- Для философии я, признаться, туповат, - пожал плечами друид, - Это скорее безудержное словоблудие, которое загоняет меня и окружающих в депрессию, - честно сказал Оаклиф, - и это лишь доказывает ваши слова о том, что слишком много размышлений, наложенные друг на друга, могут изрядно всё испортить,- уж как могут испортить лишние мысли и слова жизнь, Альфред знал. Он был просто непревзойденным чемпионом в этом. Бармен никак не отреагировал на то, что англичанин откровенно пялился на него некоторое время. Ну и славно. Было бы очень неловко, если бы он воспринял это как грубость или дурацкий флирт. Начинать вечер, изначально рисовавшийся в голове Альфи взрывоопасно неловким, с чуть более легких конфузов не хотелось. Почему путь к семейному счастью для Оаклифа пролегал через такое минное поле агрессивного пятнистого окраса? Карма. Не иначе.
Отдай свой голос за Сомнию!
Игровое время: Май-Июнь

Добро пожаловать, в свой самый страшный кошмар!
Ты готов пройти все круги ада, чтобы побороть свой страх? Мы ждем тебя и надеемся, что ты все же не испугаешься Ужасных Докторов, которые способны пробраться в самые тайные места твоей души, и достать от туда то, чего ты боишься на самом деле. Готов проверить? Тогда регистрируйся!

Teen Wolf: SOMNIA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » CRYSTAL BALL » [24.12.2018] twist of fate


[24.12.2018] twist of fate

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

twist of fate
/ - Представляешь, у миссис Стилмен даже нет елки...
— Молодец, сэкономила 35 баксов. /

- - - - - - - - - - - - - -
http://sd.uploads.ru/92mUp.gif http://sh.uploads.ru/r6Ap3.gif http://s9.uploads.ru/WSVNJ.gif
- - - - - - - - - - - - - -
действующие лица: Liam Dunbar, Theo Raeken

приватность эпизода — open

сюжет

/ Рождество не может быть каждый день, иначе оно наскучит. /
- - - - - - - - - - - - - -

• время •
24-25 декабря

• место •
Нью-Йорк, Бруклин

+3

2

Одна из немногих причин, из-за которых Лиам любил зиму, это Рождество. А если конкретнее, то неделя до него, само Рождество и неделя после, до Нового года. Все остальное время он мерз, много ворчал, кутался в теплый пуховик и вязаный шарф, и мечтал о весне. В общем, вел себя как типичный калифорниец, переехавший жить туда, где бывает нормальная зима, со снегом, температурой ниже нуля в январе, и холодным ветром, задувающим во все мыслимые и немыслимые места. Не то, чтобы он жаловался - у него так-то все замечательно, иногда даже слишком, - но иногда хотелось окопаться дома, завернуться в плед и не выходить на улицу до марта. Но кто же ему это позволит, да? Ведь он изначально знал, куда и зачем уезжает. Не устраивало, так надо было оставаться в Бейкон Хиллс, там всю зиму плюсовая и снега не дождешься, даже если очень захочется. А какое Рождество без снега? Никакое.
Всего секундное воспоминание о Бейконе, а оборотня уже перекосило. Ну, уж нет, хрен он туда жить вернется. Променять Нью-Йорк и все то, что у него теперь есть, на маленький сверхъестественный городок, которого на карте без лупы не найдешь? Да ни за что, хоть стреляйте. И, вообще, кто вспоминает это адское место двадцать четверного декабря,  находясь в одном из самых красивых мегаполисов мира? Только дураки. Кто вспоминает Бейкон, двадцать четверного декабря,  лежа в сугробе одного из самых красивых мегаполисов мира? Только Лиам.
Да, зимой в Нью-Йорке бывают те еще сугробы,  в одном из которых Данбар сейчас валялся, раскинувшись, как морская звезда на песке. Хорошо, что хоть прямо у дома, тут зрителей поменьше и сугробы помягче.
Лиам просто вышел в ближайший торговый центр, но все его хваленые сверхъестественные рефлексы проиграли обычным обледеневшим ступеням. Он просто хотел пару гирлянд, игрушек и венок из омелы. Он не ел младенцев на завтрак и не устраивал революцию в стране, он просто хотел купить рождественской мишуры. А теперь лежит в снегу, славно приложившись головой и задницей. Замечательно.
"С наступающим Рождеством, маленький неуклюжий оборотень. Хотя, какой ты оборотень после такого позорного падения"
- Мам, а почему дядя тут лежит? – голос какой-то любопытной маленькой девочки звонко разнесся  по улице. Оборотень скосил на нее глаза, но из-за съехавшего в бок капюшона, так и не смог толком рассмотреть.
- Дядя просто устал, - отозвалась мамаша и поспешила увести своего ребенка подальше от подозрительного валяющегося тела.
Лиам издал нервный смешок. Дядя действительно устал: у него были три пары в колледже, потом  - большая детская экскурсионная группа, которую он водил по Бруклинскому музею. Сегодня он в очередной раз уверился, что дети - это воистину кошмарные создания. Надо было их когда-то на Ужасных Докторов натравливать, те передохли бы через пару недель. 
Парень глубоко вдохнул морозный воздух, рассматривая вечернее небо, разноцветные уличные гирлянды на домах и медленно падающий снег – несколько завораживающее зрелище с такого лежачего ракурса. Если бы не холодрыга и куча дел, то можно было пролежать так вечность, будучи загипнотизированным снежинками и огоньками. Но все-таки отморозить себе все на свете – не самая приятная и удачная перспектива. А дома печенье не доделано, змеиный клубок из гирлянд не распутан и елка не поставлена.
Конечно, рождественское печенье проще купить и не заморачиваться, но мать всегда пекла его сама за день до праздника и Лиам подумал, что ввести такую традицию в этой небольшой, но до дрожи уютной теплой квартире, было бы славно. Он даже часть печенья успел раскрасить глазурью, затем огляделся и взвыл на весь этаж: Рождество на носу, а в этой волчьей обители ничего не готово и практически не украшено. Залез в коробку с игрушками, увидел эту запутанную длиннющую гирлянду с множеством мелких лампочек, а дальше, как в тумане.
Через полчаса мучений и страданий, когда гирлянда стала еще запутанней, чем была, и напоминала ворох непонятных скрученных проводов и лампочек, Данбар, по старой доброй привычке, психанул.  Он швырнул ее назад, в коробку, и побежал в торговый центр.
На прошлой неделе оборотень видел там симпатичные светодиодные гирлянды с милыми плетеными клубочками, в которые вставлены сами лампочки. Они похожи, одновременно, на тайские нитяные фонарики и на клубки, с которыми, обычно, играются кошки. Эта чертова гирлянда просто обязана поселиться в спальне, на подоконнике.
Лиам издал еще один вздох человека, поверженного своими врагами – льдом и ступенями, и немного приподнялся на локтях, вновь задирая голову к небу.
Ни смотря на усталость, бардак и сугроб, он чувствовал себя почти счастливым.

+5

3

[indent=2,0] На улице холодно с самого Дня Благодарения, не то чтобы это самая холодная зима за несколько десятилетий, но всё же в Нью-Йорке бывали зимы и гораздо теплее этой. Тео выходит на станции Краунт-Хайтс. В канун Рождества ездить на машине приравнивается к самоубийству. Вся Восточная паркуэй,  Утика авеню и прочие улицы стоят намертво. Здесь и в обычные-то дни в час пик всегда пробки, что уж говорить о предрождественских деньках. То ли дело метро - потолкался немного в толпе разномастных людей, выскочил на своей станции, прошелся неспешным шагом десять –пятнадцать минут и вот ты уже дома. Еще и в магазин по дороге можно зайти, не разыскивая парковочное место полчаса. Улица, на которой живет Тео, конечно, не Парк-Авеню в центре Манхеттена, но здесь тоже все деревья и кусты украшены рождественскими электрогирляндами, которые зажигаются вечером. Ветки деревьев почти исчезают среди этих лампочек, и в вечерних сумерках бесплотные точки света сливаются в неровные созвездия. Довольно завораживающее зрелище. А если ко всему этому еще и добавить медленно падающие с неба хлопья снега, то даже самый угрюмый и хмурый человек способен проникнуться духом Рождества.
[indent=2,0] Рейкен заходит в супермаркет недалеко от дома и закупает продукты, запасы которых необходимо пополнить. Потому что завтра и послезавтра этим заниматься точно  не захочется. Перед выходом на улицу из магазина, Рейкен поправляет шарф и поднимает воротник пальто, чтобы снег не задувало за шиворот, пока он будет топать до квартиры. Огромный бумажный пакет набитый  продуктами чуть ли не перекрывает весь обзор, поэтому Рейкен не сразу замечает соседку, миссис Беккер, выгуливающую своего пса недалеко от дома. А когда замечает, то старается поднять пакет еще выше, прячась за ним. Миссис Беккер за семьдесят, ростом она не больше пяти футов и с возрастом слишком высохла, поэтому сейчас похожа скорее на изюм или курагу, чем на человека. Но за очками в роговой оправе хоть и выцветшие, но всегда искрящиеся любопытством зелёные глаза. Пёс её по кличке Крем – шпиц. Он похож на золотистый одуванчик на тоненьких лапках-стебельках.
[indent=2,0] Миссис Беккер увидела Тео, даже не смотря на предпринятые им попытки замаскироваться, и несмотря на то, что её очки на таком морозе знатно так запотели. Она помахала ему рукой и окликнула.
[indent=2,0] «Чёрт, попался»
[indent=2,0] Тео улыбнулся и подошел к ней. Крем начал прыгать на него словно заводная игрушка с пружинами вместо лап. Лаял он настойчиво и радостно. Этот мелкий паршивец определенно знал, что Тео его недолюбливает и своим извращенным собачьим умишкой поставил себе цель раздражать Рейкена каждый раз, как видит его.
[indent=2,0] - Тео, дорогой, как хорошо, что я тебя встретила, - воскликнула миссис Беккер, - скользота неимоверная. Доведёшь меня до дома?
И не дожидаясь согласия ухватила Тео под свободную руку.
[indent=2,0] - Конечно, миссис Беккер. Без проблем, - Тео перехватил пакет с продуктами поудобнее и зыркнул не очень добрым взглядом на Крема. Тот понял намёк и весь свой собачий восторг направил на сугробы лежащие по обеим сторонам от тротуара.
[indent=2,0] Они шли минут пять от силы, за которые соседка успела рассказать Тео практически все последние сплетни, задать вопросы относительно его успехов на работе, посетовать на власть, на цены в магазинах, на беспредел коммунальных служб и прочие прелести жизни. Также она рассказала, что две её последние подружки в этом году успели приставиться и теперь ей не с кем ходить играть в бридж. Тео еще никогда в жизни, кажется, не был так рад видеть дверь соседней квартиры, в которой жила миссис Беккер. Крем воодушевлённо подпрыгнул и понёсся к сугробу с громким лаем, натягивая поводок почти что до упора. Его лай был не таким радостным, каким он обычно приветствовал Тео. На сугробе вырисовывался тёмный силуэт. Валяющийся на мягком и недавно выпавшем снеге человек мог бы быть кем-то, кто решил начать отмечать Рождество немногим ранее положенного. Но Тео сразу же уловил знакомый запах.
[indent=2,0] - Лиам. Устал и прилёг отдохнуть? Или снова потерял ключи от квартиры в снегу? - о да, в этом был весь Данбар. Тридцать три несчастья в одном маленьком оборотне. И как он умудрился дожить до своих лет? Ах, точно! Не без помощи Тео.
Крем яростно подпрыгивал и пытался добраться до ноги нелюбимого соседа, но сугроб был слишком высок, а Крем слишком мал. Наверное, в масштабах шпица этот сугроб был для него чем-то сродни Эвереста. Восхождение на который было задачей практически невыполнимой для большинства. Вот был бы Крем королевским догом, тогда бы ему точно было проще не только цапнуть Данбара за ногу, но и откусить её при желании.
[indent=2,0] - Боже, Лиам, милый, ты же простынешь. Вставай скорее. Отпои его обязательно горячим чаем, чтобы не заболел. Или чем покрепче, - миссис Беккер задорно по-девичьему хихикнула, кажется, даже подмигнув Тео, и потянула своего неугомонного пса к ступенькам.
[indent=2,0] - Давайте помогу Вам подняться по лестнице.
[indent=2,0] - О, не стоит. Брюс со второго этажа её почистил. А вот вам бы точно не мешало почистить свою, а то ведь убиться можно. Ледяная горка, а не лестница. С наступающим Рождеством вас, мальчики.
Крем все также лаял и порывался в сторону Данбара, до того самого момента, пока за миссис Беккер не закрылась входная дверь.
[indent=2,0] - Ты как? Цел или сломал позвоночник и ждал меня, пока я приду и спасу тебя, занеся в квартиру? – Тео улыбается, склонившись над валяющимся в снегу Лиамом. У того на лице настолько радостная улыбка, будто бы он как минимум некоторое время назад узрел на крыше дома через дорогу Санту залезающего в дымоход.

+5

4

Он услышал знакомый собачий лай еще издалека, тут же поворачивая голову на звук и приподнимаясь еще выше: в его сторону медленно плелись соседская старушка миссис Беккер и, поддерживающий ее, Тео, с непередаваемым выражением лица. А перед ними бежало то, что раздражало Лиаму слух последние пару лет: маленький, злобный, мохнатый шпиц с забавной кличкой Крем. Собственно, кличка это единственное, что забавно в этом животном.
Данбар любил всех диких и домашних зверушек, без разбору, будь то жираф или дельфин, хомяк или собака, но конкретно эту собачку он терпеть не мог. Ну, что это за пес такой, от которого, кроме визгливого лая и клочков шерсти, никакого толку? Лиам мог отправить этого шпица в полет, на соседнюю улицу, одним точным пинком. И ему за это даже ничего не откусят, потому что не дотянутся.  В общем - одно название, а не собака. Коты и то полезнее будут, они мягкие, мурчащие и очень теплые. Их не надо выгуливать в мороз, но можно использовать как дополнительную грелку. Только вот беда: представители семейства кошачьих при виде оборотня шипели, огрызались, царапались и рвались убегать, стоило только протянуть к ним руку. Лиам мечтал, что когда-нибудь найдется кошка, которая не будет его ненавидеть. Он тут же заберет ее домой, назовет красивым именем, купит домик, кучу модных игрушек, самый хороший корм и будет валяться с ней на полу, играясь.   
Шпиц метался возле его сугроба, визжа и прыгая, как взбесившийся теннисный мячик. Данбар украдкой показал ему язык – все равно ведь не допрыгнет, мелкая коротконогая бестолочь, - и пошерудил рукой в своем кармане, вытаскивая ключи, чтобы продемонстрировать их Тео.
- Я упал, - честно признался Лиам, не прекращая улыбаться, только уже несколько смущенно, - Добрый вечер, миссис Беккер. Не беспокойтесь, у меня прекрасный иммунитет, я не заболею. Но горячего чаю выпью, спасибо.
Ох, знала бы эта милая древняя старушка, что данбаровского иммунитета хватит на пару десятков человек, обзавидовалась бы.  Лиам борется с желанием бросить в ее беснующегося шпица парочку снежков и понаблюдать, как тот будет уворачиваться. Если сможет увернуться, конечно же. У него ведь такие крохотные бесполезные лапки-ковырялки.
-  Цел. Ударился, но это не страшно, все уже зажило, - заверяет Данбар и поднимает руку, аккуратно касаясь подушечкой указательного пальца кончика носа Тео, и слегка надавливая, - Привет.
Откуда-то вновь доносится лай Крема и Лиам кидает быстрый взгляд на дверь, за которой недавно исчезла соседская старушка и ее маленький писклявый любимец. Видимо, шпиц сегодня решил порвать себе голосовые связки.
- Ты та-ак сильно нравишься миссис Беккер. Ох, Теодор такой хороший мальчик! Такой хороший! – пытаясь изобразить голос старушки, тянет Лиам, и хихикает, весело сверкая глазами.
Впрочем, если уж быть честным, миссис Беккер не единственный человек, которого знает оборотень, и кто без ума от Тео. Например, для матери Лиама, Тео по умолчанию милый хороший мальчик, способный и вежливый. Каждый ее телефонный звонок в обязательном порядке содержит вопросы о том, как у него дела. Она искренне интересуется, хорошо ли Тео питается, тепло ли одевается, как спит и не устает ли слишком сильно, совмещая трудную учебу с работой.  Ну, и не обижает ли его, часом, ее несносный сын. Лиам ей всегда рассказывал все, о чем можно было рассказать. А как-то раз пытался пошутить, спросив у любимой мамульки, как можно обижать парня, у которого толщина бицепса в два раза больше твоей? Мать попытку не оценила и минут десять объясняла сыну, что нельзя быть таким злым мальчиком. Но Лиам не злой, нет, и тот факт, что родительница в восторге от Рейкена, его никак не задевает, а даже наоборот.
Данбар скользит взглядом по рыхлому белоснежному снегу и думает, что было бы неплохо искупать в нем Тео. Достаточно лишь чуть сдвинуть руку, схватить его за воротник пальто и опрокинуть в сугроб. Правда, он быстро отказывается от этой затеи из-за объемного пакета, что Тео держит в руках. Во-первых, потому что Лиама потом заставят ползать по снегу и собирать содержимое этого пакета. Во-вторых - он чувствует себя чуточку виноватым, ведь совсем забыл о том, что в холодильнике скоро попытается повеситься мышь. Он помнил о Рождестве, всякой мишуре, имбирных печеньках, елках, чертовой гирлянде, но про самое элементарное - про продукты, забыл. А рациональный и здравомыслящий Тео не забыл.
Как хорошо, что есть Тео, господи.
Лиам улыбается ему и решает все-таки вылезти из сугроба, ибо пальцы на ногах и руках уже достаточно замерзли. Он возится в снегу, усаживаясь на колени и оглядываясь в поисках своего рюкзака. Тот торчит в полуметре от места падения, из сугроба.
- Я хотел купить гирлянду в торговом центре, потому что та, что есть у нас, ужасно запутанная. Предлагаю ее просто выкинуть. Я уверен, что она весь год жила в коробке какой-то своей таинственной гирляндной жизнью.
Наверно, оборотень, так легко упавший на льду, это  невероятно глупо. И смешно. Он не удивится, если Тео сейчас начнет хохотать. Лиам похлопывает себя по куртке смахивая с нее снег, и подхватывает рюкзак, тут же отряхивая его.
- Я знаю-знаю, что была моя очередь чистить ступени. Я их почищу позже, ночью.  Обещаю. Тебе помочь? - Лиам кивает на пакет и окончательно выкарабкивается из сугроба.

Отредактировано Liam Dunbar (28.11.2018 10:36:43)

+4

5

- Ты упал. Конечно же, - Тео пожимает плечами, совершенно не удивленный.
«Я упал» - было практически жизненным девизом Лиама Данбара. Упал в сугроб, в яму, в подземелье, с кровати, с балкона, с обрыва. И хорошо, что он был оборотнем. Иначе, список падений был бы гораздо короче, как и его жизнь.
У Тео, правда, тоже выработалась дурацкая привычка, но немного другого характера. У Лиама в обиходе часто звучала фраза «Я упал», а у Тео - «Меня подстрелили». С одной стороны, чего удивительного, ведь он представитель сверхъестественного мира, а в этом самом мире, как правило, водятся охотники и прочие любители пострелять в оборотней и других существ. Но Рейкен умудрялся нарваться на перестрелки даже не связанные со сверхъестественным. Как, например, осенью, когда он шёл по Гарлему, никого не трогая, и попал в эпицентр разборок местных чернокожих наркобарыг. Гулять в Нью-Йорке безопасно далеко не во всех районах. Нужно иметь в виду. Даже в наш цивилизованный век.
Так и живут: от очередного падения до простреленных конечностей.
- Это хорошо, что ты цел. Привет, - Тео продолжает улыбаться и слегка трётся носом о палец Лиама. Его бровь приподнимается в удивлении, - Ты пахнешь… глазурью?
И это может означать только то, что Тео пропустил премилейшее зрелище, в виде приготовления Лиамом домашнего печенья. Да такое событие необходимо было снимать на телефон, чтобы отправить миссис Гейер. Она должна знать, что её сын чтит семейные традиции. Должна знать, умиляться  и смущать его своими комментариями до скончания веков.
- Миссис Беккер можно понять. Разве я не великолепен? И только ли ей одной я та-ак нравлюсь? – Тео самодовольно ухмыляется, совершенно не намекая ни на кого из присутствующих. – Она так расстроилась, когда поняла, что её мечты свести меня со своей внучкой так и останутся мечтами. Хотя, её внучка очень даже ничего. Может быть, мне не стоило быть таким категоричным.
Тео следит за взглядом Лиама и предугадать его мысли не составляет труда.
- Даже не думай об этом, - Тео совершенно не привлекает идея сейчас вываляться в снегу. Будь он одет по-другому, а в руках не было продуктов, то он бы даже сам запрыгнул в сугроб и постарался закопать в него Данбара, наслаждаясь его воплями. Тео такой хороший мальчик. Такой хороший.
У Рейкена начинает болеть челюсть от не сползающей с лица улыбки. А как можно не улыбаться, когда перед тобой растрёпанный Данбар, в снегу и с порозовевшими на морозе щеками?
Тео помогает Лиаму отряхнуться, вытряхивая снег из его капюшона свободной рукой.

- О, прямо как наушники, которые в твоём кармане тоже обычно живут своей таинственной наушниковой жизнью. Я уверен, что ужасно запутал гирлянду именно ты, когда пытался её размотать или когда складывал её в коробку год назад. Мы не будем её выбрасывать. Потому что нет ни одной вещи в этом мире, которую я бы не смог распутать, - Тео действительно может это сделать. Он мастер в таких кропотливых и требующих усидчивости делах. Не то, что Лиам. Удивительно, что он, распутывая гирлянду, сам в ней не запутался по рукам и ногам. Он вполне способен на такое.
- Если хочешь, можем сходить в ТЦ вместе, - Тео представляет толпы народа в этот день и в это время суток в торговом центре и быстро поправляет себя, - Хотя, ты справишься с этой задачей быстрее без меня. Если тебя, конечно, не затопчут.
Походы по торговым центрам особого удовольствия Рейкену не доставляют. Обычно он составляет список всего необходимого и старается ходить туда не чаще одного раза в пару недель, а то и реже. А все эти бесцельные шатания по магазинам в поисках интересных вещей его абсолютно не привлекают.
- Очередь действительно была твоя. Но, если ты собрался в торговый центр, то я могу почистить их сам. А ночью всегда можно заняться более интересными делами, тебе не кажется? – Тео стряхивает с плеча Данбара остатки снега и, притягивая его за воротник куртки, целует. Ах да, именно Лиам виноват в том, что у внучки миссис Беккер не было ни единого шанса в покорении милого соседского мальчика – Тео. Ирония судьбы, не иначе. – Не нужно мне помогать. После твоей помощи, скорее всего, придётся собирать продукты с тротуара.
Перед Тео чётко вырисовывается картина того, как Лиам с пакетом продуктов поднимается по ступням и снова поскользнувшись летит в одну сторону, а пакет в другую. Мандарины, упаковки рукколы, бифштексы, помидоры и многое другое художественно разлетается в разные стороны. Все это в мыслях Тео, конечно же, происходит как в замедленной съемке и выглядит вполне красиво… Но нет, спасибо.
- Да, определенно, помощь мне не нужна, - задумчиво протягивает Рейкен, возвращаясь в реальность. – Так что, справишься сам с походом за гирляндой или тебе всё же нужна подстраховка?

+4

6

Лиам подносит свою ладонь к носу, принюхиваясь, и кивает. Да, он пахнет глазурью, еще как пахнет. Впрочем, это и не удивительно: он собственноручно  раскрасил почти три десятка печенек в форме елочек, звездочек, снежинок и  пряничных человечков. И еще столько же ждали его, остывая на кухонном столе. Он уже не чувствовал запаха, который в него въелся, за те пару часов, проведенных на кухне в компании теста и цветной сахарной глазури. Лиам толком не представлял, зачем им такое количество печенья, но посчитал, что лишним оно уж точно не будет – его можно будет презентовать кому-нибудь на Рождество в качестве вкусного подарка. Несколько штучек упакуют в красивую коробочку, перевяжут ленточкой и подарят той же миссис Беккер. Пусть милая доброжелательная старушка порадуется.
И, наконец-то, все-таки осознает, что рождественское печенье Лиама и его мамы в сто раз лучше, чем ее и, тем более, ее хваленой красавицы-отличницы-внучки.  Может быть, оно не такое уж идеально красивое и ровное, все-таки Данбар не кондитер, но по вкусовым качествам оно точно в несколько раз превосходит их разукрашенные художественные творения.
-  И что же заставило тебя быть таким категоричным, а, Тео? Она же вся такая красивая, с этими длинными стройными ногами, голубыми глазами в пол-лица, копной светлых волос и таким королевским именем - Элизабет, - ворчливо бурчит Лиам, пряча улыбку  и театрально закатывая глаза к темному вечернему небу. Обычно, аналогичным образом закатывает глаза Тео, но  волчонок тоже научился и теперь, периодически, любит делать так же, намеренно передразнивая   
Внучку миссис Беккер Лиам видел от силы несколько раз, по пути из дома к метро или обратно, и она всегда напоминала ему того самого мохнатого шпица по кличке Крем. Ну, или шпиц – ту самую внучку, тут без разницы.  У нее нет крохотных лапок и глазок-бусинок, она не злая и не лаяла на Лиама по поводу и без, как писклявый Крем. Но она такая же светлая, у нее много волос, звонкий голос, любопытный вздернутый нос  и раздражает она не меньше. Она не сделала ровным счетом ничего плохого или хорошего - она вообще ничего не сделала. Только очаровательно улыбнулась, вежливо здороваясь, когда шла под руку с любимой бабушкой, и продолжила что-то там весело трещать ей на ухо. А Лиам скрипел зубами, как ржавая бензопила, до самых дверей. Он ее так и называл «второй шпиц». И он не собирался никак объяснять прозвище, данное этой, вроде бы милой, девушке. Шпиц он есть шпиц, пусть и двуногий.

- Я пытался ее распутать. Честно, пытался! Но это невозможно, там сплошные узлы из проводов и лампочек, - продолжает бурчать Лиам, но его улыбка становится шире и веселее, стоит ему только вновь взглянуть на улыбающегося Рейкена.
Тео, при всей своей скрупулезности и вниманию к мелким деталям, вполне может размотать эту заколдованную гирлянду. Правда, он убьет на это некоторое время, потому, что в запутывании чего-либо Данбар был практически кандидат в мастера спорта, если уже не полноценный мастер или чемпион. Но этого времени должно хватить, чтобы Лиам быстро добежал до торгового центра, купил новую гирлянду, по пути захватил еще какой-нибудь праздничной мишуры и успел вернуться назад. И при этом не убился на ступенях того самого торгового центра.
- У тебя уже нос холодный, замерзнешь. Давай, иди домой, - советует Лиам и еще раз быстро трогает пальцем нос Тео, -  Я справлюсь. Пролезу к кассе там, где не пролезет остальная очередь. Тебе что-нибудь захватить по пути?
Наверно, со стороны могло показаться, что у Данбара какой-то фетиш на носы, но это не так. Почти не так. Только на один конкретный нос. Когда-то давно он любил бить в него кулаком и с удовольствием слушать, как хрустит переносица, но с тех пор все сильно изменилось и носы ломались крайне редко. Когда был последний раз - Лиам и вовсе не помнил.  Теперь он занимался тем, что просто часто прикасался к носу Тео и тот, к щенячьей радости Лиама, не выказывал недовольства по этому поводу.
Но все гирлянды, мишура  и даже такой любимый нос вылетают из его головы в тот момент, когда Тео его целует, ухватившись на воротник куртки. Лиам на пару секунд прикрывает глаза, наслаждаясь ощущением теплых мягких губ, и глубоко вдыхает запах Тео, заполняя им свои легкие, когда поцелуй заканчивается. Все его, пусть совсем маленькое, раздражение на внучку миссис Беккер вымывает прочь, будто бы и не было. Иногда ему казалось, что Рейкен имеет не него гораздо большее влияние, чем они оба думают. Но Данбара это более чем устраивало. Это было правильно. 
- Да, например, всю ночь украшать дом. Завтра – Рождество, а у нас даже елки нет, Тео. Я не говорю про живую, но искусственная - и та разобранная валяется, -  Лиам  неосознанно облизывает свою нижнюю губу и, моргнув, поднимает глаза на Тео, -  Я скоро вернусь и помогу тебе со всем этим. Гирлянда в гостиной, в коробке, и пое…
Данбар обрывается, вспоминая, что совсем ничего не готовил – был занят печеньем, да и в холодильнике осталось ни так уж много продуктов, чтобы приготовить полноценный ужин. Правда, есть куча сладостей, которые ему сегодня подарили в музее. В любом случае, Лиам надеялся, что во всех тех разноцветных коробочках сладкое.
- Выпей пока чаю. Мне коллеги подарили несколько подарков. Там, внутри, конфеты и открытки какие-то, записки, в общем – посмотри сам, я все не вскрывал. И распутай гирлянду. Сделай это и я обещаю приготовить ужин.
Лиам быстро целует Тео, прижимаясь своими холодными губами с его носу, и срывается  с места, ловко перескакивая через небольшие кучки снега и замерзшие лужи. На все про все у него должен был уйти максимум час. Благо, что торговый центр под боком и не требуется куда-то ехать, толкаясь в забитом общественном транспорте на ночь глядя.

Отредактировано Liam Dunbar (02.12.2018 23:46:01)

+5

7

Длинные ноги и светлая копна волос Элизабет довольно весомые аргументы. Для кого-нибудь другого, но не для Тео. Что уж тут поделаешь, когда твоим, позаимствованным когда-то давным-давно у сестры, сердцем, завладел кое-кто совершенно другой. С не такими длинными и стройными ногами, но с еще более голубыми глазами, чем у внучки миссис Беккер. Так что, какой бы умницей и красавицей ни была Элизабет, но Тео она не интересовала от слова совсем. Но всё же, иногда было забавным наблюдать за раздражением Лиама, когда речь заходила о соседской внучке.
- Да, ты прав. Пора в тёплую квартиру, - произносит Тео, когда Лиам советует ему идти домой и ненадолго задумывается, когда тот спрашивает о том, захватить ли Тео что-то в магазине, - Не знаю даже, купи бенгальские огни.
«Может, хотя бы с их помощью мы избавимся от того отвратительного пледа на диване. Можно случайно уронить бенгальский огонь на плед и прожечь в нём дыру. Идеальный план» Идеальный и коварный план. Главное, не прожечь дыру и в самом диване. Диван Тео очень даже нравится. В отличие от пледа  непонятной растаманской расцветки, подаренного кем-то из дамбаровских сокурсников. И Тео воспользуется любой возможностью избавиться от этого пледа. Даже таким варварским способом. Можно было, конечно же, просто сказать Лиаму о том, что этот плед отвратителен, но Рейкену не хотелось расстраивать Лиама. Все же это подарок друзей. Пусть и друзей, совершенно не обладающих хоть минимальными задатками хорошего вкуса.
- Украшать дом всю ночь… Именно об этом я и говорю. Точно. Очень важное и интересное занятие, - смеётся Тео и машет рукой в сторону Лиама, - Иди уже. Разберусь и с конфетами и гирляндой и ступеньками. Ты главное не потеряйся среди толпы и не зависай у витрин с блестящими огоньками. А то еще закроют ТЦ на ночь вместе с тобой.
И кто тогда будет готовить ужин? Тео естественно может и сам приготовить что-нибудь поесть, но у него и так слишком много дел. Распутать гирлянду, вскрыть подарки от коллег Лиама, почистить ступени... Дел невпроворот.
Тео наблюдает за тем, как Лиам скрывается за углом и смотрит в вечернее небо. Если снег не перестанет сыпать так интенсивно, то к утру сугробы подрастут еще на несколько сантиметров. Ступеньки Рейкен преодолевает без особых приключений, но приходит к выводу, что лёд с них всё таки лучше соскрести. Или же придется соскребать с них уже Лиама, когда тот вернётся из магазина.

Первым делом Тео переодевается и ставит чайник. После чего выкладывает продукты в холодильник и по кухонным шкафчикам. План следующий: заварить чай, пойти почистить ступени, прийти и распотрошить несколько коробок с подарками Лиама с работы и выбрать самые вкусные конфеты, съесть их запивая чаем и просматривая либо какую-то передачу на National Geographic или что-нибудь на Netflix. После чего уже заняться особо важной миссией по распутыванию гирлянды. Нужно ведь доказать Лиаму в очередной раз, что тот рукожоп.
На самом деле Рейкен ожидал увидеть на кухне что-то наподобие последствий ядерно-кулинарного взрыва. Где все поверхности бы покрывала мука, глазурь и прочие ингредиенты из которых готовится праздничное печенье. Но на кухне было относительно чисто. А было печенья столько, что можно прокормить как минимум одно немногочисленное племя, обитающее где-нибудь в труднопроходимых джунглях Амазонки. И печенье выглядит очень даже неплохо, а пахнет так вообще отлично. Возможно, Тео после этого станет считать Лиама чуть меньшим рукожопом. На ноль целых пять десятых процентов, например.
Он практически уверен, что печенье посчитано и незаметно украсть пару штук не получится. А последствия воровства могут быть разные. Лиам ведь не сказал: «Попей чаю со свежеиспеченным печеньем». Он точно говорил о конфетах. Так что, если речь не шла о печенье, то лучше его не трогать. Даже если и очень хочется. Тео накидывает куртку, обувается, берет весь необходимый инвентарь и идет чистить ступени. За десять минут, которые он планирует потратить на это занятие, чай как раз заварится. Провозиться со ступенями приходится немногим дольше, но всё равно дело в итоге оказывается сделанным на отлично. Теперь, возможно, они встретят Рождество с Лиамом, у которого будут целы все конечности. Очень даже неплохо.

Разноцветных коробочек с конфетами не так уж и много, но достаточно, для того, чтобы люди без способностей оборотней загнулись от диабета. Рейкен распаковывает парочку из них и в первую очередь ищет конфеты с миндалём. Несколько коробок имеют логотип известного Рейкену производителя «Бомон  Инкорпорейтед», уж там-то точно есть вкусные конфеты с миндалём, в этом и сомневаться не приходится. Разнообразных открыток и записок немного больше, чем сладостей. Читать чужие открытки не очень хорошо, но Тео ведь разрешили? Да и разве они чужие с Данбаром? Тео бы не возражал, чтобы Лиам прочитал подаренные ему открытки. Если бы не оставил их на работе. Зачем тащить всю эту макулатуру домой? А макулатуры было достаточно. Потому что Тео работал ассистентом на кафедре, и студентки с младших курсов считали своим долгом завалить Тео различными поздравлениями. Рейкен просто оставил все эти открытки, записки и все остальное на своем рабочем столе в лаборатории. Некоторые из них, в которых явно не фигурировало имя Тео, он положил на стол доктора Симменса. Потому что ворчливого профессора обделили вниманием. А Симменс был очень хорошим преподавателем и отличнейшим доктором, поэтому несправедливость стоило устранить. Может он порадуется открыткам и станет менее придирчивым.

- Дорогой Лиам, поздравляю тебя… бла-бла-бла, желаю бла-бла-бла, оставаться всегда таким милым и забавным. Ты, как никто другой, понимаешь меня и можешь поднять настроение. Вероника…  Да что ты говоришь, Вероника, - Тео пережевывает конфету и присматривается к одной из открыток. – Это что след от розовой помады? Она открытку поцеловала? Господи.
Остальные открытки были практически такие же – с воспеванием од Лиаму. Несколько поздравлений были даже написаны явно детским почерком. То что Лиам пользовался популярностью у детей в музее, в котором работал, не было секретом. Дети его обожали. Судя по всему всякие Вероники, Мэгги и Лилли тоже.
За всем этим чтением Тео даже забывает включить телевизор. Чаепитие проходит на удивление быстро и весело.
- Ладно, дамы, с вами очень интересно, но меня ждёт гирлянда, - Рейкен аккуратно складывает открытки стопочкой и кладёт их на такую же аккуратную стопочку коробок с конфетами. Лиаму наверняка будет интересно почитать.

+5

8

В торговом центре просто тьма суетящихся бегающих людей, но перед Рождеством всегда так, одна и та же картина из года в год. Лиам протискивается сквозь плотные людские потоки, чтобы попасть в нужный магазин и с радостью отмечает, что не все уютные гирлянды с клубочками разобрали. Правда, приходится немного постоять в очереди, чтобы ее купить, но ничего не поделаешь. Он уже думает о том, чтобы начать развлекать себя отправкой Тео фотографий очереди, их новой гирлянды и того странного мужика в ярко-желтом пальто, что стоит прямо перед ним, когда эта самая очередь, наконец, начинает активно двигаться в сторону кассы. Через пару минут заветный пакет оказывается в руках у Данбара и он пулей выскакивает из магазина, чуть ни вприпрыжку несясь дальше.
На первом этаже, в самом центре, красивая экспозиция с шикарной гигантской елкой, слишком уж натурально выглядящими оленями вокруг и толстым мужиком в красном костюме Санта-Клауса. Санта фотографируется с детьми, а дети щупают оленей, видимо, проверяя живые те или нет. Естественно, олени искусственные, но у них мягкая плюшевая шерсть, в которую Лиам с восторгом запускает руку. В итоге, он не может удержаться от того, чтобы сделать селфи с этим оленем и отправить его Тео. А так же от того, чтобы купить в ближайшей лавке два ободка: с забавными меховыми ушками, то ли волчьими, то ли оленьими, для Тео, и  с красными меховыми рожками чертенка – для себя. Да, именно так, а не наоборот. Он уже представлял эти оленьи уши на модной стрижке Тео и не мог не хихикать, пока искал бенгальские огни. Тео должен выглядеть таким милым с этими ушами. Мама оценит. Она любит милые фотографии, особенно если на них Тео. Данбар даже не удивится, когда во время следующего визита к родителям, обнаружит это фото, висящее в красивой рамочке на стене. Он хочет сфотографировать и  уши тоже, поинтересовавшись у Тео, пустит ли тот Лиама с ними домой, но решает сделать маленький сюрприз.
Он покупает пачку бенгальских огней, бутылку хорошего вина, бутылку шампанского, немного думает и берет еще не менее хороший виски. Может, алкоголь на них и не действует, но сами по себе это вкусные напитки, да и повод их выпить существенный.
В конце концов, Лиам выходит из торгового центра нагруженный, как пустынный верблюд.

Ступени у дома выглядят так, будто льда на них никогда не было. Вообще никогда. Он с улыбкой осматривает проделанную работу и качает головой. Тео действительно их почистил, а это значит, что Лиам в ближайшее время точно не поскользнется, не перевалится через перила и не приземлится в сугроб. По крайне мере – не на этих ступенях. Красотища.  Не медля больше, Лиам быстро поднимается в квартиру, тут же стаскивая с себя обувь и верхнюю одежду. Он уже знает, что Тео находится в гостиной, поэтому уверенно идет туда, неся с собой покупки.
- Ты ее действительно распутал, -  улыбается Лиам, рассматривая аккуратно уложенную гирлянду, без узлов и петель, что он навязал, когда пытался сделать все сам. Надо было изначально оставить ее для Тео, а не проявлять самостоятельность.
Он опускает всю свою ношу на пол и осторожно прикасается к гирлянде, опасаясь шевелить ее больше, чем нужно. А то вдруг опять запутает, тем самым спровоцировав Тео замотать его в эту самую гирлянду и поставить в гостиной, как замену рождественской елки. Так и будет до января стоять, светиться.
- Спасибо за ступеньки. Я уже говорил, что я тебя обожаю, да?
Лиам порывисто целует Тео в скулу и,  бросая взгляд на настенные часы, ускользает переодеваться. Пора начинать заниматься ужином, иначе он рискует оставить их обоих голодными. Да и печенье давно ждет, чтобы его, наконец, раскрасили.
- Что приготовить на ужин? – спрашивает он из спальни, натягивая первую попавшуюся футболку, которую нашел в шкафу, - Выбирай. Мне все равно, я сейчас что угодно съем. Кстати, тебе печенье понравилось?
Кому принадлежит эта футболка – ему или нет, Лиам не обратил внимания, но размер, кажется, его. У него была привычка таскать футболки Тео. Они немного больше, немного свободнее, они классно пахнут Тео и в них намного удобнее, чем в собственных. Какая религия не позволяла Лиаму купить себе футболок на размер больше и носить их в свое удовольствие, он не знал. И никто не знал. Воровать футболки Тео гораздо интереснее.
«Ужин или ушки? Ушки или ужин? Ужин»
Лиам идет в кухню, где облачается в черный льняной фартук. Когда-то у них был яркий разноцветный фартук, купленный им в одной из многочисленных лавочек Нью-Йорка, но после очередной готовки он исчез. Лиам помнил, как повесил его в шкафчик, а, буквально на следующий день, фартук оттуда испарился. Наверно, за ночь его сожрала гигантская моль. Видимо, та же самая, что когда-то уничтожила его розовую футболку с лицом Дуэйна "Скалы" Джонсона и те лиловые цветастые шторы в спальне. Но шторам туда и дорога, они были просто ужасными, хотя и подарены родителями. Лиам уже наврал матери, что прожег их утюгом, хотя в жизни ни разу шторы не гладил. Да и надо ли?
«Ушки!»
- А я тебе кое-что купил! – объявляет Лиам, возвращаясь обратно к Тео, - Закрой глаза. Ну же, Тео, всего на минутку.
Он дожидается, пока Тео исполнит его просьбу и подхватывает свой рюкзак, вытаскивая оттуда праздничные ободки. Данбар знает, что это ребячество, но веселье в Рождество еще никто не отменял. Улыбаясь, он ловко надевает меховые ушки на голову Тео и поправляет их, пока они не сядут так, как надо, при этом - не испортив его прическу. Затем Лиам отходит на шаг назад, рассматривая свое творение и цепляя на себя ободок с рожками. 
- Я знал, что они тебе подойдут, но не думал, что настолько. Боже мой, Тео, ты такой ми-и-илый, - тянет Лиам, широко улыбаясь и чувствуя, как у самого розовеют щеки и уши, - Стой! Тебя надо сфотографировать и отправить маме, она просила наши новые фотографии. Или сразу в Инстаграм, чтобы все увидели. Пусть они умрут от зависти и умиления.
Лиам шарит по карманам в поисках своего смартфона, пока не находит его. Успеть бы сделать хотя бы одну фотографию. Этого будет вполне достаточно для того, чтобы прикрепить фото к номеру Тео в телефонной книге и надеется, что тот не выкинет Лиама в окно.

+4

9

Распутывание гирлянды оказалось очень интересным и увлекательным занятием. Серьезно, Тео даже чувствовал некое умиротворение распутывая очередной узел. И улыбался, представляя, как несколькими часами ранее Данбар сидя на этом же месте психовал, пытаясь разрешить эту непосильную задачу. Удивительно, что Лиам в итоге не порвал гирлянду своими волчьими когтями. Поступить в стиле Александра Македонского, разрубившего гордиев узел, вместо того, чтобы его распутывать было в духе Лиама.
Рейкен получает от Лиама всего лишь одно сообщение с селфи. Видимо, тот действительно хотел закончить поскорее с покупками, если не фотографировал всё на каждом шагу, посылая Тео смс отовсюду. Всего-то одно сообщение с оленями. «Мило. Только не садись на колени к Санте, я тебя умоляю. Даже если он пообещает исполнить твои желания…» отвечает Тео.

Лиам возвращается к тому моменту, когда Рейкен заканчивает с гирляндой и раздумывает вытащить ёлку из кладовки. Но сомневается, стоит ли вообще её доставать. На самом деле Тео не против видеть в их доме живую ель на это Рождество. Ёлку Фрайзера или Бальзамическую Пихту, которые продают на фермерской ярмарке прямо возле торгового центра. Она будет пахнуть хвоей, а не пластиком. Да, на неё придётся потратить около сотни долларов, но оно ведь того стоит? Они наверняка будут продаваться и утром, если встать пораньше.
Позитивом от Данбара прёт от самого порога. Он уже несколько дней сияет, как та самая гирлянда. От него можно подзаряжаться хорошим настроением, если оно вдруг начинает стремиться к нулевой отметке. Нужно ли говорить о том, что долгое время Тео вообще не был поклонником Рождества из-за некоторых событий в детстве? Пока не начал жить с Лиамом. Потому что не любить Рождество, когда рядом с тобой этот ходячий позитив – невозможно. Тео пробовал - не получилось.
- Конечно же, распутал. Ты еще скажи, что сомневался во мне. Пфф, - фыркает Тео, - Не трогай её!
Тео почти что верит в то, что гирлянда может спутаться только от одного лишь прикосновения Данбара. Он парень способный. Очень даже.
- Всегда пожалуйста, - холодные с мороза губы Лиама лишь на секунду прижимаются к щеке Тео. Он думает, достаточная ли эта мера благодарности за пятнадцать минут отскребания льда от ступеней или завтра стоит столкнуть Лиама в сугроб самостоятельно, когда они будут выходить из дома? Если будут выходить из дома. – Ага, говорил утром, когда я кофе варил.

Тео роется в пакетах, когда Лиам скрывается в спальне. Гирлянды, мишура, коробка с шарами, бенгальские огни, еще что-то и… алкоголь. Целых три бутылки. Целых три бутылки не действующего на них алкоголя. И в заначке даже не было аконитовой настойки, кажется.
- Ммм, не знаю. Что-нибудь попроще. Стейки кинь на сковородку и хватит. Я помогу с салатом, - если учесть, что у Лиама почти что целый взвод не украшенных пряничных человечков, то заморачиваться с ужином вообще не стоит. Иначе они действительно совсем не лягут спать, - Печенье? Это проверка такая? Я не пробовал печенье. Ты же не говорил, что его можно трогать.
Рейкен выкладывает покупки для украшения дома на журнальный столик и на диван. Предварительно прикидывая, что и куда пойдет. – Симпатичная гирлянда, - заключает Тео, рассматривая приобретения Лиама.
Подозрительно улыбающийся Лиам появляется в гостиной и Тео совершенно не нравится его взгляд.
- Закрыть глаза? Ты мне что-то купил… Может быть не надо? – умоляюще смотрит Тео на Лиама. Потому что это: «Закрой глаза я тебе что-то купил» априори не может означать ничего хорошего. Лиам непоколебим и Тео приходится все-таки закрыть глаза, преодолевая желание подсмотреть за тем, что же там такого купил Данбар. Тео даже не знает, чего ожидать. Самым безобидным, что может придумать Лиам это какой-нибудь пёстрый свитер с оленями. Но это что-то надевается на голову Тео. И он бы точно закатил глаза, если бы они не были закрыты.
- Серьёзно? – Тео ощупывает то, что у него на голове и открывает глаза. Данбар перед ним предстаёт с рожками чертёнка и это как нельзя лучше характеризует его. – Значит уши? Спасибо, что хотя бы не оленьи рога. А то нам было бы, о чём поговорить. Хотя, сейчас у меня тоже есть к тебе парочку вопросов о твоих фетишах, Лиам.
Тео не знает, что ему делать: фейспалмить или же смеяться. Можно делать и то и другое.
- Никаких фото в инстаграм! Максимум - для твоей мамы и то, потому что ты ведь не отвяжешься, пока не добьешься своего, - Рейкен ослепительно улыбается и показывает Лиаму средний палец. – Это лично для твоей коллекции. А теперь давай для миссис Гейер без неподобающих жестов.
Ослепительная улыбка остается на лице, а рука с характерным жестом перемещается ниже, чтобы не попасть в кадр. – Если ты выложишь это в инстаграм, то тебя настигнет страшная месть. Подумай хорошо, прежде чем обречь себя на ад.
Адские пытки щекоткой, например. Кто же знал, что Данбар боится щекотки больше, чем сломанных рёбер и носов. Грозный и матёрый волк, готовый просить о пощаде сквозь слёзы и смех, когда его прижимают к дивану и щекочут под рёбрами.

+4


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » CRYSTAL BALL » [24.12.2018] twist of fate


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC