- Для философии я, признаться, туповат, - пожал плечами друид, - Это скорее безудержное словоблудие, которое загоняет меня и окружающих в депрессию, - честно сказал Оаклиф, - и это лишь доказывает ваши слова о том, что слишком много размышлений, наложенные друг на друга, могут изрядно всё испортить,- уж как могут испортить лишние мысли и слова жизнь, Альфред знал. Он был просто непревзойденным чемпионом в этом. Бармен никак не отреагировал на то, что англичанин откровенно пялился на него некоторое время. Ну и славно. Было бы очень неловко, если бы он воспринял это как грубость или дурацкий флирт. Начинать вечер, изначально рисовавшийся в голове Альфи взрывоопасно неловким, с чуть более легких конфузов не хотелось. Почему путь к семейному счастью для Оаклифа пролегал через такое минное поле агрессивного пятнистого окраса? Карма. Не иначе.
Отдай свой голос за Сомнию!
Игровое время: Май-Июнь

Добро пожаловать, в свой самый страшный кошмар!
Ты готов пройти все круги ада, чтобы побороть свой страх? Мы ждем тебя и надеемся, что ты все же не испугаешься Ужасных Докторов, которые способны пробраться в самые тайные места твоей души, и достать от туда то, чего ты боишься на самом деле. Готов проверить? Тогда регистрируйся!

Teen Wolf: SOMNIA

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [11.05.2014] Маленькая британская проблема


[11.05.2014] Маленькая британская проблема

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Маленькая британская проблема
/ Проблему не решить, если её не понять. /
- - - - - - - - - - - - - -
http://s8.uploads.ru/t/bH1ks.gif http://sg.uploads.ru/t/ivsr5.gif http://s9.uploads.ru/t/VMmWK.gif
- - - - - - - - - - - - - -
действующие лица: Brenda Salazar, Alfred Oakleaf

приватность эпизода — open

сюжет

Ньютон Крамер пропал из города, оставив после себя кучу вопросов и непонимания. Единственная, кто может пролить свет на всё это - Бренда Салазар.

/ здравствуй, мама... плохие новости, Герой погибнет в начале повести (с) /
- - - - - - - - - - - - - -

• время •
11.05.2014/вечер

• место •
номер в отеле Бейкон Хиллс

+3

2

You feel that your will starts crashing down.
©OneRepublic

Когда остаешься сильной слишком долго, то начинаешь ломаться по кусочкам, по крошкам, практически не осознавая этого. Бренда частенько просыпалась среди ночи, хватая с тумбочки трекер Ньюта. Она не знала, что доказывает себе этим действием то, что Ньютон действительно ушел, что трекер все так же покоится у неё, что ничего уже не переиграть? Часто осматривала синяк на щеке, ожидая его самостоятельного исчезновения с лица, не используя косметику. Она наказывала себя, каждый раз вспоминая о его появлении, или не хотела забывать про Него? У Бренды было много вопросов, только ни одного ответа.

Она обрадовалась утром, когда на телефон поступил звонок. Хотя может не прям обрадовалась, но в душе что-то задрожало, словно она подошла близко к какой-то разгадке. Бренда не любила делиться проблемами или бежать за помощью к взрослым, после смерти отца. Но в Альфи она видела, если не отца, то близкого друга, который умеет или хотя бы просто знает все. Доверие - это она чувствовала, но не признавалась даже себе. И вот снова, как слепой котенок, ищущий поддержку, она шла к нему.

Девушка остановилась у отеля, скептически осматривая здание. Школьная сумка оттягивала плечо, но не от тяжести тетрадей, а от бутылки вина, которую школьница умыкнула из штаба. Почему-то в моменты, когда ты готова послать все к чертям, в алкоголе видится спасение, и в нем же находишь смелость. Бренда встряхнула волосами, стянутыми в хвост, надеясь, что в своей одежде её не примут за проститутку. После чего смело переступила порог. Едва ли она волновалась о мнении парня за стойкой регистрации, она даже не взглянула на него, направляясь к лифтам.
В здании была слишком простая планировка, чтобы заплутать в прямых коридорах. Ковры скрывали её шаги, а мягкие цвета не раздражали воспаленные от недосыпа глаза. Охотница вздохнула, поднимаясь на нужный этаж, без труда находя нужный номер. Поудобней перехватила сумку, коротко постучалась и вошла.

- Привет! - стараясь быть оптимистичный и непоколебимой Брендой Салазар. Сбросила с плеча сумку, кинула её на двухместный диванчик и упала рядом с сумкой. – Чувствую себя наемной убийцей, что пришла за новым делом к Дону Корлеоне.
На самом деле девушка примерно понимала, о чем будет их разговор. Ведь именно друид получил смску от неё с просьбой помочь нагвалю, от которой и мог узнать детальные подробности. Только вспоминать ту ситуацию и ночь, не хотелось. А больше всего не хотелось ковыряться в ране, которую оставил после себя британский охотник. Поднимать глаза на Альфреда совсем не хотелось потому, что банально охотница боялась найти в них сочувствие и расплакаться. Сейчас она чувствовала себя сломленной, именно сейчас понимала, что все это правда и Ньют не просто пережидает где-то бурю. Бренда мяла край футболки, переводила взгляд на ворсистый ковер и снова на футболку, ожидая начала тяжелого разговора. Она еще надеялась, что в случае чего-то неприятного или недопустимого просто встанет и свалит, плевать, как это воспримет Оаклиф. Именно сейчас все созданные когда-то связи казались бесполезными, хотя надо только выяснить, что стало с Крамером, а потом уже, снося косяки, бежать подальше отсюда. Только вот трансильванка ещё не знала, что этот вечер вывернёт её душу наизнанку, заставит вытирать рукавом мокрые глаза и говорить-говорить, глотая окончания.

Сейчас охотница ещё была относительно спокойна, даже про вино на мгновение забыла, хотя сумка была рядом на расстоянии вытянутой руки.
- Ты хотел поговорить о, - Бренда все-таки посмотрела на мужчину, разрезая тишину хриплым голосом, - Бет? – Слабая попытка оттянуть ненужный разговор, отбросить сантименты и любую доброту, от которой только зубами скрипеть охота. Салазар была доверху забита жалостью и состраданием в штабе охотников, но нужно ей было совсем другое.
Сможет ли она найти это здесь?

Отредактировано Brenda Salazar (25.11.2018 15:24:23)

+4

3

Альфред никогда не воспринимал себя кем-то взрослым и способным решать чьи-то проблемы, кроме своих. Да и свои-то он решал просто чудовищно. Он помог Бет, но проворонил беду гораздо более близкой ему девушки, которую считал чуть ли ни сестрой. Оаклиф до сих пор не мог понять, сможет ли Руж его простить. Но ужасные обстоятельства накрыли не только сторону "добычи", но и  "охотников". Ему было просто необходимо поговорить с Салазар где-то, где не будет лишних ушей и глаз, а у них обоих будет шанс сбежать от этого разговора, если что-то пойдет не так. Он чувствовал свою вину перед... Да перед всеми.

Встреча в номере отеля - это странная идея, но в их случае выбор был невелик. Нейтральной территории, где было бы тихо, как дома, в городе было мало. Тому, что мужчина с явным британским акцентом вечером заехал в гостиницу, никто не удивился. Он же иностранец. У Бренды же был номер комнаты и адрес, так что ей не придётся ничего спрашивать или объяснять сотруднику за стойкой регистрации.

Альфи сидел и курил в открытое окно. Ему надо было себя чем-то занять в ожидании юной охотницы и не думать о том, что после пары его признаний они могут вернуться к разговорам о пуле во лбу друида. Курение помогало, но слабовато. К счастью, Салазар не заставила себя долго ждать. Она пыталась быть оптимистичной, но всё положение её тела выдавало девушку. Она не смотрела на мужчину, теребила край футболки, и как-то странно сутулилась, пытаясь сжаться. А может последнее - лишь домыслы англичанина?

- Хорошо, что не Лолитой, - поддержал тон разговора британец, выбрасывая окурок в окно. Он подошёл чуть ближе к девушке, пока та задавала главный вопрос вечера, - С Бет всё нормально, - выяснять у Салазар, за что они открыли охоту на эту тихую девочку он сейчас не хотел, тем более Бренда сама и спасла нагваль от этого ужаса, - Я хотел поговорить о Ньютоне. Мы с ним знакомы не так долго, чтобы я мог понять, какой он на самом деле человек. Но то, что он сделал, - Альфи не смог подобрать другого слова, - просто чудовищно и не поддаётся никакому здравому смыслу. Бренда, что произошло? Он под какими-то веществами? Давно он такой? Где он сейчас? - последний вопрос волновал его чуть ли не сильнее всего.

Если он сотворил такое с девушкой, явно не успевшей хоть как-то насолить Крамерам, то что он мог предпринять против Юки? А не решит ли он добить Эстер? Ведь она тоже кицунэ. От одной мысли, что этот мальчишка может навредить его лисицам, у Альфи сжималось сердце. Он не хотел этого признавать, но он беспокоился и за Ньютона. Он болезненно пытался стать для него старшим братом, сам того не замечая. Компенсация собственных разрушенных отношений с семьей, а может просто его дурацкая сентиментальная натура. С парнем явно было что-то не так. Глобально не так. Не какой-то временный взрыв эмоций, а нечто тягучее, затягивающее его на самое дно. Юки может за себя постоять, но не станет его убивать, если он не перейдёт какую-то крайность. Что-то подсказывало, что сейчас Крамер как раз был готов переходить все границы. Но если его нет в городе, то не делает ли это всё только хуже?

Отредактировано Alfred Oakleaf (25.11.2018 21:23:18)

+5

4

Всё лучшее от горя хорошеет,
И та любовь, что сожжена дотла,
Ещё пышней цветёт и зеленеет.
Так после всех бесчисленных утрат
Во много раз я более богат.
© У. Шекспир

Юная охотница даже не думала, что Алфред курит, но сейчас мозг отказывался воспринимать какую-либо информацию извне, только на том основании, что держать лицо было сложнее. Девушка не хотела выказывать свое состояние, не понимая, как предает её невербальные сигналы тела. Она была полностью разбита, хотя не желала этого признавать.

Тихий голос друида внёс в душу какое-то успокоение, и Бренда даже задумалась, не обкурил ли он комнату какой-нибудь травкой. Хотя такое было явно не в духе мужчины, несмотря на его бунтарский образ. К тому же такой подставы девчонка бы точно не простила, она все-таки была уверена в своих силах. Пока уверена, хотя отчасти сознание кричало "сдайся!".

Охотница скрипнула зубами, но ответить все-таки решила, пусть тише, чем того требовалось. Потому что в себе она еще не разобралась, до сих пор не понимала, под какими веществами была на фабрике. Ведь её воспитывали убивать всяких тварей, не давать им шанса жить и творить зло, тем более не учили давать им возможность получить лечение. В глубине души Бренда осознавала, что Альфи поможет Бет, не может не помочь. Сейчас же решила высказать свои сомнения вслух, так как молчать было выше её сил, да и тишина давила на барабанные перепонки.
- Мне все равно, что с ней. Я вообще не уверена, что поступила правильно, - прошептала Салазар, все ещё избегая взгляда друида. Нет, убить Бет тогда на фабрике она бы не смогла, но это не значит, что сейчас снова упустит такую возможность. Однако в это время она вообще была не уверена, что не утратила большую часть своих способностей. Побег Ньюта сильно подкосил её, только всех проблем она еще не оценила и не осознала. Крупных охот не предвиделось, а потому относительное спокойствие, где можно погрузиться в апатию и вообще забыть, что ты воин, а не хрупкая леди.

От знакомого имени, произнесенное мужчиной, Бренда вздрогнула и попыталась это скрыть, потерев свои руки, словно ей было холодно. Хотя чувствовала лишь жар и какой-то стыд что ли, иначе объяснить, почему горят уши, она не знала.
- Что он сделал? – отстранено произнесла девушка, прикасаясь рукой к щеке. Тут же опуская руку, словно обожглась о уже не болеющий след. Она собиралась с силами, слыша, как в тишине номера раздается лишь её сбитое дыхание. Глаза зажгло изнутри, но удавалось держать под контролем эту печаль и боль. – Ньютон, - подчеркнуто холодно начала охотница, - сбежал из города.

Школьница повернулась, наконец, к Оаклифу, смотря в глаза: прямо, больно, невыносимо. Это было очередное наказание для неё, ведь она виновата в побеге друга/соратника/коллеги/любви. Глаза заблестели непролитыми слезами, по лицу пробежала судорога, которую пока удалось побороть. Она размышляла насколько может быть откровенной, потянулась рукой к сумке. Пальцы сомкнулись на ремне, и она нашла в себе смелость сказать.
- Тогда на фабрике был не Ньют.
Это была уверенная фраза, Бренда прекрасно знала Крамера, знала его пусть не с рождения, но достаточно, чтобы судить его поступки. Между ними столько всего было, но он никогда не поднимал на неё руку. Никогда. Исходя из этих данных, тогда на фабрике был кто-то другой, выглядел также, а все остальное было далеко от настоящего Ньюта: голос, удар, слова и действия.

Внутри что-то сломалось, разбилось, разлетелось на осколки, оставляя рваные раны. Бренда вдруг полностью повернулась к друиду, сжимая руками ремень школьной сумки. Её прорвало, вся боль, все мысли, что скопились внутри, вырвались монологом. Она глотала окончания слов от волнения, но даже не замечала этого. Бренда торопилась, чтобы запал не пропал, чтобы она не передумала, чтобы она уже высказалась раз начала.
- Не знаю, кто его опоил, что ему дали, как повлияли на него. Но это был не Ньют! Он бы никогда не ударил меня, не сделал бы такого с Бет. Мы охотники, мы убиваем пулей между глаз, - Салазар невольно коснулась пальцами своего лба, словно показывая данное место. – Но, то, что сделал он, это не Ньют. Мы охотники, убийцы, называй, как хочешь! Но мы не садисты, мы не пытаем.
Из глаз брызнули слезы, обнажая душу, чувства и погребенные под слоем равнодушия эмоции. Бренда еще пару минут смотрела прямо в глаза Альфреда, а потом стала остервенело тереть щеки рукавом кофты, словно втирала слезы в кожу.

- Прости, - шептала она на автомате и никак не могла перестать шептать это слово или перестать бессмысленно тереть лицо. Оно уже горело, было ужасно больно, но школьница не прекращала.

+5

5

Если бы ты не была уверена в своём поступке, то избавила бы Бет от страданий пулей, а не догадалась бы позвать меня. Этот вопиющий случай сострадания со стороны охотницы друид решил не обсуждать.Он сделал для себя некие выводы, о которых обязательно скажет Бренде уже после того, как они выяснят, что или кто заставил Ньютона вести себя так.

Правда, пока никаких значимых деталей он уловить не мог. Салазар выдавала короткие фразы, которые ничего не объяснили. А потом случилось то, чего Альфред конечно же ожидал, но искренне надеялся, что этого не будет. Девушка надломилась и заплакала. Мужчина понимал, что в штабе охотников она вряд ли могла позволить себе такое, так что вся накопленная горечь нашла выход именно сейчас. Оаклиф готовился к очень тяжелому разговору, который не предполагал сближения, а возможно даже оттолкнёт школьницу от него. Но просто смотреть на сломленную девочку, которая безуспешно пыталась остановить слёзы, англичанин не мог.

-Бренда, - он чуть наклонился, подходя к девушке, пока та смотрела ему прямо в глаза, друид взял её за руки, не давая Салазар продолжать тереть себе лицо, - не надо извиняться, - он обнял охотницу, прижимаясь щекой к её макушке, - мы с тобой сейчас всё выясним, хорошо? А пока Ньют не вернулся и не натворил ещё больше, придумаем, что с этим делать, - возможно, всё это было лишним, но по-другому успокаивать он не умел. Юки редко плакала у него на глазах, но его единственным инстинктом всегда было закрыть хрупкую кицунэ ото всех и шептать что-нибудь, обещать, да даже глупо шутить, пока она не успокоится. Вот и сейчас он не мог придумать ничего лучше.

Через несколько долгих секунд, он выпустил школьницу из объятий и усадил на кровать, садясь напротив. Альфред тяжело вздохнул и погладил девушку по плечу, обращая на себя внимание. Он слегка улыбнулся, всё ещё пытаясь привести Бренду в чувства. Они могли бы посвятить весь вечер душевным терзаниям, но это было бы непозволительной роскошью.

- Давай с самого начала, - сказал он, продолжая придерживать плечо Салазар, - Когда это началось? Скажи честно, он что-то употребляет? - на самом деле версия была так себе, Альфи не мог припомнить наркотиков, который доводили бы до такого, - Вы не сталкивались ни с кем странным? - после пары встреч с одной рыжеволосой барышней, у Альфи были все причины предполагать, что в городе есть как минимум банши, теоретический способная чуть ли не свести с ума в самом прямом смысле слова,- Скорее всего с девушкой. Есть существа, способные повлиять на разум. Нимфы, сирены, банши, эринии. Все они женского пола. Пожалуйста, попытайся вспомнить, не натыкался ли он на что-то похожее? Возможно она что-то пела или кричала. Он жаловался на головную боль? Может говорил сам с собой. Или шептал что-то, как будто, - Альфи задумался, - Как будто сам слышит голоса в голове.

Оаклиф надеялся, что Крамеру хватило ума поделиться хоть какими-то симптомами с Салазар. Так же он думал, что Бренда настолько внимательна к Ньюту, что не упустила его изменений и сейчас вспомнит что-то, что успело её насторожить. Иначе им придётся тыкать пальцем в небо всю ночь напролёт.

Отредактировано Alfred Oakleaf (28.11.2018 15:59:14)

+4

6

Ты можешь сколь угодно бояться, плакать и сетовать на свою судьбу,
но не теряй веру в себя - НЕ ОСТАНАВЛИВАЙСЯ.
Даже если тебя сшибли с ног, встань и продолжи свой путь.
© А. Фениксовна

Страшно бывает только в первый раз. Ведь страшно в первый раз поднять руку с зажатым пистолетом, страшно впервые столкнуть со смертью, страшно впервые показать себя настоящую. Но сейчас Бренде было совсем не страшно, потому что сейчас больше всего она чувствовала пустоту и какой-то пофигизм. Ей было сугубо плевать, где она, с кем она и что делает. Хотя утешающие слова друида и делали свое дело, заставляли успокоиться, довериться, расслабиться. Прежняя Бренда не позволила бы себе подобной слабости, ведь впредь было бы сложней держать неприступное лицо. Только вот сегодняшняя Бренда хотела успокоиться, довериться, расслабиться. Хотя и прекрасно понимала, как сложно будет потом собираться в единое цельное и неприступное машинное состояние.

Она прижалась к груди Альфи, вслушиваясь в убаюкивающие слова. Она честно старалась не намочить его рубашку, чтобы не пришлось отстирывать или объяснять кому-либо "откуда". Охотница слушала, а в голове назойливый внутренний голос твердил, словно знал, что в такой ситуации стоит делать. Пули решают. Поэтому голос, как заведенный и твердил – убить, убить, убить. Только вот сама Салазар сомневалась, она не желала такого исхода и почему-то внутри крепла уверенность, с Альфи они разберутся что к чему.

На кровати сидеть стало удобней, да и вожделенная сумка оказалась далеко, что лишало возможности пригубить опасный напиток. Хотя сначала его пришлось бы открыть. Бренда помотала головой, словно выбрасывала наружу ненужные сейчас мысли, которые могли мешать сосредоточиться на главном. На улыбку друида девушка ответить не смогла, хотела, но губы отказались повиноваться.
- Нет, он точно ничего не принимает, - нахмурилась охотница, стараясь вспомнить последние дни. – Я бы это заметила, даже таблетки у нас под строгим подсчетом. Не в психотропных препаратах дело. А вот сталкивался ли… Понимаешь, мы же взрослые и давно охотимся практически всегда в одиночку. Вряд ли Ньют, - родное имя отозвалось легким жжением в груди и короткой заминкой, - обо всех случаях рассказывал мне.
Бренда опустила голову, понимая, что едва ли чем-то помогла. Ведь последнюю неделю они мало общались, сталкивались, обсуждали стратегии, тренировались. Но практически не говорили. Их не учат разговаривать даже друг с другом, разговоры под строгим контролем, словно выворачивать в разговорах душу - это постыдное занятие. Поэтому охотники предпочитают вариться каждый в собственном соку, и только внимательный взгляд может найти отклонения от нормы.

- Головная боль? Ты серьёзно? – девушка усмехнулась. – Да у нас, у охотников, постоянно болит голова, особенно от нравоучений Престона. Так уж тут точно тупик.
Бренда успокоилась, а потому и позволила себе короткую шутку. К тому же она действительно не замечала чего-то странного. Все было как всегда, возможно она просто не хочется вспоминать. Последнее время у них стали появляться секреты друг от друга, это город так влиял на них обоих. Бренда хотела видеть, что все как всегда, что они до сих пор знают друг друга, как облупленного. Поэтому и закрывала глаза на возможные несостыковки.
- Но тогда на фабрике, - Бренда облизала пересохшие губы, продолжила теребить футболку. - Когда я его ударила, то на короткий момент увидела его глаза. Мне показалось, именно за этот удар он меня… похвалил. Поэтому если он с кем-то и встретился, то только с тем, кто мог его отравить. Ведь только что-то инородное может толкнуть человека на подобные действия. Кто из тварей может влиять на разум?

Бренда пыталась вспомнить последние события и, кажется что-то лежит прямо на поверхности, но она никак не могла ухватиться за это воспоминание. Вот что бывает, когда охота для тебя лишь хобби, ты совсем забываешь даже мельчайшие встречи со сверхъестественным. Ведь для тебя это уже обыденное дело и не выделяется на общем фоне.

+3

7

- Но вы же дети, -  очень тихо прошептал Оаклиф в такт словам Салазар о самостоятельной охоте. Ему в его восемнадцать приходилось максимум грустить о том, что он не пойдёт учиться дальше, а осядет в Икли, продолжая выдавливать из себя талант лекаря-травника, и придумывать, как улизнуть куда-то на встречу с Ю. Тогда это казалось чуть ли ни трагедией, но сейчас, слушая Бренду, он понимал, насколько у него всё было проще.

Ему в страшном сне не могли присниться те проблемы, с которыми сталкивались молодые охотники. А принимать решения, с которыми они оставались наедине каждый день, он бы и сейчас не осмелился. В голову ударила мысль, что именно этим и пользуется Престон, имеющий огромное влияние на их умы. Да, они уже самостоятельно ходят на охоту и обращаются с оружием не хуже взрослых, но остаются подростками. Такими хрупкими и неуверенными ни в чём.Прямо как я сам.

Рассказ Салазар всё ещё не очень помогал. Но Оаклиф немного успокоился вместе с ней и смог включить мозги. Альфи всё же уцепился за несколько фактов. Существа, повлиявшего на Ньюта, на складе не было. Значит влияние долгодействующее, а не мгновенное. Он всё это спланировал и привез туда Бет. Фраза про глаза... Сквозь пелену он всё ещё слышит остатки своего разума - эта штука ввинтилась в его голову крепко, но не давала личности угаснуть до конца, вероятно, подпитываясь из воспоминаний и убеждений. Самым подходящим вариантом была сирена. Все остальные были им отметены из-за длительности возможного воздействия и характера влияния. Он, конечно, мог и ошибаться, но если был прав... То у них есть шанс? Только стоит ли помогать Ньюту, после того, что он сделал? Почему его вообще должна беспокоить судьба Крамера? Или мне хочется помочь не ему, а Бренде. С чего он вдруг решил, что может всем помочь?

-Я думаю, что это может быть сирена, - друид смотрел куда-то в пол, думая, стоит ли говорить Бренде, что он может избавить Ньюта от этого, - Тогда Ньютон сейчас представляет собой своё альтер эго. Он это всё ещё он, но с вывернутыми наружу тёмными стремлениями и желаниями. Никто не знает, на что он способен и что предпримет, - мужчина серьёзно посмотрел на Бренду, - Я мог бы, - он замолчал. Альфреду не приходилось проводить такие ритуалы. Лечить кого-то - да, но и то только в Бейкон Хиллс он испытал свои навыки по полной. Получится ли у него. Стоит ли давать такие обещания, - изгнать голос сирены, - всё же сказал он.

Альфи нервно сглотнул. Скорее всего, то, что он предложил, идёт наперекор кодексу охотников. И, на самом деле, слегка разнится с его собственными ощущениями по поводу всего. Почему-то факт того, что Крамер сотворил это под действием голоса в голове, ничуть не скрашивало его вину в глазах друида, как бы он ни старался. С другой стороны, что может быть хуже, чем осознание этой вины. Не ему решать судьбу охотника. Пусть это сделают те, кому он непосредственно навредил. Он лишь может сделать так, чтобы Крамер сам понимал, за что его могут убить. Он подумал, что для принятия окончательного решения, стоит выложить все карты на стол перед Брендой.

- Понимаешь,- британец нервно постучал пальцами по колену, - Я сам не знаю, а выход ли это. И хочу ли я ... Он, - Оаклиф устало прикрыл глаза, - Успел навредить не только Бет, - настала пора более щекотливой части разговора, - Он рассказывал тебе про Эстер? Мисс Руж. Она кицунэ, и она мне как сестра. У нас было некое соглашение с Ньютоном. Я общаюсь с охотниками, вы не трогаете её. Но, кажется, соглашение нарушено, - а меня даже рядом с ней тогда не было,- А другая лисица. Онэ Юки. Ю, -он невольно улыбнулся, вспоминая о любимой, - Я влюблён в неё с шестнадцати лет. Мы жили вместе. Очень больно расстались. Она снова подпустила меня к себе, - он посмотрел охотнице в глаза, - я не могу и не хочу отпускать её, - Альфи рассказал всё, что должен был. Теперь ему оставалось лишь ждать ответной реакции.

Отредактировано Alfred Oakleaf (03.12.2018 16:26:48)

+3

8

Нам остаётся лишь пережить это горе и чему-нибудь научиться.
© Харуки Мураками

Мы не можем контролировать свои чувства, которые всегда выходят из-под контроля. Мы не можем выкинуть что-то из головы, если это преследует нас постоянно. Ведь настоящее не может идти рука об руку с прошлым – это не роскошь, это утопия.

Охотница легко усмехнулась на словах о детях, как давно она не чувствовала себя ребенком. Ведь их учили не показывать слабость, а у детей, как правило, слабостей более чем достаточно. Считать себя ребенком у Бренды не было права.

Девушка не думала, что её слова помогут, что всё, что она из себя выдавила, имели хоть какой-то практический характер. Ведь сама она бы ни за что не догадалась о том, что говорит перед ней человек, если бы была на месте Альфи. Она бы просто пожалела человека, накачала его алкоголем и уложила спать. Старая поговорка, что утро вечера мудренее, выручала как всегда. Но видимо некий житейский опыт или просто ум давали Альфреду фору и сейчас он в отличие от школьницы не был расстроен. Он сложил некоторые факты и смог дать исчерпывающую характеристику. И почему мне не хватило смелости обдумать все, полистать бестиарий? – чертыхнулась Бренда, благодарно смотря на друида.

Предложение, однако, обескуражило юную охотницу, она чуть прищурилась, обдумывая слова друида. Она уже понимала, что вряд ли ритуал такой уж простой, чтобы в случае неудачи развести руками и пожать плечами. Худшим результатом будет хладный труп. Бренда дернулась от неожиданного холодка в районе лопаток, она не могла позволить себе раскисать. Тем не менее, взгляд метнулся к оставленной сумке, но потом обратно.
- Как делать ритуал, если человек то и нет? – отозвалась девушка. Она не сказала ни «да» ни «нет», она до сих пор была полна сомнений. Ведь легче плыть просто по течению, чем сражаться с бурным потоком.

Откровенность всегда влечет за собой откровенность, даже если ты просто находишься в гостиничном номере не самого презентабельного отеля. Бренда смотрела на Альфи, стремясь вслушиваться в его голос, в смысл сказанных слов и абстрагироваться от своих проблем и несчастий. И вот наступила самая болезненная часть разговора, заставляя память работать, а глаза застилали картинки прошлого.

На словах о мисс Руж Бренда кивнула, она помнила, как, зашивая её, Ньют выдал очередной секрет. Она даже тогда согласилась, пусть это был лишь шепот в тишине её комнаты, она никогда не пыталась навредить кицунэ. Пусть скрипела зубами, пусть дергалась от всяких ужасов, но, в конце концов, Эстер была безопасна. Пока. Сестра? Я думала она и есть тот пень, - улыбнулась мягко охотница. Она даже готова была положить ладошку на руку мужчины. Ведь понимала, что тяжело рассказывать про сверхъестественную «сестру» охотнику, который против всяких тварей. Бренда это ценила, а потому даже не злилась, кроме того она уже знала. Но следующие слова повергли в шок, заставляя улыбку покинуть лицо охотницы. На последней финальной точке Бренда отпрянула от друида, резко вставая с кровати. Отошла на внушительное расстояние и с ужасом смотрела на Альфи. Она ожидала чего угодно, но сейчас мужчина словно предал её. Друг, которому она доверяла, который всегда помогал ей. Друг, которому она была обязана. Предал?!
Охотница обняла себя руками, стараясь переварить услышанное. Она не думала что какая-то лисица, будет постоянно появляться на её пути, будет постоянно рядом, как упоминание о слабости, о разрушении, о силе, что охотники никак не влияют на расселение сверхъестественных тварей. Каким же сильным было желание схватить сумку и выскочить из номера и больше никогда не видеть Альфи, даже если случайно получится. Стереть номер из контактов, чтобы не было соблазна позвонить, навсегда забыть о друге.

Только вот охотница не могла, она продолжала стоять и уже смотрела в пол стараясь подобрать слова.
- Честными. Мы должны быть честными, - прохрипела она и продолжала шептать. У неё не было сил говорить вслух, но сейчас он прекрасно мог её слышать. – Когда-то я сказала, что всегда буду на твоей стороне, чтобы ты не сделал. Тогда я предполагала многое, я простила бы даже твой нож в моей спине. Но… – охотница вздохнула. - Про Эстер я в курсе, плохо её знаю, мало с ней общаюсь, но она не кажется мне опасной. Я с Крамерами, а они воют с Юки уже ооочень давно.

Салазар замолчала, переваривая свои же собственные слова. Она не хотела бы продолжать, хотела бы даже забыть эту часть, которую знает. Ведь возможно после последних слов она потеряет мужчину, которого очень ценила. Но она сама же сказала, что они должны быть честными.
- Я не могу обещать тебе, что не пущу ей [Юки] пулю в лоб, если она появится на моём пути.

К концу предложения голос сел, охрип и затих. Бренда упрямо подняла глаза на мужчину, словно ждала контрольного выстрела. Ну же, Оаклиф, твое право стрелять или продолжить эту историю.

+3

9

Бренда отпрыгнула от него как от прокаженного. Наверное, именно так ей и казалось. Конечно, человек, который воспылал любовью к ледяному чудовищу - таким он был в глазах охотницы. Альфи только и смог, что выдавить из себя слегка виноватую улыбку. Когда твоим защитным рефлексом является глупая ухмылка на лице, жизнь обретает просто отвратительные краски, как и было сейчас. Девушка в шоке обнимает себя руками, стоя в другом углу комнаты, а он, слабо улыбаясь, пытается заглянуть ей в глаза.

- Я знаю, - без лишних эмоций сказал он, - Всегда знал и, не смотря на это, зачем-то поддался на шантаж Ньютона. А ведь мог бы просто сгрести Руж в охапку и быстренько уехать. Сливаться в закат мне не привыкать. Только сейчас до меня это дошло. Я просто не думал, что встречу Ю снова именно в этом городе. Так глупо. Глупо. Я мастер херовых решений, - друид неожиданно рассмеялся.

Он какое-то время придавался слегка истеричному веселью, не задумавшись, что такое поведение может заставить Салазар покрутить пальцем у виска и убежать. Просто у мужчины кажется слегка сдали нервы. Ещё никогда он не оказывался в центре таких событий, где от него ещё и что-то зависело. Он успокоился, громко выдохнул, хлопнул себя по коленям и встал, повернувшись к девушке.

- Бренда, - очень серьёзным тоном начал он, - Я понимаю, что мне сейчас бесполезно тебе что-то объяснять и доказывать, что она не лиса из страшных сказок, которые рассказывает вам всем Престон. Если бы она была кровожадной ледяной демоницей, то почему её самый любимый охотник до сих пор жив, и как в ней проснулись чувства к человеку? - он знал, что Салазар уже сделала очень большой шаг против системы, спасая Бет, так что был почти уверен, что, когда она успокоится, то сможет попытаться понять и его сторону, - Я рассказал тебе это, чтобы мы лучше понимали друг друга, и ты правда могла мне доверять. Но я вижу, что скорее... Напугал тебя? Я не ставил это своей целью, поверь, - он сделал небольшой шаг в сторону школьницы, как бы проверяя, не соберётся ли она сбежать или кинуть в него нож, а может сначала кинуть нож, а уже потом бежать.

Сделав ещё пару шагов, Альфи остановился на некотором расстоянии от Бренды, не желая давить на неё. Он сам позвал её сюда, сам хотел узнать, что случилось с Ньютоном, сам предложил помощь. У него нет причины вредить ей или уходить. Да, он всей душой любит ту, кем наверняка пугают юных охотников, формируя в них ненависть к японской снежной деве. Да, он ненавидит Престона, хотя видел его мельком один раз в жизни и знаком с ним лишь по словам других. Но это всё не значит, что он не может проникнуться к трансильванской смелой девушке, переступившей через себя, чтобы помочь нагвалю. К девочке, которая слишком рано стала взрослой, а теперь ещё и потеряла дорого ей человека. Нет. Не потеряла. Юный Крамер жив и...

- Он вернётся в город, - уверенно сказал англичанин, - Его притянут воспоминания и незавершенные дела. Мы же оба понимаем, о ком я, и как мне от этого не по себе? Ю себя в обиду не даст, но она будет избегать сильного вреда другому до последнего, - Оаклиф был в этом уверен, - Только Ньютон. В таком состоянии он может перейти все границы и пострадать. Я правда могу вернуть его обратно в сознание, а дальше делай с ним, что хочешь. Будет справедливо, если он сначала осознает, что успел натворить, а уже потом судьба решит, как ему за это отплатить. Если ты всё ещё готова говорить со мной, то я расскажу, что для этого всего надо. 

Отредактировано Alfred Oakleaf (09.12.2018 20:56:58)

+3

10

Вы знаете, что означает фиолетовый?
Фиолетовый — последний цвет радужных цветов.
Фиолетовый означает, что я буду доверять тебе долгое время.
© Ким Тхэ Хён

Юная охотница уже пожалела о своей реакции, которая оказалась, работала быстрей всех мыслей, что крутились в голове. Она действительно была крайне честной, понимая, как возможно все скажется, но мужчина, кажется, знал каждое её слово наперед. Он даже не стал сворачивать все их наполеоновские планы, он остался рядом, и это еще больше смущало охотницу. Она никогда не чувствовала себя неловко, а сейчас все чувства обострились. Все сигналы её тела кричали об опасности, она была напряжена, как стрела, которая выстрелить. Только вот новых ранений Бренда не желала.

Неожиданный смех заставил девушку вздрогнуть, но ноги вросли в пол, она продолжала стоять, обнимая себя. Она понимала друида, пусть не полностью, не совсем, но понимала. Сейчас, к сожалению только этим Бренда и могла ему тоже помочь. Ведь он тебе доверяет, такое не говорят всем направо и налево, такое открывают не каждому охотнику.

Серьёзный тон заставил трансильванку поднять глаза на друида, вслушиваясь в слова. Не так-то легко сломать себя, заставить поверить мужчине и тем самым предать всех охотников. Такое не делает за раз, за неделю или несколько дней знакомства. Вот и Бренда не могла, так просто отбросить все слова Престона, все его нравоучения, постулаты и законы. Ведь долгое время лишь ему одному она верила беспрекословно. Она не могла отречься от него. Не могла. И сейчас ей было почти физически больно. Я ничего не знаю о «чувствах» лисиц, - хотела бы выкрикнуть школьница. Зло, едко, с долей сарказма. Но сдержалась, прикусив язык.

- Не напугал, - прошептала Бренда, продолжая держать зрительный контакт. – Скорей… обескуражил, - пожала плечами.
Между ними сокращалось расстояние, Салазар отметила это невольно, словно против своей воли. Однако осталась стоять, только крепче сжала пальцы. Она не мучила себя стоянием на месте, она просто все еще была напряжена. Не так-то просто забыть и перешагнуть через себя и, кажется, сейчас Бренда собиралась это сделать. Пока мысленно, почти незаметно, но перешагнуть.
- Ты уверен, что она не убьет ради своего спасения? – уже громче и настойчиво спросила охотница, чуть склоняя голову, чтобы удобней было взглянуть в глаза Альфи. – Особенно, когда Ньют в таком состоянии.

Школьнице было плевать, что, несмотря на весь шок, на все слова она до сих пор переживает лишь о благополучии того, кого возможно уже не увидит прежним. Она не очень-то верила, что Ньют вернётся, хотела, но не могла. Она, конечно, будет ждать, но, сколько она сможет быть в этом состоянии? Сколько она продержится прежде, чем не оставить свой трекер и отправится на поиски? Какой будет дальнейший её шаг, не знала даже сама трансильванка, что уж говорить о других.

- Я готова говорить с тобой. Я даже не отвернусь от тебя, - тихо прошептала Бренда. Её глаза вдруг прошлись по комнате, она кусала губы, в поисках нужного ответа. Только не дави на меня, не дави, молчи, - молилась девушка, собираясь с силами. Она сильней сжала свои руки, понимая, что наверняка останутся следы от ногтей на смуглой коже. Плевать! – Я, - глаза продолжали прожигать дырку в полу, а затем вернулись к лицу мужчины. Она словно взвешивала, сможет ли он вынести то, что она собирается сказать, словно прикидывая, как он отреагирует, – верю тебе. Верю.
Внутри что-то надломилось, сделалось больно на короткий ослепительный миг. После стало чуточку легче, просто состояние расслабленности, когда ты уже стоишь перед стволом и готова принять пулю. Как приговоренный после последнего слова, когда лишь свист топора и впереди пустота.

Страшно ли было Бренде? Нет. Сейчас о себе она беспокоилась меньше всего.

+2


Вы здесь » Teen Wolf: SOMNIA » BEDTIME STORY » [11.05.2014] Маленькая британская проблема


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC