар уже никогда не будет. Хотя кто знает, как повернётся её жизнь, может появится тот, кто заполнит пустоту в груди.
Не ищи, - шепчет голос. Ведь зачем идти слепо на поиски не пойми чего, если горький ответ прямо перед тобой? Но хотела ли Бренда окунаться в этот омут? Хотела ли она пасть так низко или этот вопрос уже не актуален в свете событий? Ведь она зачем спасла эту девчонку, зачем-то дала возможность ей выжить, не прося взамен каких-то льгот.

- Наверно у тебя есть какой-то план, - Бренда притянул за руку, которую до сих пор держала в своей хватке, девушку к себе. – Но мне плевать, пошли, - шепнула в ухо, словно их мог кто-то послушать. Хотя все действия наверно уже давно диктовал алкоголь. Организм подчинился быстро, как и разум, но перед глазами все было кристально чисто, давая слабое ощущение трезвости.
Спрыгнув со стула, оставив на стойке купюру для оплаты выпивки. Салазар чуть покачиваясь, пошла на выход, стремясь выйти на свежий воздух, унять легкое головокружение и уплывающее ощущение реальности. А что если она сейчас выйдет и не увидит за спиной Бет, что тогда? Разочарование, грусть? Бренда вышла, так, словно вырвалась из тягучего плена. Желудок оказался у самого горла, вызывая жжение в груди и скапливая влагу в уголках глаз.
- Блять, - простонала охотница. Она успел завернуть за угол, согнуться над какой-то набитой мусором коробкой, чтобы шумно расстаться с алкоголем. Деньги на ветер, - подумалось с сарказмом. Бренда старалась удержать волосы, молясь, чтобы никто её не узнал, пока она находится в подобном унизительном состоянии. – Самая "удачная" прогулка, - усмехнулась Салазар, чувствуя присутствие за своей спиной.

+3

7

Действительно, почему? Бренда сжимала ладонь Бетани, а нагваль задумалась над словами охотницы. Вроде бы они по разные стороны баррикад, две противодействующие силы, которым стоило ненавидеть друг друга по умолчанию. Но Галлагер не чувствовала к Салазар вражды, агрессии или чего-то такого. Сейчас Бетти была просто девушкой, которая искренне хотела помочь своей однокласснице, чисто по-человечески понимая и сочувствуя ее горю.

- Я не знаю, - честно призналась Бет, как бы расписываясь в необоснованности собственных мотивов. - Просто я хочу знать, что с тобой всё хорошо. Мне это нужно.

Когда Альфи рассказал, почему на самом деле он оказался на фабрике и при каких обстоятельствах, нагваль была в смятении и недоумении. Она не знала, зачем же, по каким причинам Бренда позвонила ему, попросила приехать, чтобы спасти монстра, которым всегда считала Бетани. Так же, как и сама Бетани сейчас не знает, зачем пытается уговорить Бренду уйти отсюда и не заливать в себя дешевое алкогольное пойло. Вернуть должок? Разумеется, Галлагер не любила быть должной кому-то, особенно если вопрос стоял о жизни и смерти. Но в это раз всё было иначе. Девушка не чувствовала себя обязанной трансильванке, хотя, по сути, так и было на самом деле. Разгадка крылась куда глубже в сознании, и каждый раз, когда Бет пыталась подобраться к ней, она ускользала из-под самых кончиков пальцев, так и оставаясь непостижимой тайной.

Бренда, как будто сомневавшаяся несколько секунд, наконец сбросила с себя оцепенение и властно притянула одноклассницу к себе. Бетани не сопротивлялась. Нагваль не чувствовала подвоха и опасного подтекста в словах и действиях Салазар. Кажется, радикализм охотницы отошел на задний план, что не могло не радовать, ведь, в принципе, ничто не мешало ей свободной рукой вынуть из-за пояса ствол и одним выстрелом всадить Бетти пулю между глаз. На этом сказ бы прекратился.

- Никакого плана. Сплошная импровизация, - Бет улыбнулась краешком губ. Резвость охотницы порадовала - то, с каким стремлением она покинула заведение, заслуживало по меньшей мере аплодисментов. Правда, она не учла, что Галлагер, при всем своем желании, не поспевала за ней, отчаянно хромая на правую ногу. Но нагваль не стала окликать Салазар, а лишь торопливо ковыляла следом. Едва трансильванка оказалась на улице, ее тут же унесло за угол. Судя по характерным звукам, пойло попросилось наружу. Бетани все же держалась на расстоянии, чтобы не смущать охотницу. Когда же основной алкоголь покинул организм Бренды, Галлагер аккуратно, выдерживая уважительную дистанцию, позволила себе приблизиться к однокласснице.

- Уж лучше здесь, чем в баре у всех на виду, - кивнула головой девушка, извлекая из сумки бумажные платочки и заботливо протягивая их Салазар. Что естественно, то не безобразно. Бет не была брезгливой, поэтому не стала воротить нос. В конце концов, неизвестно, сколько и какого качества успела влить в себя охотница до того, как нагваль ее прервала. Так что пусть всё ненужное останется здесь, за углом. - Тебе лучше? - участливо поинтересовалась Бетти, оглядывая одноклассницу с головы до ног. При свете дня Бетани обратила внимание на глубоко залегшие тени под глазами трансильванки. Наверняка она уже и не помнит, когда последний раз нормально спала, нормально кушала, вела привычный образ жизни. - Я хочу угостить тебя чаем. Или кофе с пироженкой. Прогуляемся? - Бет протянула руку Бренде, призывая её уйти отсюда подальше, по возможности оставить всё дерьмо, случившееся с ней, здесь же. "Давай же, Бренда, не цепляйся за жалость к себе, будь сильной! Позволь мне тебе помочь..."

Отредактировано Bethany Gallagher (05.12.2018 13:54:50)

+2

8

Думаю, все любят в меру своих способностей.
Даже убийцы.
© Ингер Эдельфельдт

После смерти отца Бренда сколько себя помнила, чувствовала себя одинокой. Маленькая заблудившаяся девочка, которая отчаянно ищет того кто сможет разделить с ней горе. Престон Крамер тогда был единственной фигурой, который не стал лить слезы по другу, а предложил дочери друга место в своем клане. Тогда возможно это было продиктовано неким чувством вины, но Бренда, не задумываясь, огласилась. Сейчас же она снова была одинокой и запутавшейся.

Ответ Бетани выбил из-под ног почву, ведь охотники не ждут заботы от сверхъестественного существа. Да и обычный человек не уверен, что у него получится выбить жалость из того кто привык убивать. Это все равно, что стоять перед пастью акулы, которая почуяла твою кровь и пытаться договориться о мире. Но сейчас все условности отступали в сторону, вопрос задан - ответ получен, так какие могут быть претензии?

Бренда поджала губы, обдумывая дальнейший план действий, но все самое идеальное приходит по мановению волшебной палочки. Правда, ничем махать, кроме как хвостом отросших волос, у девушки не было. Пришлось покидать почти полюбившийся бар, однако приносить дальнейшие неприятности милому бармену не хотелось. Только вот где-то на периферии сознания внутренний голос и твердил продолжить. Интересно, а у Бет нет диплома по психологии? – подумалось мимолетом, пока пальцы сжимались на каменной кладке здания.
- Мне кажется, в баре это никого бы не удивило. Ты же видела посетителей, что там собираются, - отозвалась охотница, принимая бумажные платочки. Она вытерла рот, надеясь, что выглядит вполне прилично. После чего закинула в рот полпачки мятных постилок.
Сейчас наверно самым лучшим было просто разойдись в разные стороны, несмотря на первоначальные планы. Она же хотела поговорить, - напомнила услужливая память. Но ведь она испортила мои план, пора нарушить и её, - жестоко подумала Салазар, тут же как-то виновато опуская глаза.

Она никак не могла расслабиться, не знала, как вести себя с одноклассницей. Поэтому и металась от состояния «пофигизма» до показушной агрессии. Она словно металась в невидимом пламени и старалась, если не сжечь кого-то, то явно покалечить. На банальный вопрос Бренда пожала глазами, она не смотрела в зеркало, чтобы знать наверняка ответ. Да и особого желания выглядеть на все сто не испытывала. Может спустя недели она сможет искренне улыбаться, охотиться и забыть про всю мглу в душе. Пока же она давала больше воли и сил именно этой мгле, которая окутывала каждую клеточку организма.
- Вижу, Альфи хорошо тебя залатал, - почти нормально отозвалась Бренда, облокачиваясь на стену спиной. Она не хотела уходить, потому что слабость после прокачки организма давала о себе знать. Неизвестно, когда организм снова захочет принимать в себе нормальную еду, сейчас же думать о подобном не было никакого желания. – От кофе и чая откажусь, тем более от сладкого, - покоробив душой, отозвалась охотница. Она всю жизнь была сладкоежкой, но сейчас, даже мысль о взбитых сливках и сахаре вызывала тошноту, а не аппетит.

Школьница удивленно посмотрела на протянутую руку, словно не осознавала последнее предложение. Я, что должна пойти на прогулку с ней, держась за руку? – то ли с ноткой ужаленной гордости, то ли каким-то противоречием подумала девушка. Она была немного смущена, но смуглая кожа едва дала признаки данного чувства. Бренда устало потерла переносицу и снова подняла уставший взгляд на Галагер, надо же даже фамилию этой девчонки она вспомнила без труда.
- Бетани, ты не обязана со мной водиться, если тебе противно. Поговорить можно когда угодно и где угодно, но ты, же не задаешь, ни одного интересующего тебя вопроса. Не надо пытаться вытащить меня из ада, я хочу в нём находиться. Твоя жалость и твое "мне это нужно" - хуже всего, что я чувствую повсеместно. Я просто устала!
Тирада далась тяжело, но мятная жвачка давала хороший эффект. Вот снова сорвалась, но извиняться Бренда не стала бы, даже под дулом пистолета. Хватит. Главное сейчас избавиться от назойливого присутствия, всех соблазнительных предложений, чтобы в очередной раз не попасть в ловушку. Не хотелось снова позволить человеку вытащить себя из дерьма, принять помощь, протянуть руку и получить предательство. Бренда четко ограничивала черное и белое, сейчас же Бет настойчиво хотела перейти в белую сторону, перетягивая на себя мглу охотницы.

- Говори, что ты хочешь узнать и разойдемся. Хочешь узнать, почему я написала Альфи про тебя? – школьница подошла к однокласснице вплотную, стараясь в глазах прочитать ответ на свой вопрос. Сдерживая ярость и пламя, которое внутри разгорелось с новой силой, стараясь поглотить все вокруг, включая глупого нагваля.

"Охотники отлично управляются не только с оружием", - гласила одна из цитат кодекса.

+2

9

Предложение Бетани выпить чего-нибудь горячего и безалкогольного явно не зашло, Бренда снова ушла в протест. Нагваль поджала губы и убрала протянутую руку. Сначала что-то обидное зашевелилось в душе девушки. Она же просто хочет помочь, поддержать, ничего такого. Она не напрашивается в друзья, не хочет извлечь какую бы то ни было выгоду от общения с Салазар. Но потом Бет как бы вспомнила, что перед ней не просто потрепанная жизнью школьница, а охотник, безжалостный, твердый в своих убеждениях. И моментально обида исчезла, словно ее и не было, уступая место логичному здравомыслию.

- Да, хочу, - тихо, но с вызовом отозвалась Бетти. Она видела, чувствовала, что одноклассница захлебывается собственными эмоциями, которые рвались наружу, пытаясь подавить их. - Ты же могла сэкономить столько времени и боеприпасов, просто оставив меня там, на фабрике. Проблема бы решилась сама собой. Так зачем?

Галлагер отступила на шаг назад от приблизившейся к ней вплотную трансильванке, оставляя себе место для обзора и, на всякий полярный, для манёвра. Вдруг Бренда решит, что финт со звонком Альфреду был лишним и захочет довести дело до конца сейчас.

Неудачно оступившись, нагваль шикнула и едва не упала, а колено противно заныло. Сделав еще полшажочка назад, Бетани облокотилась о стену бара, держась за больную ногу. Как бы хорошо Альфред ни "залатал" девушку, последствия того веселенького вечера еще надолго останутся с ней, напоминая о себе болезненными ощущениями и куда более неприятными воспоминаниями.

- Жалеешь о сделанном? - Бет побледнела. В ушах резко зазвенело от моментально устремившейся к поврежденной конечности крови. Галлагер исподлобья посмотрела на Салазар. - Если хочешь наверстать упущенное, сейчас самое время, Бренда, - голос звучал уверенно, не дрогнул ни на миг. Она имеет полное право прямо сейчас достать пистолет из-за пазухи, который наверняка при ней, и выпустить всю обойму в голову Бетани. - Другого шанса может и не быть.

Перед глазами Бетти поплыли черные точки, голова закружилась и потяжелела. Прерывисто дыша, девушка осела на землю. Прижимаясь спиной к холодной кирпичной кладке, она скривилась, пытаясь придать ноге удобное и максимально безболезненное положение. Жалкое зрелище.

- Знаешь, я не испытываю абсолютно никаких чувств и эмоций по поводу исчезновения Ньюта, - вспомнив охотника, Бет поёжилась, потому что на смену его пресной британской роже моментально пришло тревожное заплаканное лицо бабушки, которая поведала внучке о своей лихой молодости и столь недалёком родстве с четой Крамеров. - Но я уважаю твои чувства к нему. И если ты хочешь полоскаться во всём этом дерьме самостоятельно - это твоё право. Нравится упиваться болью утраты? Пожалуйста, я не стану мешать. Я просто не хочу чувствовать себя должной перед тобой.

Непонятно, для чего и к чему была озвучена эта тирада. Просто Бетани обозначила свою позицию. Чтобы Салазар знала. Если трансильванка сейчас решит, что единственный выход из сложившейся ситуации - несколько грамм свинца между глаз Бетти, то пусть будет так. Это будет справедливо, по крайней мере по отношению к охотнице.

+1


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [16.05.2014] Can you feel my heart?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC