- Для философии я, признаться, туповат, - пожал плечами друид, - Это скорее безудержное словоблудие, которое загоняет меня и окружающих в депрессию, - честно сказал Оаклиф, - и это лишь доказывает ваши слова о том, что слишком много размышлений, наложенные друг на друга, могут изрядно всё испортить,- уж как могут испортить лишние мысли и слова жизнь, Альфред знал. Он был просто непревзойденным чемпионом в этом. Бармен никак не отреагировал на то, что англичанин откровенно пялился на него некоторое время. Ну и славно. Было бы очень неловко, если бы он воспринял это как грубость или дурацкий флирт. Начинать вечер, изначально рисовавшийся в голове Альфи взрывоопасно неловким, с чуть более легких конфузов не хотелось. Почему путь к семейному счастью для Оаклифа пролегал через такое минное поле агрессивного пятнистого окраса? Карма. Не иначе.
Отдай свой голос за Сомнию!
Игровое время: Май-Июнь

Добро пожаловать, в свой самый страшный кошмар!
Ты готов пройти все круги ада, чтобы побороть свой страх? Мы ждем тебя и надеемся, что ты все же не испугаешься Ужасных Докторов, которые способны пробраться в самые тайные места твоей души, и достать от туда то, чего ты боишься на самом деле. Готов проверить? Тогда регистрируйся!

Teen Wolf: SOMNIA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » CRYSTAL BALL » [04.04.2014] Someone who cares


[04.04.2014] Someone who cares

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Someone who cares
/ Тот, кто видел бардак в твоей комнате, автоматически
переходит на следующий уровень дружбы. /

- - - - - - - - - - - - - -
https://d.radikal.ru/d20/1810/f1/68b3c8b00f0e.gif https://d.radikal.ru/d39/1810/1e/74dc90f86ba8.gif
- - - - - - - - - - - - - -
действующие лица: Isaac Lahey, Liam Dunbar

приватность эпизода — open

сюжет
Когда скучный пятничный вечер, в компании социальных сетей и музыки, внезапно превращается в междусобойчик с видеоиграми, вредной едой и странными разговорами между еще более странными оборотнями.

/ здравствуй, мама... плохие новости, Герой погибнет в начале повести (с) /
- - - - - - - - - - - - - -

• время •
вечер, облачно, +14

• место •
Дом Лиама

Отредактировано Liam Dunbar (30.10.2018 00:25:10)

+5

2

«Ты сделал домашнее задание? Ты убрал в комнате? Ты выкинул мусор? Ты убрал елку?»
И так каждый божий день. Айзек до сих пор не понимал, кому мешает его искусственная ель. Ну и что, что весна. Ну и что, что неуместно. Кого вообще волнует та самая уместность, когда Рождество вечно? На самом деле, он из вредности не убирал эту чертову ель в знак протеста на посягательства его личного пространства. Когда он подвязался на опекуна, то понятия не имел, что придется воевать за свою свободу. Какой-то посторонний человек заставлял чувствовать себя вечно обязанным. Нелегкий путь от вежливой скромности до отъ*битесьотменямистер до сей поры пройден не был. Не до конца. Потому что зачастую вместо скандала Айзеку приходилось наворачивать круги вокруг дома, пока ноги не станут заплетаться. А тогда уже не до гулянок. Его «надсмотрщик», по-другому не назовешь, направлял гормональные и эмоциональные всплески подопечного в спортивное русло.
Если и смываться, то по-тихому. Это открытие Лейхи сделал несколько месяцев назад. Следовало лишь пересечь черту, красовавшуюся в виде сетки рабица, а там ищи, свищи и поминай как звали.
Но сегодня все вышло из-под контроля. Так бывает, когда не даешь себе времени обдумать происходящее, неосознанно запихиваешь его подальше, старательно превращая в прошлое. Неосмысленное и непринятое головой и сердцем. Айзек отвлекался как мог, научившись выносить мусор, заправлять кровать, не пропускать тренировки по лакроссу, даже зависать в библиотеке. То ли для того, чтобы поменьше находиться в месте, которое ни в какую не хотелось называть домом, то ли чтобы не давать себе времени прокрастинировать. Одно неверное слово, и тонкая ниточка, соединяющая с реальностью рвется со звуком лопнувшего терпения.
Он прекрасно осознавал, что ответить за выбитое стекло в прихожей придется. Вряд ли он отделается походом в магазин или добровольно-принудительным волонтерством в какой-нибудь дурацкой организации по сбору зубных щеток. Только понимание будущей расплаты вызывало жгучую волну злости. На опекуна или на самого себя? Или так действовало полнолуние. Но все сваливать на приливы и отливы тоже глупое занятие. Голос разума заглушался необоснованной обидой, подгоняя вперед. Айзек держался в тени, слыша лай собак и хлопанье дверцами автомобилей. Его потряхивало то ли от невроза, то ли от гнева. Он снова бежал и ненавидел себя за это, чувствуя как кислород жжет глотку и легкие, а улица превращается в месиво из красок в серо-черной гамме, а затем уступая ночному зрению. Тысячи запахов смешивались, зазывая его на барбекю в соседний дворик, в гости к красотке, явно собиравшейся повеселиться.
Лейхи помчался дальше, чувствуя, как температура тела резко подскочила, хотя из дома он кубарем выкатился в одной футболке и спортивных штанах. Утробное рычание вырывалось на выдохе, горячим паром вырываясь изо рта. Он забрался на крышу какого-склада, пробежавшись до самого края и оценив расстояние до ближайшего дома, разбежался, отталкиваясь от затвердевшей битумной мастики. Посыпавшаяся черепица и не самое приятное приземление на живот не остановили его, хотя это было чревато обнаружением. Айзеку показалось забавной идеей устроить себе прогулку по крышам. Адреналин играл в крови, вся одежда уже была порвана так, что вернись сейчас он домой, то его чего доброго упекли бы в травмпункт и вынесли бы вердикт нападения бродячих собак.
Когти издали противный скрежет, проехавшись по металло-черепице, выдав искры и на мгновение осветив янтарного цвета глаза. Лейхи клацнул зубами, намереваясь еще станцевать стриптиз вокруг вентиляционной шахты, уходящей вверх. Насчет стриптиза он, конечно, не думал всерьез, но его штаны решили самостоятельно воплотить планы в жизнь, лопнув в районе эластичной резинки и счастливо покинув хозяина-идиота как раз в самый ответственный момент. Штанишки сиротливо повисли, зацепившись за планку в районе слухового окна и развеваясь как флаг на фоне почти погасшего неба. Обнаружить пропажу вежливо помог долгожданный блаженный ветерок. Айзек стопорнулся, растерянно оглядевшись перед собой, стоя на самом краю и чудом не соскользнув вниз, еле удержал равновесие. Выругался про себя, понимая, что в доме явно не спят, и чтобы вернуть свое родненькое, придется попотеть. Например, не упасть для начала.

Отредактировано Isaac Lahey (31.10.2018 20:43:16)

+6

3

Лиам переключил музыку на смартфоне, поправил наушники и продолжил лениво перелистывать ленту Инстаграма. Чем, впрочем, занимался уже битый час: просто валялся на своей кровати и  тупо гулял по просторам всемирной паутины. Казалось бы - пятница, вечер, надо бежать на улицу и не возвращаться до самого утра. Даже его родители решили провести все выходные на свежем воздухе и укатили в пригород, к друзьям, помахав ручками в окно машины. Лишь попросили вести себя хорошо, есть овощи, не возвращаться домой за полночь и не творить всякие бесчинства, пока их не будет. Конечно же, Лиам пообещал им все, как и любой другой подросток, которого родители оставляют дома одного на два дня. Но, как любой другой подросток, он не сорвался развлекаться на ночь глядя.
Кажется, с ним было что-то не так. Вроде, парень общительный и даже симпатичный, с друзьями и знакомыми, а пойти в пятницу вечером некуда и не с кем. Докатился, Данбар, молодец.  Скоро будешь с соседской старушкой на скамейке сидеть и обзывать всех, мимо идущих, наркоманами. Она, например, называет Лиама наркоманом стабильно пару раз в неделю. В целом, это и не мудрено. Когда, будучи старушенцией с синдромами зарождающегося маразма, встречаешь в шесть утра соседского пацана, бредущего со стороны леса, то и не так его назовешь. Особенно, если пацан полуголый, грязный и выглядит так, будто всю ночь валялся по кустам и канавам (что, на самом деле, почти чистая правда). Последний раз он слышал, как она ворчала за забором, что Данбар, поганец проклятый, топчет ей газон и курит ее георгины. Ну, что за чушь, право слово! Ноги Лиама никогда не было на ее паршивом газоне. Ну, если только в полнолуние, но тогда он себя не контролирует и это не считается. А ее георгины он, тем более, не трогал. На кой они ему? Уж лучше аконитом обкуриться, хотя бы торкнет, если не помрешь.
Один раз, правда, Лиам упал с забора прямо в клумбу с этими цветами, и помял пару-тройку кустов.  Но у этой бабки георгинов столько, что все кладбище в городе завалить можно, так что не обеднеет. Да и опять же -  это было в полнолуние, а, значит, по умолчанию не считается.

Оборотень проводит рукой по голове, ероша и без того торчащие волосы, и думает, что надо бы сходить, поесть.  Но тут же откидывает эту мысль, как ненужную. Чтобы сходить на кухню и поесть, надо что-то приготовить, а готовить лень. Хотя готовит он неплохо, надо признать. Спасибо родительнице и бывшей девушке, что научили. А ведь еще полгода назад кулинарные способности Лиама заканчивались там, где начиналось включение плиты и духовки. И вызов пожарных на дом, да.
Конкретно сейчас Лиам морально не готов проводить время у плиты, поэтому  с чистой совестью открывает приложение доставки,  добавляя в корзину две пиццы и большую бутылку кока-колы. Нормальный ужин нормального подростка. Да еще и овощи есть. Шампиньоны это же овощи, да? Данбар уже готовится сделать заказ, как вдруг, сквозь очередную песню Металлики, слышит это: посторонний  непонятный звук откуда-то сверху. Он поднимает глаза к потолку, вытаскивая один из наушников, и прислушивается, чтобы понять, показалось ему или нет.
«Не показалось» - мрачно заключает Лиам, когда над головой раздается противный скрежет, а чье-то чужое сердце бьется так, будто его обладатель только что пробежал нехилую дистанцию.
Он откидывает телефон и подрывается с постели, уверенно шагая в сторону лестницы, ведущий  на чердак. Оттуда видно часть крыши, да и проще на нее вылезти, если понадобится. Парень буквально вбегает вверх и бросается к слуховому окну.
«Пожалуйста, пусть это будет гигантский голубь или отожравшаяся чайка с городской свалки»
На окне что-то висит, развиваясь по ветру. Он щурится, одним движением распахивает створки, хватает неведомую дрянь и замирает. Штаны. Это чьи-то спортивные штаны. Лиам глупо моргает, рассматривая вещь в своих руках. К нему пытается забраться извращенец? Маньяк? Долбанутый поклонник? Что это, вашу мать?
С крыши раздается еще один звук и Данбар надрывно рычит,  выпуская когти и буквально разрывая штаны в клочья. Отшвырнув их в сторону, он уверенно лезет  в окно.  Ну, сейчас он этого Карлсона, решившего погулять по чужим крышам, научит ходить ногами по тротуару.
Узкий карниз под ним опасно трещит, но Лиаму откровенно по фиг: даже если он упадет, то все равно не убьется. Он выбирается на крышу и тут же натыкается взглядом на высокий человеческий силуэт, балансирующий на самом краю, как балерина.
Силуэт балансирует  без штанов, что вполне ожидаемо,  и сверкает такими же золотыми глазами, как и у Лиама.
- Лейхи? -  недоуменно спрашивает Лиам, узнавая в нарушителе своего спокойствия старого друга Скотта и игрока их команды по лакроссу, - Какого хрена ты делаешь? Что случ...
Данбар затыкается, краем глаза замечая, как шевелиться шторка в доме злобной бабульки. Он знает, что она подсматривает, возможно, даже в бинокль. Она видела, как уезжали его родители, и он оставался один, а теперь на дворе вечер и у них на крыше мужик без штанов.
Лиам стонет в голос. При-и-ехали. Теперь его еще и проституткой будут называть. Какая прелесть.
- А ну-ка быстро в дом, козлина, - рычит оборотень, хватая Айзека за край футболки и дергая за собой.

Отредактировано Liam Dunbar (07.11.2018 13:39:35)

+6

4

Айзек мысленно попрощался с атрибутом своего скудного гардероба, когда в стороны полетели лоскутки, осыпаясь куда-то вниз и прибавляя работы местному дворнику. Это ж кто такой нервный, что сразу за когти без суда и следствия? Он уже раздумывал, а не лучше ли переместиться на другую крышу, раз уж до дома придется добираться без штанов, как встретился взглядом с золотистыми глазами.
Ну я, я…. — пробормотал, потупившись и уже раскаявшись за свою настырность и неуклюжесть, — Да гулял я, — прямо констатировал очевидное-невероятное, хотя что можно подумать, увидев парня, лазающего по крышам? Либо извращенец, либо домушник. И он даже не знал, какой из вариантов хуже. Они редко сталкивались с Лиамом в школе, практически не общались на тренировках, держась какой-то дистанции на уровне далеких знакомых. Хотя Лейхи никогда не задумывался почему. Вроде в одной стае. Хотя это и не значило, что все обязаны стать закадычными друзьями и собутыльниками. Но он считал Лиама хорошим парнем. Чем-то похожим на Скотта в своих жизненных принципах и чувством справедливости.
От приглашений в гости, сказанных таким тоном и хватом, не отказывались. А если и отказывались, то вряд ли кто-то считался с их мнением. Может, Айзек и имел что-то против прозвища, коим его окрестил Лиам, но вот вероятность превращения еще и футболки в сомнительный дизайнерский шедевр, заткнула его. Он еще никогда так в гости не ходил. По ночам, в окно и без штанов. Как скучно он жил. Нечего детям будет рассказать.
Вкатившись кубарем в чужую комнату, Лейхи заморгал с непривычки от яркого света и мотнул головой в попытке прогнать скачущих перед глазами «зайчиков».
Извини, я не знал, что ты тут живешь. Я не специально. Думал, все спят уже, не заметят, — теперь из чувства вины звериная сущность уползала в темный уголок сознания, отрезвленная появлением себе подобного и затихающая. Айзек с интересом осматривался по сторонам, поднимаясь с пола, куда приземлилась его бесформенная тушка после экстравагантного приглашения. Приставка, книги, плазма. Эдакая маленькая империя зла, отвечавшая всем требованиям их времени. Надежда, что в комнату не вломятся родители Дандбара тлела угольком, а то весьма неловко получится в таком дурацком виде. Стеснение, может, у него и напрочь отсутствовало, но одеться бы не отказался.
Слушай, а чем тебе штаны-то мои не угодили? — на полном серьезе спросил, понимая, что растяжение футболки до формата мини-платья вряд ли хорошая идея. Он уже думал, что следовало бы добраться до дома по темноте. Свидетелей меньше, а то ведь в одном углу в трусах пробежишь, в другом скажут, что ты мальчик по вызову или просто нудист с дубиной наперевес и венком из детских резиночек для волос. Айзек не был готов объясняться перед правоохранительными органами в своей непричастности.
Глаза искали, что можно утянуть и не стоять посреди комнаты почти голышом, чтобы никого не смущать и не ставить в неловкое положение. Лезть без спроса в шкаф — такое себе понятие о манерах. Зато стащить с кровати плед, при этом аккуратно переместив содержимое на одеяло, показалось хорошей, а главное теплой и пушистой идеей. Айзек накинул плед себе на плечи и замотался, придерживая рукой.
Ты не против? — будто бы обратно на место вернул в случае отказа. Лейхи задержался у полки с книгами, читая названия, но не трогая. В ухо за плед еще не прилетело. Глаза заприметили выключенный ноутбук и висевшие наушники. Он не знал, чем любил заниматься Лиам на выходных. Вдруг нарушил какие-то его планы своим полночным идиотизмом? Айзек вдруг замер и посмотрел на Лиама, будто вот только что познал дзен и все тайны вселенной разом.
И почему ты меня просто не столкнул? — Гениальный вопрос!

+7

5

- Гулял? По крышам? – сердито переспрашивает Лиам,  с недоверием смотря на Айзека снизу вверх, и это его та-а-ак раздражает. Потому что, ну, какого хрена все вокруг такие высокие!  Что Лейхи, что Дерек, что тот же Крамер, да даже его отчим. Что они едят? Морковку? Растишку? Какие-то химикаты? Что едят все эти двухметровые люди, чтобы так вымахать? Лиам тоже хочет это сожрать! Он, блин, не вырос ни  на сантиметр со средней школы.
Нет, Данбар, конечно,  много всякого вытворяет, особенно в ночь полнолуния: убегает в лес, бегает там полуголым, а то и голым, лазает везде, как бешеная обезьяна, и попадает в  неприятности. Но до прогулок по крышам без штанов, по ночам, он еще не дошел. Хотя, судя по Азейку, ему осталось всего ничего. Возможно, в какой-то момент, и он обнаружит себя голым на крыше дома кого-нибудь из студентов его школы. И хорошо, если это будет кто-то знакомый.
- Ага, не заметят. Ты так громыхал, словно ты слон, а не оборотень, – мрачно бурчит Лиам, расхаживая по комнате туда-сюда и заламывая руки, -  Соседи тебя уже спалили, спасибо. Хорошо, что родителей нет дома. Не знаю, как бы я им это все объяснял. Впрочем, ладно, проехали. 
Родители до сих пор не знали, что их любимый несносный сын - оборотень. Лиам не собирался рассказывать им это ни при каких обстоятельствах. Не добровольно, во всяком случае. Он не представлял, как они оба воспримут подобную информацию. Отец-то еще ладно, он в больнице Бейкон Хиллс такого насмотрелся, что, возможно, и не особо удивится. А вот матери лучше  не знать, целее будет. И Лиам тоже целее будет, кстати.
Данбар несколько раз глубоко вздыхает, приводя  в норму свои разбушевавшиеся эмоции, и окидывает взглядом Лейхи. Надо найти ему какие-нибудь вещи, что ли, а то так и будет по дому в трусах шастать. Начинающий сверхъестественный эксбиционист. И чему только Скотт его учил в свое время?
- Я их со злости порвал, извини. Просто... твои штаны, они висели на раме, как чертов флаг. Я решил, что в дом забрался маньяк или извращенец. Что я, по-твоему, должен был думать, слыша чужака на крыше и видя чьи-то штаны на окне? - оборотень подошел к большому шкафу, сдвинул дверцу в сторону и тут же получил по макушке картонной коробкой. За ней, из его личной Нарнии, вывалилась куртка, форма для лакросса, разноцветные носки, пижама-кигуруми волка и что-то еще – Лиам не успевал считать. 
Ну, что за херня! Он просто хотел найти штаны для Айзека. Он не хотел ловить выпадающие из шкафа шмотки, которые так и грозились похоронить Лиама под собой. Кое-как запихнув все обратно, Данбар быстро задвинул дверцу на место и выдохнул, неловко оборачиваясь к Лейхи. Тот уже успел стащить его плед и теперь кутался в него, решив, видимо, что стоять без портков, как минимум, не прилично. На его вопрос оборотень лишь отмахнулся – прикрылся и отлично, и открыл соседнее отделение, принимаясь копаться в своих вещах.
Определенно, все вещи Данбара будут Айзеку короткие. Очень короткие.  Но выбора у него нет, Лиам ему его просто не оставит. В ближайшие пару часов Лейхи отсюда не выйдет: если чокнутая старушка спалит его еще раз, а она все еще торчит у окна – Лиам мог в этом поклясться, то родителям точно настучат про мужика без штанов на их крыше. Его мама придет в ужас от того, что он снова творит фигню. Ведь откуда ей знать, что почти всю фигню, какую мог, он уже сотворил.
- На самом деле, я собирался тебя столкнуть, а так же вытереть тобой тротуар у дома. Но потом я тебя узнал, а эта бабка вновь подглядывала в окно, она всегда на меня жалуется, и вот ты здесь. Добро пожаловать в дом семьи Гейер, - протараторил Лиам, кидая Айзеку черные спортивные штаны. Плевать на разницу в росте, ибо весь вечер обозревать его трусы и голые волосатые ноги Лиам не горел желанием. Он не Мейсон. Но Мейсон был бы рад сейчас здесь оказаться.

Лиам  находит на своей кровати смартфон, открывает приложение, смотрит на свой, так и не оформленный, заказ, думает пару секунд и добавляет  к нему еще одну колу, бургеры, картошку и сладости. Они же оборотни, они же не заработают приступ гастрита, даже если несколько килограмм этого всего съедят.
- Тебе придется у меня немного потусить, - заявляет Лиам и, хихикнув, добавляет, - Надеюсь, ты ешь пиццу и пьешь колу, извращенец.

Отредактировано Liam Dunbar (14.11.2018 21:56:23)

+7

6

Да, для того, чтобы выставить себя местным Карлсоном, ему явно не хватало пропеллера между…кхм. И пивного животика, из-за которого пришлось бы попрощаться с лакроссом, жизнью и созерцанием собственных ног. Он даже не знал, какой из перечисленного решающий пунктик. Потому мог лишь пожимать плечами. Подумаешь, еще не научился ползать по черепице, чтобы одновременно педикюр с маникюром не устраивать с фейерверком из искр. Есть, к чему стремиться.
А вот версия с маньяком его больше прежнего развеселила. Извращенец, крадущийся в ночи, одновременно стягивая с себя одежду. Как квест. Выложи дорогу к жертве собственными вещами и найди Элли, порвущую твои штанишки на британский флаг от радости.
Вряд ли маньяки раздеваются, когда намереваются влезть в окно. Хотя, в этом есть смысл. Меньше времени займет преступление, — медленно проговорил, переваривая мысль и пытаясь найти логику. А вот терять штаны это хреново прям. Он смотрел, как на Лиама вываливаются вещи из шкафа и думал, что в чем-то они похожи. Например, в поисках одежды. Это ни фига не смешно, потому что скоро у Айзека разовьется настоящая паранойя, что при закрытой дверцей вещи начинают жить своей темной жизнью, бухая с молью на пару, пока никто не видит. Иначе объяснить почему в  предполагаемом входе в Нарнию царит вечный бардак никак нельзя.
Поймав штаны, Лейхи развернул их из позиции эмбриона или ролла и принялся одевать. Ему было плевать, и за бриджи сойдут, лишь бы не в облипочку, а то местные представители нетрадиционной ориентации обязательно втянут его в какое-то дерьмо. А может и наоборот. Но проверять он пока не горел желанием.
Мне уже у вас нравится. Спасибо, — волчонок улыбнулся благодарно, подходя и выглядывая в окно через занавеску, — Да ладно, у тебя в соседях вечно неспящая старушка, которая чуть свет, так на остановку прется потому что у нее льготы?
На слова о еде предательски заурчал желудок. Не то, чтобы он проголодался, но раз такое дело. Кто вообще отказывается от еды? Дают — бери.
Я еще и у соседа отбирать успеваю, — закивал, красноречиво смотря и отходя подальше от окна, предусмотрительно задернув занавеску. Кто знает, вдруг старушка захочет забраться на крышу и посмотреть, чем это там занимаются ночью двое подростков. Например, меряют одежду друг друга.
А у Лейхи ведь никогда не было всех этих прибамбасов, которыми увлекались школьники. Никаких приставок, кроме старенькой сеги, купленной мамой в детстве и теперь затерявшейся в куче хлама в гараже. Ноутбуков и плазмы. Не таких размеров и не явно не последнего года выпуска. Айзек уселся на кресло для работы за компьютером и откинул голову на спинку, крутанувшись на месте.
Скотт никогда не рассказывал, как тебя обратили. Или это я не спрашивал, потому что посчитал нетактичным. Или не было подходящего момента, — он резко затормозил, останавливая мини-аттракцион домашнего производства напротив Лиама, — Ты ведь в курсе, что ты первый, кого он обратил?
Зная МакКола, можно не сомневаться, насколько тот ответственно подошел к делу. Словом «проблема» это назвать было нельзя. Айзек никогда не считал укус подарком. Скорее, решением в чьей-либо жизни. Или же промежуточным результатом наложения обстоятельств. Наступали моменты, когда он сомневался в том, что делает. Но часто ловил себя на мысли, что готов терпеть гребаный холодильни в подвале, только чтобы увидеть маму и брата.
Вот так оставишь альфу на годик без присмотра и все. Начинает твориться неведомая херня. Нагвали, берсерки, а друидов сколько развелось? Или их число увеличивается пропорционально в соответствии с творящейся здесь чертовщиной? Нет, они меня не напрягают, но раньше я знал только двоих. Что мне еще не успели рассказать, чтобы я не ушел в запой окончательно?

Отредактировано Isaac Lahey (14.11.2018 21:17:28)

+6

7

Лиам, быстро проходится по своей комнате, собирает несколько жестяных банок из-под газировки, книжки, учебники, какие-то фотографии. Что-то по пути выкидывает в урну, что-то заталкивает в шкаф, и в его спальне становится заметно чище. Не то, чтобы он разводил у себя перманентный срач, но некоторый беспорядок все равно присутствовал. Он же подросток, в конце концов. Для него было в порядке вещей вваливаться в комнату, бросать рюкзак у двери, на ходу срывать с себя футболку и, закидывая ее  в дальний угол, падать на кровать. И еще минут десять просто смотреть в потолок. Ну, а что? У него красивый потолок, белый, ровный, смотри и смотри.
- У меня в соседях вечно не спящая старушка с биноклем и маразмом, которая постоянно подглядывает за мной. Она считает меня наркоманом, а так же тем монстром, что топчет ей цветы и газоны, - Лиам весело улыбается, хотя, что веселого в том, что тебя считают наркошей, не понятно. Но не спорить же по этому поводу со старой бабкой и не доказывать ей, что ты ничего не принимаешь и не колешься.  Да и разве Данбар виноват, что эта старая карга не спит в шесть утра? Вот он с удовольствием спит в шесть утра, когда не возвращается из леса, конечно же.
- Чем займемся, пока везут еду?
Лиам обводит руками комнату: фильмы, приставка, книги, комиксы, интернет - выбирай, что хочешь, маньяк. Ему самому по боку, как убивать время, но он ничего не знает про Айзека, кроме имени-фамилии, дружбы со Скоттом и игры в лакросс. Ну, и о его полуголых ночных прогулках по крышам. Может, тот не любит игровые приставки или не умеет читать.
Оборотень на мгновение замирает, когда Лейхи спрашивает про его обращение, а потом усаживается на кровать, напротив Айзека. Его редко об этом спрашивали, так как кому надо – те и так знали, а остальным было глубоко все равно, как он стал оборотнем. Лейхи не был ему другом, но они члены одной стаи, а  случайное обращение Лиама все-таки не тайна за семью печатями.
- Да, я в курсе, что я пока его единственный бета, - Лиам пошкрябал свою щеку указательным пальцем. Он не был силен в логичном повествовании, но попытался  объяснять как можно более понятнее, - Скот укусил меня не специально, а чтобы спасти мне жизнь. Я должен был умереть, сорвавшись с крыши больницы, на которую меня затащил вендиго. В больнице я оказался, потому что сломал  ногу во время тренировки. А вендиго там оказался, потому что всю его семью убили, так как она была в списке смертников, состоящем из сверхъестественных существ. Он единственный смог убежать и добраться до больницы, но там, позже, ему захотелось есть. Вендиго, в итоге, на этой крыше и грохнули. Не Скотт, нет, а один из убийц, следовавших по списку смертников, - оборотень на пару секунд останавливает свою речь, чтобы перевести дыхание и вновь продолжает, - В том списке смертников были все сверхъестественные существа Бейкон Хиллс, и за каждого некто под псевдонимом Благодетель платил весьма неплохие деньги.  В итоге, выяснилось, что Благодетелем была сумасшедшая банши из дома Айкена, которой помогал еще более сумасшедший санитар. А толкнул ее на составление этого списка Питер Хейл, неосознанно, когда еще в коме находился, но все же и некоторая его вина  в этом есть.
Иногда Данбар задумывался: а какой бы была его жизнь, если бы он тогда не оказался в больнице со сломанной ногой, если бы не стал тем, кем является сейчас?  Лучше или хуже? Но ответа на этот вопрос не находил, во всяком случае такого, какой бы мог его удовлетворить. Он не жалел, что стал оборотнем, хотя изначально и не хотел этого, не верил в это. Да он когда-то вообще не знал, что оборотни существуют! После того, как ему диагностировали расстройство прерывистой вспыльчивости, он желал, чтобы в новой школе и с новыми людьми все изменилось. И все действительно изменилось, но совсем не так, как он мечтал. Желания не всегда сбываются именно так, как хочется человеку.
- Оборотни не могут напиться, - на автомате заметил Лиам и хохотнул, закатывая глаза. Речь Айзека про запой его повеселила, вытаскивая из своих удручающих мыслей, - О, что тут только не было. Не город, а свалка всех сверхъестественных сил. Ужасные доктора, Жеводанский зверь, который оказался моим лучшим другом, толпа страшных химер под предводительством одного самого... я бы сказал страшного, но это будет адским враньем. Он, кстати, играет с нами в одной команде – просто для сведения, чтобы ты не особо ушами на поле хлопал. А помощник шерифа вообще Цербер!
Данбар бы продолжал разглагольствовать и дальше, но раздался дверной звонок и пришлось поднимать свою задницу, чтобы открыть. За дверью, конечно же, оказался курьер с коробками заказанной еды, ибо никого другого Лиам сегодня не ждал. Он даже Айзека не ждал, но тот ходит по гостям без приглашения. И без штанов, да.
- Будь другом, смахни все со стола, - просит Лиам, возвращаясь в комнату и указывая на заваленный книгами журнальный столик.

+5

8

Это было очень похоже на Скотта. Действительно, лучше живой оборотень, чем мертвый человек. А если человек хороший — в чем Лейхи не сомневался из-за доверия к их альфе — то вдвойне выгодная сделка со смертью. Особенно, когда ты в списке смертников, когда знаешь, что либо умрешь, либо станешь параноиком и загремишь в психушку, где тебя, вероятнее всего, и уложат в гроб в скором времени. Переваривая тонны свалившейся информации, Айзек поблагодарил того чувака, что присматривает за ними с небес. А может, этих чуваков много и у них своя секта с играми в твистер или покер. Единственная радость, которая представлялась ему наиболее ценной, это что почти все остались живы и относительно здоровы. Население Бейкон Хиллс уменьшалось с какой-то пугающей скоростью, судя по рассказу Данбара. На одно существо можно было смело накидывать от одного до пары десятков человек.
Не могут, но я пытался. И знаешь, если попросить друида или шарящего травника намешать болтушку, то все может быть. Правда, от этого последствия не очень. Люди расплачиваются головной болью и обезвоживанием. А мы….способностью к регенерации и скоростью реакций. Думаю, за счет этого и происходит воздействие на организм. У каждой вещи есть цена, которую приходится платить. И не всегда оно того стоит. А ведь, сумей мы напиваться, то дни пьянки превращались бы в стихийные разрушения, зато в психикой было бы меньше проблем. Наверное. Это просто мой возмущенный протест по невозможности вести себя неприлично и потом сваливать на алкоголь.
Лейхи с интересом взглянул на волчонка, заметив это проскользнувшее замечание по поводу химер. Или конкретной химеры.
Смахнуть на пол книги — святотатство из святотатств, даже будь они учебниками. Айзек быстро собрал не очень опрятную и грозящую свалиться башню, накренившуюся точно как Пизанская, и поставил ее под подоконник. Запахи, исходившие из коробок, наполняли рот слюной. Дома в холодильнике его вряд ли ждало что-то вкуснее маленьких вредных убийц Элвиса, что буквально вопили съесть их. Чуть из коробок не выпрыгивали. Сегодня можно было считать себя мажором, хоть и напросившимся в гости.
То есть, ты предлагаешь мне быть начеку и ждать подлянки от той химеры, за которой пристально следишь исключительно потому, что он смертельно опасен и чрезвычайно горяч? — хохотнул весело, закидывая в рот картошку фри. Несмотря на то, что вокруг наблюдалось полно мест, куда можно умостить задницу, Лейхи сполз на пол, усевшись по-турецки и облокотившись спиной о кровать.
Но…зачем понадобился этот список смертников? Чем Питера не устраивали ему подобные? — он, наверное, многое пропустил.
Жизнь в БХ била ключом, особенно, после ногицунэ, особенно после….
Айзек сосредоточился на принесенном богатстве. Праздник желудка, фестиваль вредной пищи, день зарождения гастрита и ярмарка канцерогенов начиналась в приятной компании. Это куда лучше самокопаний и воспоминаний. Самое главное и актуальное, как никогда, присутствовало здесь и сейчас. Бета, с которым можно поболтать и нагнать упущенное, и еда. Идеальное сочетание, можно начинать самому себе завидовать.
Что за доктора такие? И Жеводанский зверь? Я, кажется, как-то читал о нем. Становясь оборотнем, начинаешь серьезнее относиться к фольклору. Зарубежному в том числе. Это же что-то вроде оборотня, да? С любовью к свежеванию человечинки. — Со стороны могло показаться, будто они друг другу любимые фильмы с сериалами рассказывают. Когда мифы и легенды оживают на глазах, сознанию требуется время, дабы устаканить происходящее в голове. Взвесить или забить на адекватность и воспринимать все за чистую монету. Притвориться ребенком, заново познающим мир, а иначе смирительная рубашка и Иисусы с Наполеонами в друзьях-соседях. Признаться, Айзека еще можно было чем-то удивить. Хотя бы наплывом такой разнообразной фауны сверхъестественного происхождения. Тут скоро и обычных людей не останется, и начнется то ли резня в борьбе за территорию, то ли охотники решат кинуть ядерную бомбу на городок, чтобы одним выстрелом всех зайцев.
Ты никогда не задумывался, что этот городок не только притягивает сюда существ, но и пробуждает в людях их спящую внутри сущность?

Отредактировано Isaac Lahey (23.11.2018 21:18:28)

+4

9

- Кстати, я же забыл упомянуть: после того, как Скотт меня укусил, он меня еще и похитил - связал скотчем и утащил к себе домой, куда потом позвал Стайлза, - как ни в чем не бывало рассказывает Лиам, пока Лейхи перекладывает книги со столика, - Но эти двое просто отстой в похищениях, я от них сбежал. А потом они заманили меня  в загородный дом Лидии, откуда  я тоже сбежал в лес.
Оборотень ставит коробки с едой на столик, внимательно слушая Айзека. Как-то он раздумывал над тем, что, если смешать алкоголь и какие-нибудь травы, тот же аконит, например, то вполне можно напиться. Главное, не переборщить с дозой, а то так и на городское кладбище отъедешь раньше положенного срока. Впрочем, кто там знает, какой срок ему положен? Он – оборотень, и если учесть все то дерьмо, что творится в Бейкон Хиллс, то помереть он рисковал намного раньше, вероятно, даже не дожив до двадцати лет. Печаль, но что поделаешь, все равно пока не уехать. Ему еще школу заканчивать, ибо без корочки о среднем образовании сейчас никуда. Конечно, можно было перевестись в другую школу, но ближайшая – Девенфорд, откуда Лиама уже один раз выгнали. Вряд ли они захотят взять назад неуравновешенного ученика, который разнес машину их обожаемого тренера по лакроссу. А все остальные школы намного дальше, и тратить по несколько часов на дорогу, туда и обратно, как-то не хочется.
Данбар открывает коробку с пиццей и сразу же хватает оттуда кусок. Со всем этим прокрастинированием на кровати и штанами, весящими на его окошке, он и не заметил, как сильно проголодался.  Он успевает лишь прожевать еду, но никак не проглотить ее, ибо давится, заходясь в кашле.
- Что? – переспрашивает оборотень, когда приступ кашля проходит, - Нет-нет, я не говорил, что он горячий! Нет, он горячий, конечно, наверно, но я этого не говорил. Ну, тогда не говорил, а сейчас сказал, но это не важно. Черт, Айзек! Я просто сказал тебе быть осторожным – вот и будь осторожным. И я за ним не присматриваю! Точнее, присматриваю, но я присматриваю за всеми сверхъестественными существами в школе, потому что кто-то же должен.
Лиам запихивает в себя пиццу. Что там Лейхи себе уже напридумывал? Только запутал его. Да, он присматривает за всем оборотнями в школе. Почти у  всех членов стаи выпускной класс, им некогда бдить, даже Скотту. Поэтому Данбар решил, что совсем немного наблюдения не помешает. Конечно, если что-то случиться, это вряд ли поможет, но он, хотя бы, среагирует быстрее. Наверно. Ну, он так думал. Разговор вновь возвращается к списку смертников и Лиам этому неимоверно рад.
- Питер шесть лет лежал в коме, после пожара. Это, видимо, основательно подвинуло ему кукушечку, - Лиам потянулся к бутылке кока-колы, но тут же убрал руку, - Я сейчас.
Он поднялся с кровати и зашагал на кухню, продолжая рассказывать Айзеку о событиях, которые произошли, пока тот отдыхал в своем Париже, лопал круассаны и кадрил француженок. Лейхи – оборотень, поэтому услышит его и с первого этаж, если захочет.
- Эта банши, Мередит, лежала с ним в одной палате и слышала все его мысли. Она и так-то была не совсем нормальной, а тут еще и Питер на соседней койке.  В общем,  крыша у нее протекла окончательно и она осуществила все то, что он задумывал, пока валялся в коме. Но убийцам же надо платить, поэтому, она, с помощью санитара,  обокрала хранилище Хейлов.
Лиам двигает табуретку к кухонному гарнитуру, запрыгивает на нее и достает высокие стаканы их верхнего шкафа.  Он придирчиво рассматривает их, протирает салфеткой и тащиться назад, в свою спальню. Если уж есть фасфуд, то запивая его еще более вредной газировкой.  Да и вообще: пицца без колы – деньги на ветер.
- Зато теперь я точно могу сказать, что знаю себе цену. Буквально, знаю. Восемнадцать миллионов,  - смеется Лиам, падая рядом с Айзеком, на пол и протягивает ему стакан, - Скотт стоил двадцать пять, Лидия – двадцать, Дерек - пятнадцать.
Да уж, если бы у всех этих наемников и случайных убийц получилось выполнить задуманное, то они здорово бы обогатились на смертях сверхъестественных существ. Восемнадцать миллионов, с ума сойти можно!
- Ужасные Доктора - поехавшие ученые, которые похищали подростков, ковырялись в их ДНК и делали и них химер со сверхъестественными способностями. Но дело в том, что эти подростки изначально уже были генетическими химерами и имели по два набора ДНК, - бормочет Лиам, медленно потягивая холодную колу, - Слушай, я не силен в таких вещах, честно. Спроси у Ре… у препода по биологии, он тебе лучше расскажет, кто такие генетические химеры.
Лиам внутренне содрогнулся, закусывая нижнюю губу. Спроси у Рейкена, ага. Айзек так сформулирует свои мысли в вопросы и так их задаст, что обоих потом придется от земли отскребать.
- Я не могу назвать Жеводанского Зверя оборотнем в том ключе, под которым мы понимает понятие «оборотень». С 1764 по 1767 он жрал людей в провинции Жеводан, во Франции. На деле же он был французским солдатом, который стал зверем напившись воды из отпечатка лапы волка. В итоге, его убила родная сестра, копьем, сделанным из аконита и рябины. Доктора пытались сделать модифицированную версию Зверя и вернуть его через моего друга, Мейсона. Он тоже генетическая химера, - Данбар запрокидывает голову, упираясь затылком в кровать, и смотрит в потолок. Ему не очень-то и хотелось вспоминать все это дерьмо, но Лейхи, наверно, имел право знать. Все-таки, он тоже член стаи Скотта.
- У меня расстройство прерывистой вспыльчивости, Айзек, я стараюсь так глубоко не думать.

Отредактировано Liam Dunbar (27.11.2018 13:21:29)

+4

10

Не хило Питера перекрыло. Или Мередит. Такие суммы за президентов платят, но никак не за подростков, имеющих влияние только на свои оценки в школе и пытающихся спасать людей, — его пребывание во Франции можно смело называть каникулами. Год самостоятельной жизни, прерывающиеся попытками что-то изменить при этом находясь либо в баре, либо жрущим землю от затяжной депрессии, чуть не закопавшей в эту самую землю.
Лейхи улыбнулся запинке, но комментировать не стал, спрятав свое подозрение за бургером, который на данный момент вызывал больше интереса. Жуя вредную гадость, Айзек смотрел на Лиама и прикидывал, каково ему вариться в этом дерьме, когда самое время для девочек и тусовок. Ну или для мальчиков и тусовок. Какая разница, с кем зависать и предаваться веселью на фоне шалящих гормонов и ветра в голове. А еще он слышал, что этот мальчуган умудрился надрать Скотту задницу, а это дорогого стоило. Тему психических расстройств, конечно, застрагивать не стоило. Нечего расстраивать и проверять на прочность это РПВ. Если уж оно давало такую фору Данбару в силе, то вряд ли это можно считать за слабость. Просто ко всему необходим свой подход. Но кто он такой, чтобы советовать, не зная, чем помочь.
Мне казалось, ты более-менее научился себя контролировать, — посмотрел на Лиама с некоторым сомнением, подробностей-то не знал. Спрашивать неловко. Айзек покрутил в руках бокал с колой, начиная думать, что жизнь без алкоголя вполне себе ничего, если под рукой газировка. Отраву не заменит, зато вкусно, аж в горле першит.
Видел когда-нибудь фильм «Американский оборотень в Париже?» — повернулся к нему, подперев щеку рукой и жуя свой начатый бургер, улыбнулся, — Я бы хотел сказать, что повторил историю наяву, успев найти приключений на задницу, но нет. По сравнению с Бейкон Хиллс, Париж это город помрачнее. Там, конечно, оборотни с нагвалями не скачут по паркам, но уличные драки с перестрелками щедро разбавляют размеренную дневную жизнь, когда топаешь на работу и думаешь, из-за какого угла сегодня мужик с пушкой прибежит. Первые пару месяцев я как-то не обращал внимания, воспринимая, как….да никак не воспринимая и не задумываясь особенно.
Парижский синдром, так называли развалины, остававшиеся на месте мечты попасть в Париж. Он слышал даже, что некоторые из-за такой ерунды попадали на прием к психологу. Ужасные вещи творили воздушные замки, построенные собственными руками и рухнувшие в одночасье. Айзек это прочувствовал на своей шкуре, каждый день выскабливая изнутри отголоски, которые не желали так просто сдаваться, маяча перед глазами то запахом родного дома, то книжной пылью, то тренировками по лакроссу. Не для одного Лиама они стали испытанием на прочность.
Представь, если бы у нас охотники бегали с оружием наперевес без суда и следствия. Хотя они и так у нас бегают, не особо оглядываясь, — вздохнул, похрустывая картошкой и вдруг бросая одну в Лиама, привлекая внимание или зарабатывая себе соус в глаз. Потому что не хрен тут чужой едой разбрасываться и мусорить.
Так почему ты здесь один, а не зависаешь с одноклассниками где-нибудь в заброшке или клубе? Придаешься разврату в домашней обстановке с приставкой наедине? У тебя есть кто-нибудь? Девушка или парень? — обычно такие вещи распространялись со скоростью света по школьным коридорам, но Лейхи мог запросто все прохлопать ушами, больше увлеченный какой-то ерундой или витающий в своем мире после прочитанных книг. Очень удобно, если надо сбежать на пару часов из реальности, подкидывающей еще больше трэша, чем в научной фантастике. Там хоть все живы остаются, а если сдохнут, так это вымышленные персонажи, а не живые люди, что учатся в соседней аудитории или махают с трибуны.

Отредактировано Isaac Lahey (02.12.2018 12:48:32)

+5

11

Лиам задумчиво пережевывает пиццу. Его контроль это дело такое, непостоянное и очень нестабильное. Сегодня он спокоен и умиротворен, как удав, а завтра может вспыхнуть, как спичка, от любого раздражающего слова, звука, воспоминания, человека и косого взгляда. Стилински когда-то назвал его бомбой замедленного действия и, собственно, оказался прав на все сто процентов.
- Вот именно, что более-менее, но этого мало. Для обычного оборотня хватило бы, а для оборотня с расстройством прерывистой вспыльчивости - мало, - бормочет Лиам, вздыхая, и хватая свою колу, - Я могу неделю дрейфовать в дзэне, если никто не раздражает и ничего плохого не случается, а потом наступает полнолуние и – бабах! И вот я уже избиваю стены, деревья, если не повезет – людей, бегаю голым и творю прочую фигню.
Хотелось добавить, что поэтому он  убегает вечером, перед полнолунием, в лес, чтобы никто его не видел, а он ни на ком не срывался, но Данбар лишь отводит взгляд и делает глоток газировки. Пока еще никто не спалил его в заповеднике. Ну, пара десятков оленей не в счет. Лиам даже за ними гонялся. Возможно, кого-то и догнал, он не помнил. Бывало, что он чуял на себе чужую кровь, но в той мешанине запахов, что оседала на нем к утру, распознать чья она – оленя или кролика – не было возможности. Не человека и ладно. Хотя зверушек жалко, да. Они не виноватые, что в их родной лес занесло неуравновешенного оборотня. 
- А еще говорят, что Париж это город любви, мечты и моды. В задницу ваш Париж.
На кой черт люди так хотят побывать во Франции? Вот так выйдешь, весь такой модный и в мечтах, из дома, а тебя со всей любовью подстрелят в подворотне. Романтика высшего уровня. Ну, просто помереть можно, в прямом смысле.
Лиам как-то рассматривал в гугле фотографии Парижа, но никаких восторгов не испытал. Ну, город и город. Ну, башня эта Эйфелева и башня. Да, она прикольно светится ночью, но днем – кусок серого металла, не более. Парижские катакомбы тоже уже не впечатляли, после всего того, что он видел в родном Бейкон Хиллс. Собор Парижской Богоматери? Так Данбар не верующий, ему что собор, что не собор – по барабану. А еще эти французы так странно разговаривают: то ли в нос говорят, то ли рот у них там чем-то забит. Лиаму так и хочется сказать: что у тебя во рту? Выплюнь, черт возьми. Или вылечи свой хронический насморк, если это не рот у тебя там занят,  а нос.

В лоб, неожиданно, прилетает картошка и парень удивленно смотрит на Айзека. Правда, удивляется недолго. Лиам мстительно сощуривается, хватает кольцо лука, что торчит из его бургера, и кидает в Лейхи. 
- Меня сейчас не только охотники волнуют, но и тот факт, что вокруг происходит какая-то чертовщина, а я не понимаю, что именно. Но что-то точно происходит, я это прямо всем своим существом чувствую, - Данбар следит за движениями оборотня, чтобы не пропустить очередной «снаряд» из еды, запущенный в его голову.
Он действительно не мог объяснить, что чувствует. Что-то. Иногда ему казалось, что все вокруг – затишье перед огромной разрушительной бурей. И что это буря может настигнуть Бейкон Хиллс в любую минуту. Иногда – что все замечательно, солнышко светит, птички поют и ничто не предвещает, посему не фантазируй, Лиам. Живи спокойно, пока живется, учись, выбирай колледж, в конце концов.  А то останешься без образования, будешь работать помощником тренера Финстока. Ни смотря на любовь к лакроссу, работы страшнее этой представить трудно.
- Просто захотелось посидеть дома одному, здесь спокойнее, - пожимает плечами Данбар и вгрызается в бургер, пока он еще теплый. Холодным его есть будет уже невозможно, только выкинуть, - Не-а, нет никого. Была одна, но расстались, хотя она неплохая. Не сошлось. Но это даже к лучшему, наверно.
Лиам не часто вспоминал Хейден, он даже не знал, как она сейчас, где и с кем. Как-то хотел позвонить, но отложил звонок на следующей день, а потом и вовсе про него забыл. Их отношения, как и чувства, начались во время нашествия Ужасных Докторов на Бейкон Хиллс, и постепенно закончились, когда все улеглось. Возможно, на тот момент, в те опасные и тяжелые дни, они действительно были нужны друг другу. Лиам искренне благодарен Ромеро за все, что она сделала для него и его друзей. Но когда он пытался представить их совместное будущее хоть как-то, хотя бы на ближайший год, то его воображение отрубалось, как по щелчку пальцев. Он ничего не видел для них двоих.  Им было замечательно вместе, но они расстались, потому, что пора двигаться дальше. Хотя, порой, Лиаму казалось, будто он топчется на одном месте.
- А у тебя? Или американки ни в какое сравнение не идут с утонченными длинноногими француженками в береточках?
Обычно, он у малознакомых людей такие личные вещи не спрашивал - как-то неловко, да и не его это собачье дело. Но раз уж Айзек поинтересовался, то Данбар решил, что тоже имеет полное право это сделать.

+4

12

Айзек дернулся в сторону поздновато, так что несчастно выкинутый на произвол судьбы лук повис на плече, пачкая футболку изрядной порцией соуса. Чтобы совсем не наглеть и не устраивать бедлам, гость осторожно снимает безобразие кулинарного искусства салфеткой, улыбаясь, что Лиам не из тех помешанных на чистоплотности шизофреников. Его соседка в Париже, кажется, три раза на дню гоняла пылесос и швабру с супер-умной тряпкой, шлепки о мокрый пол которой подрывали его во время дневных отсыпных после ночи бдений. Хотелось даже пойти предложить помощь. Психиатра. По доброте душевно-кудрявой. Но почему-то решил, что данное предложение вряд ли будет рассмотрено и одобрено, а лишних проблем в виде сумасшедших соседей ему ненадобно. Поэтому отчасти он понимал Лиама и его взаимоотношения с бабулей через хлипкую ограду.
Волчонок мог бы поспорить по поводу спокойствия в четырех картонных стенах. В БХ по-моему, спокойных мест вообще не существовало. Ну разве только какой-нибудь бункер на случай ядерного взрыва. От одного воспоминания японских Они в дрожь бросало. Под кроватью от таких точно не спрячешься. Не объяснишь «Я в домике, тебе сюда нельзя». А ведь в детстве срабатывало всегда, и все верили, даже монстры из приоткрытой дверцы шкафа.
Вопрос Лиама был вполне ожидаем, но Айзек почему-то подзавис на некоторое время, заполняя его методичным поглощением бургера и столь же сосредоточенным уничтожением колы. Он ни с кем не разговаривал на эту тему, да и не рассматривал вариантов, потому что один существующий ходил по школьным коридорам и смотрел на него…. Не смотрел. Волчонок до сих пор не отошел от их первой встречи в школе, здесь, в БХ. За тысячи и тысячи километров, в городке, который и на карте хрен найдешь, даже если очень приглядеться с лупой. Раньше он такое только в фильмах видел, а теперь живет в нем с понедельника по пятницу, а на сладкое — игры и тренировки по лакроссу. Так что не один Данбар на поле следил за игроками не только из чисто спортивного интереса.
Айзек улыбнулся, шутливо зачесывая кудри назад и заносчиво вздергивая подбородок, провозгласил пафосно:
Любовь не имеет нации, разве тебе не рассказывали на обществознании? — рассмеялся, поворачиваясь к бете и облокачиваясь рукой о кровать, закинул в рот остатки черри с булки, — Я уезжал не для того, чтобы устроить кастинг. Но француженки не носят беретов. Не чаще, чем у нас здесь, так что угомони свою буйную фантазию, — хохотнул глянув на сложенные соломинки из картофеля, а затем переводя взгляд на Лиама, — Думал, никогда не вернусь, но Неметон, видимо, действительно действует, словно магнит. Или мне просто захотелось вернуться домой. Не знаю. Просто в какой-то день купил билет и очнулся уже вечером, сидя в самолете и смотря на проводниц в форме, — улыбнулся, играя бровями, — Думал, могу еще осесть в Вашингтоне или Нью-Йорке. Но в итоге сижу здесь и слушаю историю нашего городка, особо не удивляясь. По-моему, я перестал это делать после укуса Дерека.
А ведь Лиам был прав насчет затишья. Они жили на границе между резонансными волнами спокойствия и смерти, увлекаемые то в одну сторону, то другую вне зависимости от желания. Точнее, от их-то желания справедливости и предотвращения катастрофы они ввязывались туда, куда и взрослый-то не полезет, а пройдет мимо, сделав вид, что все ок.
Лиам. Не думай так глубоко. Вся чертовщина в итоге приведет к очередной кровавой бойне. Без этого мы никак обойтись не можем, как бы не старались. И это печальный факт, но из биографии не выкинешь.
В Бейкон Хиллс уже заглядывала проверка, но ничего толком не обнаружила. Человеческий мозг удивительным образом искал поддающиеся объяснению оправдания, даже если они абсурдны и противоречат логике. Им никто не поможет, кроме друзей и союзников.
А что случилось с Докторами? Ты сталкивался с ними сам? Ребята говорили, что они умеют создавать правдоподобные иллюзии, воздействуя на сознание с помощью частотных волн.
Айзек слабо себе представлял, как это действует. Ему казалось, что оборотни помнил бы улавливать подобные изменения действительности за счет слуха. Но оказалось, нет. Волчья кровь далеко не всесильна. Взять тех же нагвалей. А теперь сбрендившие ученые, плодящие голодные эксперименты без претензий на патент. То ли альтруисты, то ли им доплачивает правительство, не иначе.

Отредактировано Isaac Lahey (07.12.2018 23:53:42)

+4

13

Лиам издает громкий смешок, чуть не разбрызгав кока-колу на стол перед собой. Обществознание, ага-ага, конечно. Учил бы он еще это самое обществознание или разбирался в нем. Или, на худой конец, имел желание разобраться. Бесполезный предмет, скучный и запутывающий мозги не хуже алкоголя. По большому счету Данбар на нем только и делал, что спал. Ну, или активно притворялся, что учится, а сам ковырялся в своем смартфоне. Все его доклады содраны с интернета, все конспекты – у одноклассников. У него уже почти восьмидесятый уровень по списыванию и переделываю текста под себя. Правда, он все больше и больше подозревал, что мисс Руж давно обо всем догадывается, и ставит ему удовлетворительно просто за то, что парень имеет совесть хотя бы что-то делать, а не просто бездельничать. А ведь он реально делает! Списывание это тоже работа, муторная и скучная, кстати.
- Я на уроках обществознания копаюсь в интернете или сплю на задней парте, но никак не слушаю, что там вещает наша мисс Руж, - признается Лиам и толкает к Айзеку коробку со второй пиццей. Потому что если она остынет, то превратится в невкусную холодную дрянь, -  Надеюсь, она за это не завалит меня на экзамене. Не люблю обществознание. Кстати, тебе не кажется, что она немного странная?
Лиам с улыбкой показывает Лейхи средний палец и кидает в него пустой баночкой из-под соуса. Это ему-то про буйную фантазию говорить! Сам ведь совсем недавно напридумывал всякое разное. А что уж он, там, еще в своей голове прокрутил, парень вообще знать не хотел.
- А я хочу покинуть город, уехать подальше и не важно, куда именно.  Поступить в какой-нибудь колледж на какой-нибудь исторический и быть обычным нормальным студентом, без балласта в виде всякого сверхъестественного дерьма. Избирательно нормальным, если учесть, что я теперь оборотень, и у меня есть с этим проблемы, - Данбар вздыхает и откладывает еду, - Я понимаю, что все равно буду возвращаться время от времени и не только потому, что у меня тут останутся родители, а потому что  это Бейкон Хиллс, потому что это Неметон, потому что это… просто сверхъестественная черная дыра, которая затягивает в себя всех сверхъестественных существ.
Все это понимание не приносило ему никакого удовлетворения, только одно раздражение. Он не жалел, что стал оборотнем. Уже не жалел. До укуса и всех тех событий, хороших и плохих, что с ним произошли, Лиам был тем еще скептиком. Оборотни? Да вы голливудских фильмов пересмотрели. Канима? Что это вообще такое? Название венерического заболевания или что-то из китайского? Жеводанский зверь? Ой, да идите  вы все в задницу со своими фантазиями! Ужасные Доктора? Дважды идите в задницу и назад не возвращайтесь.
А потом все разом перевернулось с ног на голову. Или с головы на ноги, не суть. Суть в том, что Лиам об этом не жалел, если уж по-честному, хотя уже порядком устал от жизни, полной опасности и смертей. В их время даже нельзя пойти в подворотню за красивым парнем или девчонкой, и не быть при этом ни зарезанным. Потому что девчонка точно окажется какой-нибудь охотницей, а парень – очередным чудовищем, еще страшнее предыдущего.
- Я же говорил, что стараюсь глубоко не думать. Это потом  вредит, как мне, так и всем окружающим меня людям. Но совсем без всех этих мыслей не обходится - нельзя оградить себя от них полностью, даже если ты тот еще пофигист.
Лиам отнюдь не пофигист, хотя, иногда, очень хотел им быть. Возможно, так бы намного легче переносилось все то, что происходило с ним и его друзьями. Но нет, жизнь и святой альфа МакКолл вложили в него немного синдрома Кларка Кента и тяги к справедливости. А расстройство прерывистой вспыльчивости добавило неконтролируемую злость, прекрасную репутацию агрессивного подростка и окутало все это замечательным антуражем.
- Докторов убили, всех троих, - отзывается Данбар и в несколько больших глотков допивает свою газировку, - Я с ними сталкивался, да, и честно тебе скажу, что больше не хочу сталкиваться с кем-то подобным.  Я не трус, но мне больше нравится враг, которого я знаю. Или тот, о котором можно добыть много информации. Про Докторов же мне известно не много, лишь то, что узнала в свое время стая. Про их способности – примерно столько же. Но да, они могут заставить тебя словить такие глюки, что мало не покажется.
Лиам не любил, когда кто-то ковырялся у него в голове. С такой эмоциональностью и диагнозом его ничего не стоит завести, как волчок, и подтолкнуть в необходимом направлении и к нужным действиям. Один раз так уже случилось и все закончилось почти убийством.
Оборотень отмахивается от плохих воспоминаний и залезает в пакет со сладостями, вытаскивая оттуда коробку с разноцветными пончиками. Редко, но бывало, что на нервной почве ему дико хотелось сладостей. В такие моменты он мог сожрать банку шоколадной пасты и даже не сморщиться от такого количества приторной массы. И не слипнуться нигде, кстати, тоже.

Отредактировано Liam Dunbar (09.12.2018 12:28:45)

+5

14

Айзек решил свернуть тему, пока Лиам не начал пытаться убить его пиццей или конфетой, путем запихивания в глотку или броском в глаз со скоростью выпущенного из пращи камня. Вообще, если подумать, вокруг полно орудий для убийства. Та же картошка фри. Волчонок вдруг понял, что думать глубоко, действительно, вредно. Прав был бета. Так что он заткнул себе на время рот двойным куском пиццы.
Мисс Руж? — Лейхи никогда не задумывался об этом. Вероятно, потому что сам вид преподавателя вытеснял мысли о странностях, забивая зелеными, словно весенняя листва, глазами и откровенными нарядами. Ну как, откровенными. Просто она одевалась со вкусом и по фигуре, а уж посмотреть там было на что, чего греха таить. И пусть шарма ее внешний вид домашнему заданию нисколько не прибавлял, но для Айзека лучше прочитать пару глав, чем пытаться вникнуть в разбегающиеся во все стороны формулы по матану или физике. На последних всегда можно спросить подсказку у Крамера. Правда, оборотень делал это нечасто, можно пересчитать по пальцам. Но сам факт нахождения в одном помещении и возможность обратиться давали слабый эффект дежавю. Иногда хотелось встряхнуть Ньютона, приложив о парту, и заорать, что амнезия это ни фига не повод делать вид, что они друг друга не знают. Глупо. Поэтому он сидел смирно, даже иногда понимая о чем шла речь и пытаясь соображать, тихо чертыхаясь на уравнения. Отсутствие математического склада ума — считай дебил в современном мире.
Ты про ее патологическую любовь к дополнительным урокам для отработки пропусков? Ну да, попробуй Финстока попросить доп, и будешь драить коридор после уроков и отдирать прилипшие жвачки от пола, — скривился, опустошая стакан, и без стеснения принялся разливать пузырящийся напиток, — Мало кому из учителей доставляет удовольствие тратить личное время на работу опять же. Она вроде не замужем? Может потому и проводит столько времени на работе. Карьерный рост, все дела, — пожал плечами, — Я тоже не стремлюсь домой попасть пораньше. Там меня ждет домашка и контроль. Поэтому сижу у тебя. Вряд ли кто-то назовет меня странным? Хотя меня это мало колышит.
Айзек вдруг приосанился и повернулся всем корпусом к бете, облокотившись о кровать локтем и подперев щеку рукой, заманчиво посмотрел на увлеченно уплетающего пончики волчонка.
А что ты знаешь о Рейкене и Крамере, кроме того, что они играют в лакросс? Ладно, Крамер приехал около трех недель назад. А о Теодоре-то почему у тебя такое мнение сложилось? Он вроде даже никого не покалечил на поле, да и не пытался. Я знаю, что он вас тут науськал друг на друга, но теперь вряд ли сможет причинить вред. Ему ж никто не верит. — поскреб ногтем пол, ловя невидимую крошку, и, кажется, весьма удачно.
Иногда мне кажется, будь у тебя способность воспламенять взглядом, Рейкен превратился бы в горстку пепла, которую ты с воплями счастья развеял бы подальше от Неметона. Так, на всякий случай. Это даже невооруженным глазом видно, Лиам. Или это чтобы Тео не расслаблялся, всегда под прицелом? Непохоже, что его это напрягает. Но ты молодец, бдительный.
Волчонок тоже зажевал пончик, теперь думая, что не хватает кофе. Почему-то сладости всегда заходили с горьковатым вкусом с щепоткой корицы или шоколада на белой пенке. Сейчас это представлялось чем-то из области фантастики и утопии. Жри, что дают, и не мечтай, а то все без тебя съедят. Да и кто на ночь пил эспрессо?
«Будто время суток нас когда-то ограничивало. Кофе литрами и, желательно, круглосуточно, после....»
Все так круто, но я все же спрошу. У тебя, случайно, кофемашины не завалялось на кухне? — тоскливо поинтересовался, особо не надеясь на утвердительный ответ. Кто-то любил газировку, кто-то чай с плюшками, а Айзек страдал по кофеину. Просто вот конкретно для этого вечера не хватало именно горячего напитка. Тепло, уютно, разговоры обо всем, еда, волчата.

Отредактировано Isaac Lahey (10.12.2018 21:10:52)

+4

15

«А у нее еще и подобные дополнительные уроки бывают? Какая жесть. Хорошо, что я сплю на занятиях этой инквизиторши, а не прогуливаю. Хотя, может, пора начинать и конспекты писать самостоятельно?»
- Нет, я про странное поведение и вот эти вот ее фразочки, заковыристые такие, с подтекстом. Ну, или он мне там мерещится, - Лиам вертит в руках свой стакан, задумчиво кусая губу, - Вроде не замужем. Не знаю, не интересовался. Но строить карьеру в Бейконе не будет ни один нормальный учитель. У нашей школы слишком низкие показатели и фиговая репутация. Сюда же принимают всех подряд! Знаешь, что я сделал с Девенфорде? Я разнес ломом машину тренера по лакроссу и в моем личном деле это указано. А здесь меня даже не спросили, зачем и почему я это сделал, и не повторится ли история.
А его на самом деле не спрашивали об этом происшествии. Поинтересовались лишь, принимает ли он назначенный антипсихотический препарат. Лиам похлопал честными голубыми глазами и, не менее честно, соврал, что да, кончено же принимает. Потому что без таблеток, в его случае, никуда и никак. Но вся правда в том, что без них действительно тогда было плохо, а с ними - еще хуже. Принимая чертов рисперидон, он не мог заниматься ни каким спортом, даже в тренажерный зал ходить. А уж про лакросс и речи не шло. Он быстро утомлялся, чувствовал себя уставшим, вялым и сонным, как амеба. И учился хуже, чем сейчас, ибо не мог ни на чем нормально сконцентрироваться.  В итоге, через две недели,  Лиам  просто смыл нейролептик в унитаз.
Лейхи поворачивается к нему и вновь продолжает, вроде как законченный, разговор про Рейкена. И Данбар не очень понимает, какого черта происходит. Впрочем, Айзек долго отсутствовал и пропустил целый ворох событий, которые происходили в Бейкон Хиллс. Наверно, это нормально, что ему теперь интересно абсолютно всё. И все. 
- Науськивал – слабо сказано. Он целый спектакль имени себя разыграл, да так мастерски, что все поверили. Ну, кроме Стайлза, тот никому никогда не верит. А Ньютон просто… Стоп! Что ты только что сказал?
Хорошо, что Лиам ничего не ел, а то подавился бы второй раз за полчаса. Возможно, даже умер от этого. Возможно, Лейхи задумал его просто убить, нанося по расшатанной психике одну моральную травму за другой.
- Теодор? – высоким голосом переспрашивает Лиам, ошалело глядя на Айзека, - Его полное имя – Теодор?
Данбар даже представления не имел, что имя Тео это сокращенная форма от Теодора. Он, кажется, ни разу не слышал, чтобы так обращались к Рейкену. Ну, или просто не реагировал на это, так как привычнее было Тео Рейкен и все. Вот это «Тео» и «Рейкен» его слух сразу улавливал, почти на автомате. Нет, возможно, кто-то из преподавателей и называл химеру Теодором, но у них разные классы, а тренер Финсток, чаще всего, зовет своих игроков по фамилиям.
Из памяти всплывает время, когда Стилински носился с теми стыренными бумажками, сравнивая подписи отца Тео, и Лиам думает: а сам он, тогда, обратил ли внимание на имя в них? Нет, не обратил. Он смотрел только на подписи в конце. И ни хрена не видел разницы, к слову.   
Если бы Лиама попросили назвать полное имя Тео, он бы надолго подвис. Тео он и есть Тео, как его не крути. Но, господи боже, Теодор? Серьезно? Люди смеялись над фамилией Лиама, когда вокруг бегают Теодоры, Мечиславы и черт знает кто еще?
- Теодор, надо же! О чем думали его родители, когда придумывали имя сыну? Они заранее знали, что он подастся в плохие парни? Хотя, если уж разбираться, то Мечислав звучит намного хуже. Теперь я еще больше понимаю, почему Стайлз просил называть его именно Стайлзом, а не Мечиславом. Это же просто ад и сатана. А вот Теодор - это даже как-то величественно, что ли, аристократично… как граф Дракула, например, или какой-нибудь подданный британской королевы в десятом поколении, - Лиам резко закрывает рот, понимая, что незаметно для себя начал озвучивать собственные мысли, - Айзек, я это все вслух сейчас сказал, да?
«Сказал, сказал, еще как сказал»
Данбар жалобно сводит брови и, с громким страдальческим стоном, полностью стекает на пол, ложась между кроватью и столиком. Когда-нибудь, в какой-нибудь особо жесткий момент, его рот доведет его до звездеца.  Если уже не доводит.
- Кофемашина на кухне, сам кофе над ней, в шкафу. Там же сироп, если надо, и сахар. Сливки в холодильнике. И мне что-нибудь сделай, будь другом. Мне надо чем-то запить полученную информацию, иначе не усвоится, - бормочет с пола Лиам и взмахивает руками перед собой, - Зашибись живопись! Я-то думал, он просто Тео, а там, оказывается, целый Теодор.

Отредактировано Liam Dunbar (11.12.2018 11:50:48)

+5


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » CRYSTAL BALL » [04.04.2014] Someone who cares


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC